Черный Барон

Размер шрифта: - +

XII

Казалось бы, история в библиотеке должна была исчерпать себя в тот момент, когда Макс покинул ее. Однако в любом уважающем себя социуме сплетни имеют свойство распространяться с поразительной скоростью. Уже через час всё обросло удивительными подробностями, словно за случившимся наблюдала как минимум половина обитателей детского дома. Алина лично позаботилась о том, чтобы парень, с которым она только что рассталась, навсегда запомнил последствия своей трусости. В свою очередь Милана рассказала о позорном бегстве Макса Виктору, и тот сначала даже не поверил. Клещ мог спасовать перед старшими парнями, в крайнем случае, перед Олегом, но никак не перед Лесковым. Сенатор никогда не представлял собой серьезную угрозу, и уж тем более после того, как завалился в обморок. Но Милане незачем было лгать. Да и Алина не стала бы просто так рвать отношения с парнем, которого сама добивалась почти четыре месяца.

Виктор и остальные ребята из его компании нашли Макса в мужской спальне. Он сидел на своей кровати, тупо глядя в одну точку, и толком не отреагировал, когда его окликнули по имени. Тогда Виктор приблизился и нетерпеливо толкнул его в плечо.

Клещ затравленно посмотрел на своих друзей и своим взглядом невольно подтвердил худшие опасения своего лидера. Виктор мог игнорировать многое, но только не трусость. С минуту он презрительно смотрел на Макса, после чего плюнул в его сторону и заявил, что в жизни не встречал подобного ссыкуна. С этого момента унизительное прозвище преследовало Макса до тех пор, пока он навсегда не вышел за двери детского дома.

В компании Олега дела обстояли совершенно иначе. Как и Виктор, Койот так же не сразу поверил в случившееся. Ну не мог Сенатор взять и напугать кого–то только одним своим видом, а уж Макса и подавно. Клещ не боялся драться, и он с легкостью мог поколотить даже такого громилу, как Вадик. Видимо, дело было не в физической силе, а в том, что Дима попросту накопал на Макса какую–то информацию и обещал разнести ее по всем коридорам, если тот не отвалит. Но Милана упорно повторяла, что Лесков вообще не сказал ни единого слова, лишь поднялся с места.

– А потом Клещ увидел в его руке лазерную пушку с оптическим прицелом, – хохотнул Игорь, решив, что серьезное настроение в их компании уж больно затянулось. Однако красноречивый взгляд Олега заставил его немедленно умолкнуть.

– Походу, Лесков слишком вжился в роль, желая понтонуться перед Джокондой, – задумчиво произнес Иван. Затем его губы тронула довольная улыбка. Было приятно осознавать, что один из них поставил на место одного из дружков Виктора, хотя повод, послуживший этому, Ивану по-прежнему не нравился. Что бы там Дима ни говорил, Катька всегда была и будет числиться среди отстоев. Миланка заинтересовалась ею только потому, что ей нравилось, как Джоконда рисует ее портреты. Но, нужно заметить, что главным преимуществом Кати перед другими подругами было ее умение хранить секреты, что напрочь отсутствовало у Иры. Не меньше Милану устраивало в Кате и то, что, в отличие от Алины, девушка никогда не претендовала на ее место и не покушалась на самых классных парней. До того злосчастного дня рождения.

– Лесков понтовался перед Джокондой? Серьезно? – в голосе Ромы послышалось сомнение. – По-моему, там было что-то еще. Невозможно заставить кого-то убежать, только посмотрев на него.

– Почему это невозможно? – снова оживился Игорь. – У некоторых маньяков такой взгляд, что взрослые мужики шарахаются. Может, Димка что-то похожее изобразил? Прикиньте, идет наш Сенатор по лесу...

– Он точно накопал что-то на Макса, – перебил его Рома. – И Макс вспомнил, что Димон может рассказать. Это сто процентов!

– Без вариантов! – согласился Олег. Впрочем, бежать прямо сейчас в библиотеку, чтобы узнавать у друга все подробности, он не собирался. Пусть Лесков еще немного посидит с Катькой, чтобы окончательно закрепить статус героя всея интерната, и тогда летние прогулки им обеспечены…

Настроиться на алгебру у Кати не получалось с самого начала, а сейчас она и подавно не могла сконцентрироваться. Хоть Дима и пытался вести себя так, словно ничего не произошло, девушка заметила, как сильно переменилось его настроение. Ее поразило, что Лесков не только не был горд своей победой, но и выглядел подавленным. Попытки объяснять материал с прежней беспечной веселостью ему уже не удавались: то и дело Дима терял мысль и сбивался. Катя первой предложила прервать этот бессмысленный урок, честно признавшись, что сейчас не в состоянии думать ни о чем, кроме случившегося. Дима попытался отшутиться, но его слова не вызвали у Кати улыбку.

– Я пойду в свою комнату. Хочу еще успеть немного порисовать, пока не стемнело, – произнесла она, поднимаясь с места.

Дима воспринял эти слова с долей облегчения. Он кивнул и, закрыв учебник, протянул его Кате.

– Но ты все равно ничего не поняла, верно?

– Да нет, что-то поняла, но лучше еще повторить, – замялась девушка. – Знаешь что, я попробую сама сделать домашнее задание, а ты... Проверишь? Если захочешь, конечно! А если не захочешь, то не надо! Ты же не обязан. Ты и так в последнее время делаешь для меня слишком много.

В глазах Лескова на миг появилось удивление. Что он такого особенного сделал? Решил за нее пару заданий во время проверочной по алгебре? Так Олег постоянно эксплуатирует его, как раба на галерах, и хоть раз в жизни спасибо бы сказал.

Катя спрятала учебник в сумку и, чуть понизив голос, произнесла:

– Спасибо тебе за Макса.

– У меня с ним свои счеты. Ты здесь ни при чем.

– Все равно!

Дима не ответил, и Катя молча пошла к выходу. Но у двери Лесков внезапно окликнул ее:

– Приди завтра в библиотеку до завтрака. Минут за тридцать хотя бы. Посмотрим, что ты там нарешаешь...



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться