Черный Барон

Размер шрифта: - +

XI

Возможно, инцидент на алгебре можно было легко списать на шутку, понятную только Сенатору и Койоту, вот только на следующем уроке Катя и Дима вновь сидели вместе. То и дело они переговаривались и даже обменивались улыбками, что еще больше озадачивало одноклассников. Кто-то еще надеялся, что поведение Сенатора попросту вызвано его желанием поглумиться над доверчивой Джокондой, однако все больше людей считало, что дело именно во взаимной симпатии.
Милана была одной из тех, кто интересовался новоиспеченной парочкой больше всего. Сочетание этих двоих вместе не просто не нравилось ей, оно раздражало. Дима был ее парнем, пускай запасным, но раздавать своих ухажеров бывшим подругам девушка просто так не собиралась. Она пыталась понять, в какой момент Сенатор и Катя начали встречаться. Возможно, что-то завязалось между ними в день рождения Миланы? Ведь почему-то Дима вступился за нее из-за ее дурацких рисунков? Однако, когда Милана спрашивала Джоконду о ее симпатиях, та уверенно сказала, что в интернате обитают одни идиоты. Интересно, насколько это высказывание понравится Диме? А если его еще немного приукрасить? Может, действительно стоит донести до мальчика то, что о нем думает его возлюбленная? Милана, определенно, намеревалась это сделать. Но для начала ей хотелось немного позлить Катю. Не мог же Дима и впрямь за один день влюбиться в эту дурочку и выбросить из головы ту, на которую заглядывался уже второй год. Впрочем, его тоже можно было понять: лучше синица в руках, чем журавль в небе.
Эти мысли успокаивали Милану, однако она все-таки поинтересовалась у Олега по поводу занимавшего ее вопроса. Девушка подошла к нему на перемене и, взяв его за руку, отвела в сторону, чтобы Иван и Рома не слышали их разговора. Она с Койотом все еще официально числилась в ссоре, но в этот раз Милана решила не напоминать парню об этом.
- Я скучаю, - тихо произнесла она и к своему удовольствию заметила, что снисходительная усмешка исчезла с губ Олега. – Так по-тупому расстались. Все парочками ходят: Алинка с Максом, Машка с Вадиком, Катька с Димкой, одна я как дура. Ты больше меня не любишь?
Да, все же ее слова произвели нужный эффект. Милана в очередной раз убедилась, насколько сильно ее влияние на Олега. Теперь парень выглядел несколько растерянным, но в глубине его глаз вспыхнула радость. Он не ответил на ее вопрос, лишь обнял за талию и, притянув к себе, прижался губами к ее губам. Милана жарко ответила на поцелуй, не сильно стесняясь всеобщих взглядов. Затем, отстранившись, она рассмеялась и чуть тише произнесла:
- Если бы не идиот, из-за которого закрыли чердак, я бы затащила тебя туда на следующей перемене.
Олег улыбнулся.
- Не волнуйся, я нашел способ вычислить крысу. Подожди еще пару дней, и я назову тебе его имя. А что касается следующей перемены...
Олег вновь потянулся было поцеловать девушку, но она накрыла его губы кончиками своих пальцев.
- Подожди! А как ты собираешься его вычислять? Никто же не видел этого придурка!
- Такса видел. Зачем изобретать велосипед, если можно спросить напрямую? Через пару дней он припрется за расчетом, так что скоро все выяснится.
- А вдруг он не скажет? – усомнилась Милана.
- Скажет. Ему больше нечего терять. За косарь-полтора он родную мать продаст, не то что пацана, из-за которого его лишили работы.
Милана довольно ухмыльнулась. Что-что, а ей самой нетерпелось поскорее расправиться со стукачем, и она уже не раз прокручивала в голове возможные варианты мести. То, что Олег определил пол стукача, несколько разочаровало девушку. Все это время она подозревала исключительно Катю. Во всяком случае Милане чертовски хотелось, чтобы предателем оказалась именно неугодная ей подруга. Впрочем, в этих подозрениях тоже была своя логика. С вечеринки Катя ушла раньше всех, и, возможно потому, что Дима назначил ей торопливое «романтическое свидание» в одной из туалетных кабинок. Когда она пришла, Лескову уже хорошенько досталось от Виктора, и она бросилась к Таксе. А сейчас Дима начал в открытую встречаться с ней, потому что чувствует себя виноватым за то, что из-за него Катя теперь числится крысой.
- А с каких пор Джоконда и Сенатор вместе? – как бы невзначай поинтересовалась Милана. Дима и Катя как раз показались в коридоре, поэтому этот вопрос прозвучал кстати.
- С алгебры, - Олег усмехнулся. Все-таки его девушка была чертовски любопытной. На красивом лице Миланы отразилась сосредоточенность, словно она пыталась разгадать какую-то сложную загадку, и ответ Койота ее не слишком удовлетворил.
- Я серьезно! Дима – симпатичный мальчик, мог бы себе и получше найти. А у Джоконды сейчас не самая лучшая репутация. Она – отстой, зачем ему с ней позориться? Поговори с ним, жалко мальчика.
- А не ты ли организовала эту самую репутацию? – Олег весело осклабился, и Милана рассмеялась в ответ.
- Джоконда уже давно бесит. Строит из себя не пойми кого, хотя одевается как чучело и выглядит не лучше. А в последнее время так вообще зазналась. Марья Филипповна организовала ей учебу у какого-то художника, якобы он ее рисунки заценил. Так теперь она пальцы гнет, типа самая крутая. Но мне кажется, она вылетит оттуда уже на второй день. Вон сколько таких Кать сидит на Невском...
Койот пожал плечами. Причина конфликта между Миланой и Катей по-прежнему была ему непонятна. Вроде бы все уже забыли о его дурацком подкате к Джоконде, но почему-то Милана продолжала вести боевые действия. Может, Катя и впрямь зазналась и вела себя с Миланой пренебрежительно? Впрочем, об этом уже не узнаешь.
Похожей разведкой занималась и Алина, разве что обратилась она непосредственно к Ивану. Она нашла парня во дворе, спрятавшимся за деревом, где он быстро докуривал сигарету, пока никто из воспитателей не застукал его за этим занятием.
- Чего тебе? – резко спросил Иван, вздрогнув от неожиданности, когда девушка окликнула его. Он потушил сигарету о ствол дерева и бросил окурок в дупло, которое с незапамятных времен использовали в качестве пепельницы. В отличие от Олега, который с легкостью прощал своей девушке все ее выходки, Иван помнил свои обиды. То, что Алинка теперь гуляла с Максом, чертовски злило его, поэтому ее появление не вызвало у него приветливой улыбки.
- Дай сигарету, - попросила Алина, словно не замечая недружелюбный тон парня. Иван протянул ей пачку сигарет и зажигалку. Прикурив, девушка сделала долгожданную затяжку и насмешливо спросила:
- С каких пор твои друзья зависают с отстоями? Над вами уже все ржут.
- А твое какое дело? – грубо ответил Иван. Он прекрасно понимал, что наличие Кати в их компании не может не повлиять на их репутацию, тем не менее перед своей бывшей девушкой он решил этого не показывать.
- Большое! – ответила Алина. – Ты – мой бывший. И, если ты скатишься в отстои, я в жизни этого не переживу. Сначала ты с Иркой позоришься, теперь Джоконду в свою компанию приютил. У меня с Максом не очень клеится, и я постоянно сравниваю его с тобой. Но фишка в том, что в последние дни ты начал резко падать в моих глазах.
- А мне пофигу, как я выгляжу в глазах какой-то шалавы, - последовал ответ. – Ты выбрала Клеща, вот и вали к нему.
- Даже так? – хохотнула Алина. – А не ты ли какое-то время назад умолял меня вернуться?
- Все иногда тупят, - философски заметил Иван. Не дожидаясь ответа он молча направился обратно в здание. По его лицу трудно было сказать, о чем он сейчас думает, однако слова Алины о том, что сейчас над ними все смеются, все же задели его. Надо бы поговорить с Лесковым, чтобы не портил себе репутацию, общаясь со всякой швалью, а заодно не позорил их компанию.
Не менее озадачены поведением Димы были Рома и Игорь. То и дело кто-то подходил к ним с вопросами по поводу происходящего, особенно Ира, но парни не знали, что отвечать. Рома молча пожимал плечами и старался поскорее ретироваться от особо любопытных, в то время как Игорю, напротив, всеобщее внимание только льстило. На какое-то время ему даже стало плевать на истинные мотивы Димы, достаточно было делиться своими предположениями и смеяться с девчонками, которые немедленно окружили его.
Что касается лидера их стаи, то Олег по-прежнему на любые вопросы друзей толком не отвечал, прикидываясь, будто ему самому ничего неизвестно. Иван, конечно же, ему не верил. Олега он знал, как никто другой, и Койот никогда бы не был так спокоен в подобной ситуации. Он бы первым затащил Лескова куда-нибудь за угол и вытряс из него хоть какое-то адекватное объяснение.
Своего наивысшего пика сплетни достигли тогда, когда во время обеда Катя села с Димиными друзьями за один стол. Тем самым она ясно дала понять, что теперь официально вписана в их компанию. Девушка устроилась между Димой и Ромой, и со стороны могло показаться, что за этим столом царит обычная атмосфера, однако Катя заметно нервничала. Она чувствовала на себе всеобщие взгляды и прекрасно знала, что все перешептываются за ее спиной. Джоконда впервые отсела от Миланы и своих подруг, и те восприняли это не иначе как вызов. Однако и компания Димы не торопилась принять ее. Парни, если и общались, то преимущественно между собой. Енот с любопытством переводил взгляд с лица Димы на лицо Кати и обратно, и, наверное, впервые за долгое время происходящее интересовало его куда больше, чем котлета, сиротливо остывающая в его тарелке. Рома на данный момент был единственным после Димы, кто пару раз пробовал заговорить с Катей. Преимущественно они обсуждали ее рисунки, но уже через несколько фраз Рома выдохся и умолк. В свою очередь Иван даже не пытался казаться дружелюбным. После разговора с Алиной мысли о том, что теперь все смеются над ними, никак не выходили из головы. Наличие Кати за их столом откровенно раздражало его.
- Все нормально, Иван? – неожиданно обратился к нему Дима. Его взгляд вдруг сделался цепким, словно он почувствовал настроение друга. Пуля усмехнулся.
- Это ты мне скажи, друг, - тихо ответил он, и внезапно в его голосе послышались металлические нотки. Игорь немедленно насторожился, боясь упустить хоть какую-то мелочь в таком интересном моменте. Рома нахмурился, и в его глазах отразилось непонимание. В свою очередь «вожак стаи» с трудом подавил смешок. Иван напоминал грозовую тучу, которая готова была обрушиться на Лескова и его подружку. Однако пока что Олег решил не вмешиваться: пусть парни сами разбираются, тем более, что Джоконда наверняка оценит эту стычку. Милана обожала подобные ситуации, и Кате тоже должно это польстить. Вот только Кате не льстило. Она переменилась в лице и в тревоге взглянула на Диму, прекрасно понимая, что Иван злится из-за нее.
Лесков спокойно отложил вилку и, ухмыльнувшись, спросил:
- А что ты хочешь от меня услышать... Друг?
Он почти идеально скопировал интонацию Ивана, и Олег вновь с трудом сдержался, чтобы не засмеяться. Знал бы Иван, что Димка изо всех сил пытается выбить им возможность гулять летними ночами, никогда в жизни не вел бы себя таким образом. Рома и Игорь в свою очередь не понимали, почему Олег до сих пор не вмешался? Обычно Койот всегда пресекал подобные разборки, мол, нечего между собой гавкаться. Но сейчас Олег занял выжидательную позицию, и его губы то и дело норовили растянуться в веселой улыбке. Возможно, он сам был недоволен новой подружкой Лескова, но хочет, чтобы первыми свое недовольство выразили остальные участники стаи?
И Иван как раз начал заводиться.
- Да ты мне многое можешь рассказать, - с насмешкой произнес он и, тоже отложив вилку, откинулся на спинку стула. Теперь он смотрел на Диму уже с вызовом. - Например, с каких пор она сидит за нашим столом?
С этими словами Иван красноречиво покосился в сторону Кати, и девушка в который раз пожалела, что поддалась на уговоры Димы и села рядом с ним.
- Нам отсесть? – внезапно голос Лескова прозвучал неожиданно мягко, словно он действительно спрашивал у Ивана позволения остаться за общим столом. Его тон несколько обезоружил Пулю, а это непривычное из уст Сенатора «нам» и вовсе озадачило. Иван бросил быстрый взгляд на Олега, пытаясь понять, как реагировать на подобное заявление, но Олег лишь прикрыл губы ладонью, снисходительно наблюдая за своими друзьями.
- Д-д-да хв-в-ватит в-в-вам! – выдавил из себя Рома. Проклятое заикание вновь появилось в его речи, и Цой покраснел. Иван молчал, но, когда Катя уже собиралась было подняться с места, чтобы уйти, он нехотя произнес:
- Это не предъява, если что. Просто я привык, когда все понятно.
- А что непонятного-то? – Койот все-таки вмешался. – Если хочет сидеть с ней, пусть сидит. Она никому не мешает, а Сенатор – один из нас. Что за тупой базар развели?
- А вы теперь вместе, да? – этот вопрос давно вертелся у Игоря на языке, и он наконец нашел момент, чтобы задать его Диме. Услышав это, Лесков немедленно переменился в лице. Его напускное спокойствие тут же исчезло, и он нахмурился. Сейчас Дима едва сдерживался, чтобы не ответить грубо, но, помня, что тут находится Катя, поменял свой заготовленный в пылу злости ответ на что-то менее однозначное.
- Мне не нравится, что ее достают, - произнес он. - Надеюсь, на этом вопрос закрыт. Что делаем после уроков?
Дима перевел тему так неожиданно, что Игорь не успел придумать очередной уточняющий вопрос. Иван пожал плечами и предложил посидеть во дворе, Рома уже без заикания что-то бросил по поводу компьютерной «стрелялки», а Олег с уже нескрываемой иронией посмотрел на Диму. Катя тоже то и дело растерянно поглядывала на своего защитника. После этого разговора есть совершенно расхотелось, и теперь девушка лишь для вида ковыряла свою котлету. В голове вновь не укладывалось поведение Сенатора. Он заступился за нее перед лучшими друзьями и даже захотел отсесть вместе с ней. Что это могло значить? От Кати не укрылось, как Дима переменился в лице, когда Игорь спросил его напрямую на тему его отношения к ней. Лесков разозлился и смутился одновременно. Не рассмеялся и не попытался отшутиться. Почему? Может, она... действительно ему нравится, но он пока не готов в этом признаться?
Катя вновь бросила на Лескова осторожный взгляд. В этот миг она впервые поймала себя на мысли, что находит его симпатичным. Даже красивым.На его скуле все еще красовался синяк, оставленный Виктором, на губе темнела кровавая ссадина, но сейчас Катя впервые по-настоящему разглядела этого парня. Она столько раз рисовала его, потому что ей нравились черты его лица, но свою симпатию она списывала исключительно на свои художественные предпочтения. Теперь же Катя увидела характер Димы. Он не отступал от своих убеждений и готов был поругаться даже со своими друзьями, лишь бы отстоять их.
Дима почувствовал на себе изучающий взгляд девушки, но, когда он посмотрел на нее, она сделала вид, что смотрит в окно. Сам он все еще злился на Ивана с его дурацкими претензиями, но еще больше Диму вывел из себя Игорь. Почему-то Еноту всегда нужно было знать, кто с кем встречается, словно он был какой-то любопытной старушенцией, которая выведывает новые сплетни с целью обсудить их с другими старухами. И надо было ему озвучивать подобный бред? Он, Лесков, изо всех сил старается устроить им летние прогулки, а этот идиот несет какую-то несусветную фигню. И Олег тоже хорош. Вместо того, чтобы вовремя заткнуть его, сидит и ржет, словно тут анекдоты травят. О том, что могла подумать сама Катя, Дима не сильно заморачивался. Наверняка, как Миланка, чувствует себя довольной, что два парня из-за нее немного сцепились. К тому же сегодня пока что никто не посмел сказать ей в лицо какую-то гадость, а это означало, что Джоконда наверняка оценила свое новое положение.
После уроков кто-то из их компании, например Иван и Олег, действительно направились во двор, чтобы покурить и поболтать со старшими ребятами, а кто-то, например, Рома и Игорь пошли в компьютерный класс, желая опробовать новую «стрелялку». Но Дима не присоединился ни к тем, ни к других. Вместо этого он направился в библиотеку разыскивать Катю, которая после последнего урока едва ли не бегом покинула класс. Лесков снова настаивал на том, чтобы она проводила время с ним, но девушка сослалась на то, что совершенно не понимает алгебру, и ей нужно хоть немного подготовиться к заключительной контрольной. На самом деле ей хотелось побыть наедине с собственными мыслями и разобраться в своих чувствах.
Спустя полчаса, проведенных в тишине библиотеки, Катя почувствовала себя немного лучше. Нервное напряжение наконец отступило, и она с облегчение заметила, что сидящие в читальном зале несколько отстоев совершенно не обращают на нее внимание. Три девушки писали сочинение по литературе, а Артем старательно готовился к контрольной по химии, что несколько забавляло. По этому предмету у него была очень высокая успеваемость, поэтому то и дело парня отправляли на различные конкурсы. Артем даже представлял Россию на международной олимпиаде по химии среди школьников, где занял почетное третье место.
Катя открыла учебник по алгебре и уже собиралась было начать просматривать наиболее непонятные темы, как дверь в библиотеку открылась, и в проеме появился Лесков. Он скользнул быстрым взглядом по помещению, разыскивая Катю, и довольно ухмыльнулся, увидев ее удивленное выражение лица. Когда он сел рядом с ней, девушка почувствовала, что ее бросает в жар. Щеки почему-то предательски вспыхнули.
- Ты меня преследуешь? – спросила она, стараясь, чтобы ее голос не слишком выдавал ее истинные эмоции.
- Насколько мне известно, библиотека не является твоей собственностью, - Дима весело улыбнулся, снисходительно посмотрев на смущенную девушку. На самом деле ему самому не слишком улыбалось постоянно ходить с ней, однако на удивление Катя не раздражала его. С ней даже находилось о чем поболтать.
- Я просто хочу понять, почему ты сегодня такой странный, - все-таки Джоконда решила перевести разговор в интересующее ее русло. – Мы ведь прежде никогда особо не общались.
- Ну, прежде ты никогда не врывалась в мужскую спальню и не обращалась ко мне лично.
- Так все же из-за этого... – Катя улыбнулась. Чуть помолчав, она добавила: - Я не хочу, чтобы ты ссорился из-за меня со своими друзьями.
- Я не ссорился, - последовал спокойный ответ. – Не преувеличивай свою значимость, Джоконда. Тебе только кажется, что что-то изменилось.
Но вот Дима улыбнулся, и его слова приняли дружелюбный окрас.
- Целый день ты преследуешь меня, как тень отца Гамлета, а сейчас говоришь, будто ничего не изменилось? Не подумай, что я против, просто я не верю в случайности.
- Главное, что ты не против, - отмахнулся Лесков. – Там что там у тебя с алгеброй?
- Взаимная антипатия, - Катя чуть нахмурилась, с досадой взглянув на ненавистный учебник. – Как в ней вообще можно что-то разобрать? Если бы не ты, я бы провалила сегодняшнюю проверочную и наверняка провалю контрольную. Не знаю, сколько часов нужно молиться, чтобы Алла Георгиевна поставила мне хотя бы тройку.
- Ну давай я попробую объяснить тебе хотя бы последние темы. Контрольная в понедельник, поэтому еще есть время.
Катя недоверчиво посмотрела на Диму. Зачем ему это нужно? Какая радость сидеть в хорошую погоду в библиотеке и объяснять кому-то алгебру?
- Да получишь ты свою несчастную тройку, успокойся, - продолжал настаивать Дима. – Давай, не тяни время. Покажи мне, что тебе наиболее непонятно.
- Всё! – честно призналась девушка. Наверняка, он сейчас решит, что она – круглая дура. Однако Дима не сказал ни слова. Мысленно настроившись на крайне нудный вечер, он открыл учебник на последней теме и начал решать первое, более простое упражнение, попутно сопровождая его объяснениями. Вначале Катя даже старательно пыталась слушать, но вскоре ее мысли улетели от алгебры прочь. Она вновь начала осторожно изучать Диму взглядом. Теперь девушка отметила его длинные ресницы. На ум пришло восклицание Алины, мол, зачем парням такие красивые, в то время, как у большинства девчонок ресницы куцые. Затем Катя вспомнила привычку Димы слегка вскидывать бровь, когда он что-то спрашивает. Как например сейчас...
- Что? – вырвалось у девушки, когда до нее дошло, что Сенатор только что  обратился к ней на самом деле.
- Ты еще здесь? – с иронией поинтересовался он. – Решай давай. Вот этот...
Катя мысленно разозлилась на себя. Сейчас он точно сочтет ее полной дурой, которая даже запомнить ничего не может. Однако девушка все же взяла ручку и начала нарочито медленно записывать уравнение в свою тетрадь.
- Итак, - задумчиво протянула она, мысленно надеясь, что Дима первым не выдержит и начнет подсказывать. Затем девушка заглянула в листок своего «наставника» и, заметив, что уравнения отличаются, немедленно сообщила об этом Диме.
- Ну как отличаются? – воскликнул Лесков. – Абсолютно такая же формула... Смотри еще раз...
Договорить Дима не успел. Дверь в библиотеку открылась, пропуская в помещение тех, кого Катя хотела сейчас видеть меньше всего. Милана, Ира, Алина и Макс весело ухмыльнулись, завидев новоиспеченную парочку.
- Какие люди... – протянула Милана. Она положила на стол библиотекаря книгу, которую собиралась сдать, и смерила Катю презрительным взглядом. Ира и Алина дружно захихикали, предвкушая нечто интересное. Джоконда молчала. Затаив дыхание, она смотрела на бывшую подругу, все еще надеясь, что следом не полетит какое-то оскорбление. Как назло библиотекарь вышла, и теперь ничто не могло помешать возможному конфликту. Но вот Милана написала свое имя и фамилию на листочке и положила его на книгу, давая Кате робкую надежду, что дожидаться библиотекаря она не собирается и вот-вот уйдет.
- А что ты с нами больше не общаешься, Катюша? – немедленно подхватила Алина. – Мы тебя обидели чем-то?
- Я домашку делаю, - как можно более спокойно ответила Катя. Она бросила на Диму быстрый взгляд, но тот выглядел так, словно происходящее его вообще не касается. И слава Богу! Не хватало еще, чтобы он еще перед девчонками ее защищал.
- Сенатор тоже с тобой домашку делает? – усмехнулась Милана.
- Да, - все тем же ровным тоном ответила Катя.
- А с кем ему еще домашку делать? – хохотнул Макс, неспешно приближаясь к столу Димы. - Нормальные девки ему не дают, приходится таскаться с помоечными.
Взрыв хохота со стороны спутниц Макса немедленно оборвался, когда Дима без всякого предупреждения запустил в лицо парня учебником по алгебре. Макс едва успел отбить книгу, и та с грохотом упала на пол.
- Ты охренел? – в бешенстве воскликнул Макс и бросился к Лескову, желая поскорее впечатать кулак в его лицо. Но Дима не был напуган. Сейчас он был слишком зол, чтобы думать о возможных последствиях. Весь день он и так провел на взводе, чувствуя косые взгляды и слушая перешептывания за своей спиной. И сейчас высказывание этого кретина послужило последней каплей. Схлестнуться с Максом один на один не казалось Лескову чем-то серьезным: они были примерно одинаковой комплекции, поэтому шансы на победу у обоих были одинаковыми. Но сейчас Дима не мог думать даже об этом. Он находился в каком-то странном состоянии, в котором видел только глаза своего соперника. Не кулаки, которые могли вот-вот обрушиться на него, а именно глаза. Все остальное ушло на второй план, словно погрузившись в дымовую завесу. В серо-зеленых глазах Макса отчетливо отразился... страх? Нет, это было нечто большее, чем страх. Это была паника. Дима не заметил, как поднялся с места, и осознал, что что-то не так только тогда, когда Макс медленно попятился назад. Парень был бледен, как полотно, его губы дрожали, а затем он поспешно выскочил за двери библиотеки. В помещении воцарилась гробовая тишина. Все растерянно смотрели на Диму, никак не ожидая того, что Макс спасует перед ним лишь потому, что тот поднялся с места. От увиденного Алине сделалось неприятно. Неужели все это время она встречалась с таким трусом? Иван никогда не убегал даже от старших парней, а Макс отступил перед Димой. Димой, который дрался редко и ничуть не лучше своих ровесников! Ладно еще Койот, который постоянно машет кулаками, или Виктор, но Сенатор...
Не произнеся ни слова, Алина вышла следом за своим парнем, потом Милана и наконец Ира. Девушки все еще оглядывались на Диму, не в силах поверить в увиденное. Лесков и сам с трудом понимал, что произошло. Если бы не книга, валявшаяся на полу, можно было подумать, что все это ему приснилось. Катя стояла рядом с ним и теперь осторожно касалась его руки.
- Сядь, Дима, - еле слышно произнесла она. Он посмотрел на ее испуганное лицо, но увидел не только страх. К нему примешивалось легкое восхищение. Оставшиеся в комнате подростки все еще таращились на него. Никто кроме Кати не проронил ни слова.
Дима молча приблизился к книге, одиноко валяющейся на полу, и, подняв ее, как можно более спокойным тоном обратился к Кате:
- Продолжим.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: