Черный Барон

Размер шрифта: - +

IX

Закрытие «чердака» заметно повлияло не только на настроение здешних обитателей, но и на их распорядок дня. Если прежде все стремились поскорее покончить с домашними заданиями, чтобы пораньше подняться на верхний этаж, то теперь здешняя "элита" откровенно не знала, чем себя занять. Угрюмые, они бесцельно бродили по коридорам, мысленно проклиная ненавистного стукача.

В компании Миланы тоже царило непривычное напряжение. Со стороны казалось, что рассорившиеся девушки наконец подружились, и Джоконда больше не числится среди неугодных, однако это было не совсем так. Примирение между ними состоялось почти сразу же после той отвратительной выставки. Вот только Катя подошла к своей обидчице первой, а не наоборот.

Милана вела себя сдержанно и за все время их разговора так ни разу не извинилась. Она смотрела на свою серенькую подругу с долей презрения, словно делала одолжение, уделяя ей минуту своего драгоценного времени. Катя это чувствовала, однако все же пересилила себя и сама извинилась, если случайно чем-то обидела свою подругу. Милана выдавила из себя снисходительную улыбку, мол, проехали: она, как истинная королева, прощает оклеветанных.

Однако с того злосчастного дня рождения Катя не могла не замечать холодности со стороны подруг. Возможно, Милана даже не подговаривала их, они сами подстраивались под поведение своей предводительницы и тщательно копировали ее настроение. Дружить против кого-то всегда интереснее, и особенно ярко это проявляется в женских компаниях. Появилось негласное правило – тихо посмеиваться, когда Катя приближалась к ним, резко обрывать разговор и начинать перешептываться.

Вот и сейчас, сидя в библиотеке, Джоконда едва ли не кожей ощущала сгустившееся напряжение. Сегодня ее общение с Миланой ограничилось брошенным в ее сторону «привет», и остальные девочки тоже разом сделались поразительно необщительными. Впервые за время пребывания в интернате Катя чувствовала себя настолько одинокой.

Прежде ей казалось, что она относится к интровертам, которые легко могут пережить отсутствие друзей. Но так кажется всегда, когда эти самые друзья - не суть, хорошие или плохие, существуют. Куда страшнее внезапно обнаружить себя в прежнем окружении и понять, насколько далеки эти люди. То, что когда-то выглядело общим и нерушимым, вдруг оказывается чем-то пустым и незначительным. Прежние шутки, которые были смешными, больше не вызывают улыбки. Прежние разговоры не затягивают водоворотом слов. Остается лишь понимание, что стоишь на обочине, казалось бы, знакомой дороги, но абсолютно не знаешь, куда идти.

Катя сидела подле своих подруг, чувствуя себя чужой и ненужной. За час, проведенный здесь, никто не обратился к ней и не попытался поддержать разговор. Все общались между собой, при этом совершенно не реагируя на ее слова. Алина и Ира вполголоса высмеивали Машу, которая обзавелась довольно неказистым для ее «уровня» парнем. Затем разговор девочек переключился на Олега, который якобы сходит с ума из-за расставания с Миланой. Та лишь тихо посмеивалась на эти заявления, а ее подруги старались еще больше, желая польстить своей «королеве».

Ира в свою очередь вспоминала Ивана. Девушка надеялась, что это друзья так влияют на его отчужденное поведение по отношению к ней. Но на самом деле парень сам едва ли не в открытую называл ее тупой уродиной и высмеивал перед остальными ребятами. Пуля видел подле себя только Алину, которая прекрасно это знала и за глаза от души хохотала над своей безмозглой подругой.

Возможно, если бы Ира перестала вестись на советы своих более красивых подруг, она смогла бы найти себе парня чуть попроще. Например, Енота. Игорь не был плохим, и он тоже явно мечтал обзавестись какой-нибудь девушкой. Однако Милана и Алина уверенно советовали ей покорять Сенатора или Пулю. В крайнем случае, Рому, хотя про последнего говорили, что ему нравится одна девчонка постарше. Впрочем, все эти советы давались исключительно с одной целью: посмеяться над очередным провалом подруги.

Слушая болтовню Иры, Катя не сразу заметила, как к ней приблизилась Марья Филипповна. Девушка с удивлением посмотрела на воспитательницу, на лице которой сияла улыбка, и почему-то невольно улыбнулась в ответ. Затем взгляд Кати задержался на зеленой папке в руках женщины, и она сразу же поняла, о чем пойдет речь. Сердце девушки забилось чаще, и она даже не обратила внимания, как ее подруги разом умолкли и с интересом уставились на преподавательницу.

В этот момент женщина протянула Кате папку и, улыбаясь, радостно произнесла:

– Возвращаю с хорошими новостями. Твои работы показались ему интересными, так что с третьего сентября будешь ходить на занятия. Три раза в неделю. В группе восемь учеников, и тебе нужно будет догнать их. Поэтому предупреждаю сразу: вначале будет трудно, и к тебе будут особенно строги. Справишься?

– Постараюсь! – радостно и в то же время взволнованно воскликнула Катя. Она крепко прижала к груди папку с рисунками, словно в них заключалось самое дорогое в ее жизни. Наверное, в этот миг это и впрямь было самым ценным. Катя не обольщалась на свой счет, думая, что ее работы покорили известного художника. Наверняка, это был акт благотворительности, один из тех, что совершают успешные люди, стремясь улучшить свою репутацию или, что реже, действительно желая помочь. В любом случае это был шанс, и, наверное, впервые в жизни отсутствие семьи принесло Кате что-то еще, кроме пустоты и разочарований.

Не помня себя от радости, девушка даже не заметила, как по щекам потекли слезы. Она постоянно повторяла слова благодарности, и Марья Филипповна, не ожидая столь сильных эмоций от обычно сдержанной воспитанницы, сама почувствовала, как ее глаза увлажнились. Женщина ласково обняла Катю и с улыбкой произнесла:

– Мечты сбываются, милая. Может, не все и не сразу, но сбываются. Главное, идти за ними и прикладывать все усилия, чтобы их догнать.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться