Черный Барон

Размер шрифта: - +

Часть II. По ту сторону зеленой сетки

Медленно догорал сентябрь. Солнечные лучи рассыпались по улицам, все еще напоминая о лете, но тепло их было обманчивым. В порывах ветра уже чувствовалось дыхание осени, и с каждым днем ноты холода звучали отчетливее. Позолоченные кроны деревьев казались ослепительно яркими, словно были задуманы природой для того, чтобы «подсластить пилюлю», прежде чем все обратится в дождь. А пока люди наслаждались последними солнечными деньками. Несмотря на рабочее время, на улице было полно народу. Все куда-то спешили, что-то искали, что-то продавали или стремились купить. Огромный город напоминал потревоженный улей, который толком не спал даже по ночам. К такому ритму сложно привыкнуть. В первое время он сбивает с ног, выпивает силы, кружит голову. Именно так Москва и определяет чужаков.
Во всей этой суете было сложно найти человека, который никуда не торопится. Разве что вон тот молодой человек в сером костюме. Он стоял на мосту уже около десяти минут, облокотившись на перила. У реки было особенно прохладно, но парень, казалось, не замечал холодных порывов ветра. Он задумчиво смотрел на воду, словно на поверхность вот-вот должны были вынырнуть ответы на его вопросы. Внешне парню можно было дать не больше двадцати, однако в нем не чувствовалось юношеской безмятежности, которая свойственна людям его возраста. Он выглядел молодо и взросло одновременно, как человек, который знает о жизни чуть больше, чем положено для счастья.  
От размышлений парня отвлек зазвонивший телефон. Он не успел даже произнести общепринятое «алло», как в трубке уже раздался веселый голос:
- Здарова, Лесков. Ты еще в Белокаменной пасешься или уже в другом месте осел?
Услышав голос Олега, Дмитрий невольно улыбнулся:
- А что, наконец в гости собрался?
- В гости – не в гости, а буду проездом в твоих краях. Так что на следующей неделе можем пересечься. Не знаю, как у меня со временем будет, поэтому наберу тебя, когда разберусь с делами. Я тут с серьезными людьми встречаюсь, так что извиняй, пока что они в приоритете. Как сам-то? Еще не забил на универ?
- Учусь на четвертом.
- Уже на четвертом? Подумать только, сколько времени убил, - усмехнулся Олег. – Брат, я тебе сто раз говорил, заканчивай чертить эту херню, возвращайся в Питер, и я устрою тебя к нормальным людям. Чтобы зарабатывать деньги, образование не нужно. Нужны связи, которых у тебя нет. А у меня сейчас столько бабла, что говорить неловко. Так что подумай еще раз. Иван подтянулся и вообще не жалеет. А ты чего ломаешься? Работаешь где?
На миг Дмитрий заколебался. Да, он работает. К тому же несколько минут назад удалось устроиться еще на одну работу. Однако не на ту должность, которой можно похвастаться перед друзьями. И даже не по профессии, потому что на одну зарплату практиканта и студенческую стипендию выжить в столице у него никак не получалось.
Парень обернулся в сторону здания, из которого вышел полчаса назад. Новый роскошный ресторан в видом на реку был излюбленным местом для встреч сильных мира сего. А ему, Лескову, отведена в этом месте должность официанта.
- Але, ты уснул? – раздался требовательный голос Олега. – Спрашиваю, работаешь где?
- Да... Тоже... у серьезных людей.
- Вот это уже другое дело! – интонация друга зазвучала одобрительно. – Будет забавно, если твои серьезные люди работают с моими, и мне придется с ними встречаться. А заодно и тебя увижу.
- Да нет, я еще не такой..., - Лесков вновь замялся, подбирая нужное слово. – Востребованный.
- Да успокойся, я тоже не сразу начинал. Почти год за сигаретами бегал, да бани со шлюхами заказывал, а сейчас уже подключился. Ладно, поехал я по делам. А ты будь на связи. Давай, брат!
На этом разговор оборвался. Дима спрятал телефон в карман и медленно побрел в сторону метро. С завтрашнего дня у него начинается первый рабочий день, а сейчас ему оставалось только ломать голову, как он вообще уговорил взять его в этот ресторан. У него не было ни должного опыта работы, ни безупречного английского, и менеджер едва ли не сразу сообщил, что он, Лесков, не подходит на эту должность. А ведь тот мужчина еще не знал, в каких условиях рос Дмитрий. О детдоме вообще лучше не упоминать, если хочешь устроиться на работу, которая мало мальски связана с наличными. Внутренне работодатели настораживаются, слыша подобное признание. И если есть менее «проблемный» кандидат, они отдадут предпочтение ему.  
То собеседование напоминало театр двух актеров. Управляющий ресторана, солидный мужчина лет сорока пяти, уже с порога смерил Дмитрия оценивающим взглядом, после чего в его глазах отчетливо отразилось презрение. Голос Анатолия Валерьевича звучал подчеркнуто вежливо и в то же время надменно, отчего парню сразу же стало не по себе. На каждый полученный ответ мужчина снисходительно улыбался, но уже через несколько минут хладнокровно сообщил: вы нам не подходите. Услышав вопрос, почему, Анатолий Валерьевич посмотрел на Дмитрия так красноречиво, словно спрашивать о таком было неуместно и даже глупо. Нельзя ведь уточнять настолько очевидные вещи.
- Но я действительно хочу здесь работать! - воскликнул Дмитрий. - Если бы вы мне дали хотя бы один шанс, я бы...
Именно с этих слов разговор принял совершенно другой окрас. Теперь уже Дмитрий говорил уверенно, глядя собеседнику прямо в глаза, в то время как тот резко утратил свою напыщенность.
- Вы знаете... Если так подумать, а почему бы не дать вам возможность попробовать свои силы? – внезапно залепетал Анатолий Валерьевич. - В конце концов существует испытательный срок. Да. Мне кажется, вы – идеальный кандидат. Надеюсь, вы еще хотите принять наше предложение? Мы бы очень хотели видеть вас в качестве нашего сотрудника.
Голос Анатолия Валерьевича звучал едва ли не заискивающе.
- Меня могут оформить прямо сейчас? При мне все документы, - Дмитрий поразился бы своей наглости, если бы уже не был удивлен настолько сильно.
- Безусловно! – Анатолий Валерьевич поспешно закивал. – Вам будет удобно приступить к обучению уже завтра?
- Завтра будет в самый раз, - ответил Дмитрий.  
- Замечательно! Сейчас мы подготовим договорчик, да-да, надо будет подписать... Вы не очень торопитесь? Надо немного с бумагами разобраться, сами понимаете...
Так происходило уже не в первый раз. Когда разговор принимал неприятный Диме оттенок, его собеседник внезапно отказывался от своего мнения, передумывал и начинал во всем с ним соглашаться. За последнее время это случалось с несколькими преподавателями, с однокурсниками, с коллегами на предыдущей работе, с начальством, с арендодателем... И каждый раз Дима получал или слышал то, что хотел. Правда, спустя несколько часов люди, словно опомнившись, недоумевали, почему переменили свое мнение, но все было уже сделано или сказано.    
Лесков даже пытался разобраться с этим феноменом: прочел несколько книг по психологии, искал информацию в интернете, но нигде не описывался подобный уровень влияния. Точнее, описывался, но приравнивался разве что к гипнозу.
При мысли о том, что он гипнотизирует несчастных людей, Дмитрию стало смешно. Нет, возможно, где-то и существовали такие гении, но их были единицы. Наверняка, они тратили немало сил на то, чтобы развить свой талант, и скорее всего работают в спецслужбах. Но никак не спорят с однокурсниками по поводу общего проекта. И уж тем более не выклянчивают работу официанта. Однако нельзя было не признавать тот факт, что происходящие с Димой случаи были как минимум странными. Их нельзя было предугадать, но все-таки Лесков заметил некоторую закономерность: он добивался своего только тогда, когда испытывал злость или желал чего-то по-настоящему сильно. Сначала собеседник пугался, а потом делал то, что Дима от него хотел. Так было с Клещом во время их ссоры в детском доме, так было и с остальными...
В вагоне метро было довольно многолюдно, но еще не настал тот час, когда люди набиваются настолько тесно, что с трудом можно пошевелиться. Каждый пытался развлечь себя во время поездки как мог: молоденькая девушка, слушая музыку, рассматривала свой маникюр, парень, стоявший рядом с Димой, листал на мобильном телефоне фотографии, женщина, сидящая неподалеку, играла в какую-то игру, похожую на «тетрис». Вскоре в вагон вошел старик, сжимая в руке новенькую газету. Он окинул взглядом вагон, прикидывая, куда бы ему примоститься, но быстро поняв, что свободных мест нет, начал сердито ворчать на девушку с плеером:
- Растишь их, растишь, чтобы потом на старости лет ни один места не уступил. Ничего, доживете до моих лет, узнаете, каково это...
Сидящая рядом с девушкой женщина немедленно поставила игру на паузу и коснулась локтя своей соседки. Та, вытащив один наушник, вопросительно посмотрела на нее.
- К вам обращаются, уважаемая, - укоризненно произнесла женщина, явно не собираясь уступать свое место. Девушка растерянно подняла глаза, пытаясь найти того, кто до нее пытался докричаться через наушники, и посмотрела на старика.
- Ой, садитесь, пожалуйста! – воскликнула она, заливаясь краской.
- Садитесь, пожалуйста, - любезно повторила женщина, решив, что должна контролировать ситуацию до тех пор, пока старик не займет освободившееся место.
Устроившись поудобнее, пожилой мужчина раскрыл газету и углубился в чтение. Дима потерял к нему интерес в тот момент, когда четверо школьников стали протискиваться к выходу, и нужно было еще немного потесниться. Но вот взгляд Лескова снова остановился на газете, на странице которой большими буквами пестрела реклама: «Провидица Стэлла, обладающая даром в четвертом поколении, поможет найти ответы на любые сложные вопросы. Диагностика порчи, магии, прочего негатива, снятие его. Целительство, работа по фотографии, поиск магических сил у клиента. Раскроет колдовской потенциал, обучит, поможет развить способности. Записывайтесь на встречу, предварительно позвонив по телефону...»
 «Неужели к ним еще кто-то ходит?» - подумал Дима. Ему казалось, что все эти экстрасенсы давно уже являются пережитком прошлого, и даже дети не верят этим ряженым клоунам.
Однако, приехав домой и сварив себе пельмени, Лесков уселся с тарелкой за компьютер и ввел в поисковик непривычное слово «экстрасенсорика». Узнай Олег, чем он сейчас занимается, ржал бы в голос, и Дима точно бы его не осудил. Если бы кто-то из его друзей вдруг ни с того ни с сего посчитал себя обладателем сверхъестественных способностей, Лесков веселился бы не меньше.
Вначале поисковик выдавал значение термина «экстрасенсорика» и историю развития практики колдунов, но постепенно появились отзывы людей, столкнувшихся с подобной «магией». Кто-то уверенно утверждал, что все это развод на деньги, но были и те, кто говорил, что с помощью экстрасенса исцелился или избавился от сглаза. Ни то, ни другое Дмитрия не интересовало. Зато заинтересовало все то же объявление, которое он видел в газете. С фотографии на него смотрела полная женщина с длинными черными волосами. Сидела она за столом, уставленным разными «магическими» предметами. Под рекламой было поле для отзывов, и мало кто высказывался об этой женщине с пренебрежением. Дмитрий предположил, что большинство, оставивших здесь свой комментарий, это знакомые ведьмы, но были и те, профиль которых оказалось несложно найти в социальных сетях. Например, профиль девушки пятнадцати лет, которой ведьма помогла раскрыть способности. Или парня, которого вышеупомянутая колдунья исцелила.
Несколько секунд Дмитрий колебался, но затем, усмехнувшись нелепости своих действий, взял телефон и набрал номер, указанный в объявлении. На удивление, его согласились принять уже через сорок минут. Вот только ехать нужно было чуть ли не другой конец города, поэтому пришлось выходить прямо сейчас. Недоеденные пельмени так и остались сиротливо остывать на краю стола.
    Воображение рисовало едва ли не избушку на курьих ножках, в центре которой будет восседать баба Яга, однако место, где работала провидица Стелла, представляло собой маленькое офисное здание. Удивительно стеклянное и современное для того, кто занимался магией. Охранник, стоявший на входе, поинтересовался у парня причиной его визита, после чего, равнодушно бросив «третий этаж, налево», вышел на крыльцо покурить.
    Поднявшись на нужный этаж, Дмитрий удивленно окинул взглядом коридор. Здесь собралось около двадцати человек, преимущественно, женщины. Многие были с детьми. Среди них находилась бледная худая девушка с платком на голове, которая выглядела настолько изможденной, что с первого взгляда на нее становилось понятно, что жить ей осталось недолго. Собравшиеся здесь люди напомнили Лескову очередь в поликлинику, но если там обычно царило оживление, то здесь стояла поразительная тишина. Если кто и смел переговариваться между собой, то делал это еле слышно.
    Дверь в кабинет провидицы приоткрылась, и оттуда вышла пожилая женщина. Глаза ее выглядели заплаканными, но на губах блуждала счастливая улыбка. То и дело она осторожно потирала изуродованные артритом руки, словно не веря в то, что сейчас с ней произошло. Казалось, она боится спугнуть ощущение, подаренное ей колдуньей.
    Несмотря на то, что Дмитрия обещали принять быстро, на деле ему пришлось высидеть в очереди почти два часа. На миг парню даже показалось, что делается это лишь для того, чтобы подчеркнуть занятость экстрасенса, а так же заставить людей наблюдать за выходящими из кабинета счастливыми исцеленными. Когда дверь в очередной раз приоткрылась, и Дмитрий услышал свое имя, он ощутил волнение.
    Кабинет оказался небольшим. Скорее это была малюсенькая комнатушка, совсем не похожая на то, что мы привыкли видеть в офисных зданиях. Не было ни большого стола с компьютером, ни кожаных кресел, ни стеллажей с документами. Посреди комнаты был расстелен большой ковер, на котором валялись подушки. Освещение создавалось только благодаря свечам, пахло воском и какими-то засушенными травами.
<tab>- Садись, - провидица не стала тратить время на приветствия и жестом указала на свободную подушку напротив нее. Карие глаза женщины впились в Лескова пронзительным взглядом, словно пытались заглянуть ему в душу. Было в этом взгляде что-то неприятное, от него делалось не по себе.
<tab>Дима подчинился. Сейчас, сидя напротив этой странной женщины, он все больше начинал нервничать, и колдунья, словно прочитав его мысли, произнесла:
<tab>- Успокойся. Я знаю, что бы волнуешься, но я здесь для того, чтобы помочь тебе. Я знаю, что тебя многое гнетет. Я чувствую это в твоей энергетике.
<tab>Дима на миг растерялся: надо ли говорить колдунье, зачем он пришел, или она уже сама все знает. Но молчание начинало затягиваться, поэтому Лесков все же произнес:
<tab>- Я бы хотел узнать, есть ли у меня какая-то предрасположенность к экстрасенсорике... Или гипнозу, - последнее слово он добавил несколько неуверенно.
<tab>Провидица молчала. Она внимательно смотрела на молодого парня, сидящего перед ней, словно пыталась разглядеть в нем ответ на его вопрос.
- Руку! – произнесла женщина, протянув Дмитрию свою ладонь. Парень послушно коснулся ее руки, уже с долей интереса наблюдая за этими манипуляциями.
- Вижу тяготы... Несчастливый ты, мальчик. Не можешь радоваться жизни по-настоящему, хотя еще совсем молод. Ищешь свой путь, но еще не нашел его. Чувствуешь себя одиноким. В детстве тебя ранил близкий человек.
Женщина замолчала, пристально глядя на Лескова до тех пор, пока он не кивнул.
- Именно поэтому ты ищешь в себе сверхспособности, чтобы защититься от нанесенной в детстве обиды.
После этих слов колдунья поднялась с места и зашла Диме за спину.
- Сиди спокойно! Расслабься. Я должна полностью погрузиться в твою энергетику. Закрой глаза и сконцентрируйся только на своей силе. Вспомни, когда ты впервые подумал о том, что обладаешь способностями.
Парень подчинился.
Несколько секунд колдунья молча водила рукой над головой Дмитрия, после чего произнесла:
- Чувствуешь тепло?
- Нет, - честно ответил Дмитрий.
- Сконцентрируйся! – вновь потребовала провидица. – Чувствуешь?
- Нет, - Лесков чуть нахмурился. Происходящее показалось ему настолько нелепым, что он с трудом подавил смешок. Женщина спросила про тепло в третий раз, и снова ответ не изменился. Тогда колдунья вернулась на свое место и, пристально глядя в глаза Дмитрия, произнесла:
- В тебе нет способностей, мальчик. Ни экстрасенсорных, ни каких-либо еще. Не было и никогда не будет. Гипнозу можно обучиться, но истинным мастером ты никогда не станешь. Не трать на это время, посвяти себя любимому делу. И найди свою настоящую любовь. Ты ведь не женат.
- Нет, - ответил Дмитрий, чувствуя, что непонимание начинает медленно сменяться раздражением. Эта женщина так и не сказала ничего конкретного – так, абстрактные фразы, которые можно сказать девяносто пяти процентам населения. И то, что он не женат, было понятно хотя бы из-за отсутствия кольца. Детская травма – они были у всех, а если не было, то человек отчаянно начнет выискивать в своих воспоминаниях хоть что-нибудь и обязательно найдет. Даже замечание учителя в третьем классе может кому-то показаться травмой.
- А вы умеете гипнотизировать? – спросил он.
- Я никогда не использую этот дар на людях, - произнесла колдунья. Затем она чуть нахмурилась.
- Я не хочу пугать тебя, мальчик, но пока я смотрела твое биополе, я увидела врага. Злого врага, завистливого. Что-то вы не поделили с ним, и он ненавидит тебя, хотя виду не показывает. Мысли его темные, и от этого будешь болеть и терпеть неудачи. Если хочешь, я могу помочь тебе избавиться от сглаза. Это будет сложная магия, мне придется потратить немало сил, однако, когда выйдешь отсюда, сразу почувствуешь, как легко стало на душе. Жизнь переменится.
- И кто же этот враг? – Дмитрий вопросительно вскинул бровь. На ум не приходил ни один человек, и уж тем более из близкого окружения.
- Если хочешь вычислить его, приходи завтра и принеси фотографию, на которой ты вместе со своими друзьями. Я укажу тебе на него.
Лесков не стал комментировать эти слова. Сказать, что он был разочарован, ничего не сказать. Конечно же, Дима не рассчитывал на то, что разверзнутся небеса, и сам апостол Пётр объяснит ему, что с ним происходит. Интересно, а что произошло бы, если бы он сказал провидице, что чувствует какое-то там тепло? Что бы она ответила тогда?
- Вы знаете, когда в третий раз вы спросили меня про тепло, мне все-таки показалось, что я что-то почувствовал, - решил слукавить парень.
Колдунья молча буравила его взглядом еще несколько секунд, после чего медленно произнесла:
- Ты чувствовал мою силу... Но я не чувствовала такого же тепла, исходящего от тебя. Почему ты решил, что обладаешь экстрасенсорными способностями? Разве ты исцелял кого-то? Предсказывал будущее?
- Нет, но иногда люди... слушаются меня. Даже когда этого не хотят.
- Они могут опасаться тебя... Могут чувствовать твою ауру, почерневшую от сглаза.
- Ну, они и впрямь меня... пугаются. Не только с женщинами это происходит. С мужчинами тоже.Но я им ничего не делал. Не угрожал им, не бил.
Провидица заметно помрачнела.
- Так я и думала. Дело в сглазе. Тебе нужно исцелиться, пока не случилась беда.
- То есть, нет никаких способностей? – в который раз уточнил Лесков.
Женщина отрицательно покачала головой.
- Тебе нужно исцелиться! – теперь в голосе колдуньи послышалась настойчивость. Но Дима словно не услышал ее слов.
- Нет способностей..., - задумчиво произнес он. – А у вас они есть, Стэлла? Или как вас там по имени?
Лесков встретился взглядом с женщиной, и та внезапно переменилась в лице. От прежней ее уверенности не осталось и следа.
- Л-людмила... Людмила Петровна я, - пробормотала женщина, затравленно глядя на своего собеседника. Дмитрий улыбнулся, однако глаза его не смеялись. Сейчас его откровенно забавляло происходящее. Способности, о которых парень так желал выяснить у экстрасенса, и которых у него якобы не оказалось, внезапно подействовали на саму колдунью.
- Вы вообще способны хоть кому-то помочь, Людмила Петровна? Или пять тысяч рублей за прием вы получаете просто так?
- Я помогаю советами, подсказываю, стараюсь поддержать, приободрить, - испуганно ответила она. Провидица не понимала, что с ней происходит, просто говорила правду, опасаясь за собственную жизнь.
- Вы вылечили хоть одного человека, Людмила Петровна? – в голосе Дмитрия отчетливо зазвучали металлические нотки.  
- Сила мысли лечит. Главное, позитивный настрой. Я всегда говорю правду и от души. Это как эффект плацебо. Люди, пришедшие ко мне в совершенно подавленном настроении, уходят обнадеженные. Это же тоже хорошо!
Казалось, женщина вот-вот заплачет.
- Сейчас вы возьмете телефон, позвоните всем своим клиентам, которые приходили к вам в последние дни, скажете, что обманули их. Пусть они едут к вам прямо сейчас, если хотят получить свои деньги обратно.  
- Да, конечно, я как раз собиралась им позвонить, - ответила провидица. Она торопливо поднялась с места и бросилась разыскивать свой мобильный телефон. Когда женщина дозвонилась до первого клиента, Лесков поднялся с места и покинул кабинет.
- Расходитесь. Провидица больше никого не принимает. Ни сегодня, ни когда-либо еще, - громко объявил он людям, сидевшим в коридоре. На многочисленные вопросы Дима отвечать не стал. Он вышел из здания и неспешно направился в сторону метро.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: