Черный Барон

Размер шрифта: - +

X

У каждого однажды наступает момент, когда хочется сбежать, но не у каждого находится возможность это сделать. Иногда уйти не позволяет совесть, иногда – обязанности, а иногда – высокий сетчатый забор ярко-зеленого цвета. Где-то за ним расположился другой мир, живой и настоящий, и в этом мире обитают люди, совершенно не похожие на тех, которые ограничены этим забором. По ту сторону зеленой сетки мечты сбывались, в то время как здесь они тускнели, крошились и в конце концов рассыпались в пыль.

Катя Белова усвоила это, как никто другой. Если бы не автокатастрофа, девушка никогда бы не узнала, что мир вообще может быть разделен забором. Но всё случилось так, как случилось.

Кате было восемь, когда ее привезли в детский дом и сказали, что с этого дня она будет жить здесь: сестра ее погибшего отца отказалась приютить у себя маленькую племянницу. Да, первое время тетя Агнесса навещала ее, приносила игрушки и конфеты, даже обещала забрать к себе. Однако спустя несколько месяцев визиты внезапно прекратились, и Катя поняла, что теперь ей придется учиться жить в новой семье.

Правда, семья эта была странной: она состояла из одних детей…

На часах было около девяти вечера, но Михаил Юрьевич все еще сидел за столом, склонившись над очередным кроссвордом. Катя сомневалась, что сторож забыл, что она до сих пор находится на улице. Скорее всего, он сам захотел позволить ей побыть наедине со своими мыслями. Вот только все мысли были заняты произошедшим сегодня днем. Катя с содроганием прокручивала в памяти тот момент, когда ее лучшие подруги перевернули на нее ведро с грязной водой. Девушка даже не представляла, что может быть что-то еще более унизительное, чем оскорбительное слово на лбу и «картинная галерея», которую ей организовала Милана. Но «королева» недаром славилась своей изобретательностью. Она умела уничтожать своих врагов медленно, смакуя каждый момент. Иногда Милана нарочно временно забывала о своей жертве и даже теплела к ней, чтобы немного обнадежить, а потом устраивала нечто особенно изощренное.

Тем временем Дима и Олег находились в коридоре второго этажа. Пока Рома, Иван и Игорь сидели в компьютерном классе, беспечно играя в какую-то стратегию, Койот и Сенатор прикидывали, как начать общаться с Катей, чтобы та сама захотела остаться в их компании. Зная характер этой девчонки, оба были уверены, что она откажется проводить с ними время. И тогда столь полезный уговор с Михаилом Юрьевичем полетит псу под хвост.

–  Тебе с Джокондой надо сейчас говорить, а то потом поздно будет, и Цербер тупо не выпустит,  –  лениво произнес Койот, обратившись к своему другу. По лицу Димы было ясно, что он и сам это прекрасно понимает.

–  Я думаю, что сказать ей. Не могу же я просто так подвалить.

–  Да какая разница, что ты ей скажешь. Смотри по ее настроению. Мне что, тебе текст написать? –  с этими словами парень снисходительно усмехнулся. Самому ему было гораздо проще сходить к Джоконде – они ведь уже общались. Но, учитывая сложившиеся обстоятельства, пришлось поручить это занятие своему менее опытному другу.

–  Ну а ты бы с чего начал? – на лице Димы отразилась досада: приперло же Церберу придумывать всю эту фигню. И, главное, почему он не обратился непосредственно к самому Олегу или тому же Ивану, почему именно к нему?

–  А что там начинать? Скажи ей, что она красивая или еще что-то в этом роде. Телки на это ведутся.

–  Может, тогда сразу в ЗАГС пригласить? – Дима еще больше помрачнел, злясь на идиотский совет друга. – Я не знаю, о чем с ней поговорить! Может, спросить, что за фигня у нее с Миланкой творится?

–  Как вариант, –  согласился Олег. – Только она не скажет. В прошлый раз она пришла к нам только потому, что хотела помириться с Миланкой. Я бы на твоем месте…

В ту же секунду Койот прервался, заметив в коридоре Иру. Девушка в который раз разыскивала Пулю, чтобы поговорить с ним. Она выглядела заметно расстроенной после очередной насмешки Миланы, мол, после позора с Иваном с тобой ни один нормальный парень даже говорить не будет. Поэтому девушка откровенно растерялась, когда Дима внезапно окликнул ее.

–  Ты Катю не видела? – спросил он, и этот вопрос удивил Иру еще больше. Во-первых, ее поразило то, что, спрашивая о Кате, Дима назвал Белову по имени, а не Джокондой. И, в главных, с каких это пор Сенатору небезразлично, где она находится?

Мысль об Иване сразу отошла на второй план, так как Ира почувствовала, что сейчас доставит Милане крайне интересную сплетню. И, быть может, даже ненадолго станет ее любимицей.

–  Не видела, – с улыбкой отозвалась Ира. – А зачем она тебе?

Она с любопытством смотрела на Диму, словно желала прочесть в его глазах ответ. Но парень проигнорировал ее слова.

–  Можешь позвать ее, если она в спальне?

–  Да нет ее в спальне, – хихикнула девушка. – Я только что оттуда. Ее даже в женском коридоре и библиотеке не видели. Небось опять сидит одна на улице, как лохушка. А что случилось? Может, мне передать ей что-то, если увижу?

Но Дима вновь не ответил. Он открыл окно и, выглянув во двор, какое-то время всматривался, сидит ли кто-то на скамейке под кронами деревьев. Да, кажется, кто-то был. Скорее всего, действительно Катя, так как Цербер просто так никого не выпустит.

–  Тогда я к ней, –  произнес Дима, обратившись уже к Олегу, на что Койот преспокойно кивнул. Ира с недоумением посмотрела Лескову вслед, после чего развернулась и поспешила обратно в спальню для девочек, где сейчас находились Милана и Алина. Она не знала, как девушки отреагируют на такую новость, но уже предчувствовала, что королева рассердится. Милана обожала хвастаться своими поклонниками, и, насколько Ире не изменяла память, Сенатор уверенно числился среди них. Вот только после случая с «выставкой», он вдруг проявил характер и начал заступаться за Катю. И сейчас интересовался ею явно неспроста. Быть может, невинная серая мышь больше не такая невинная?



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться