Черный Барон

Размер шрифта: - +

II

Дмитрий не подозревал, что поход к экстрасенсу может оказаться настолько плодотворным. Пускай его визит к местной колдунье и закончился немного неожиданно, тем не менее на свой вопрос Лесков все же ответил. Теперь оставалось только разобраться: что делать с полученным знанием? То, что он, детдомовский парнишка без каких-либо перспектив, выиграл «джек пот», казалось чем-то невероятным. Способность внушения, счастливым обладателем которой он оказался, опьяняла Диму не хуже коньяка. С такими возможностями можно было добиться чего угодно, и Лесков считал, что сейчас для него самое главное – понять, как этим пользоваться.
Для своих первых тренировок Дмитрий выбрал метро. Здесь всегда находилось достаточно людей, которым можно было пробовать внушить какие-нибудь мелочи. Например, перевернуть страницу газеты или пересесть на другое место. Правда, все оказалось не так просто. Дмитрий смотрел на сидящего напротив человека, чем немало нервировал подопытного. Людям всегда становится неловко, когда на них кто-то пялится, а когда пялится незнакомый парень, то и вовсе мерещится злоумышленник. Кто-то поспешно отворачивался, крепче стискивая в руках сумку, кто-то переходил в другой конец вагона, а кто-то и вовсе покидал поезд, не желая ехать вместе с психопатом.
Этим утром «игру в гляделки» прервала сухонькая старушка, которую Дмитрий пытался заставить убрать газету в сумку. Пожилая женщина чувствовала на себе пристальный взгляд парня и, встречаясь с Лесковым глазами, недоумевала, что он в ней нашел. В какой-то момент женщина даже достала из сумочки зеркальце, решив, что у нее что-то с лицом, а затем, не выдержав, принялась отчитывать парня на весь вагон, мол, в его возрасте пора бы уже знать, что это невоспитанно – так пристально смотреть на людей. Послышались смешки, и Дмитрий с откровенной досадой отвел взгляд. Именно в этот момент старушка сложила газету и положила ее в сумку.
«Может, срабатывает чуть с опозданием?» - с надеждой подумал Лесков. Однако уже через миг старушка поднялась с места и направилась к дверям с целью покинуть вагон.
Среди подопытных Дмитрия были еще и клиенты ресторана, когда они расплачивались за заказ. То были состоятельные люди, которые за один вечер могли оставить чью-то ежемесячную зарплату. Лесков пробовал внушить им оставить больше чаевых, но и это не особо срабатывало. Способность, которая еще пару недель назад представлялась Дмитрию лотерейным билетом, на деле оказалась едва ли не бесполезной. Парень уже понимал, что для того, чтобы что-то внушить, нужен определенный настрой и, возможно, даже зрительный контакт. Часто ни того, ни другого не оказывалось.
Таким образом Дмитрий по-прежнему оставался студентом, подрабатывающим после учебы в ресторане и проходящим практику в строительной компании. Свободного времени почти не оставалось, и от этого отношения с девушками заканчивались, толком и не начавшись. С деньгами тоже было негусто, и единственное, что действительно помогало, были чаевые. Наибольшие суммы оставляли женщины: то ли им нравилась внешность молодого официанта, то ли его внимательность, но в любом случае с деньгами они расставались куда охотнее. Сложнее всего было обслуживать ровесников. Молодые парни, дети богатых родителей, смотрели на него едва ли не с презрением, а в глазах девушек читалось снисхождение. Такие цыпы, приезжающие в ресторан на дорогих машинах, казались Лескову такими же недоступными, как луна на небе. Иногда они были не прочь с ним пофлиртовать, делая заказ, но это делалось больше для показухи. Так сказать, для того, чтобы покрасоваться перед подругами.
В субботу вечером здесь собиралось особенно много посетителей. Мужчины в дорогих костюмах и женщины в роскошных платьях спешили сюда насладиться хорошей кухней и покрасоваться собой перед другими гостями ресторана. Казалось, все эти люди становились объектами выставки, которыми нельзя было не восхищаться. Здесь встречались и актеры, и телеведущие, и олигархи, и криминальные авторитеты. Именно в этот вечер последние вели себя особенно шумно. Эти люди что-то праздновали, отчего их громкие восклицания, приправленные крепким словцом, рассыпались по заведению. То и дело раздавались взрывы хохота, подкрепляемые очередным тостом за здравие и долгую дружбу. Ресторан следил за своей репутацией, однако сейчас здесь гостили люди, с которыми лучше было не ссориться.
Людмила, хорошенькая официантка, которой пришлось обслуживать этот столик, находилась на грани нервного срыва. Пьяная компания, у которой ей приходилось принимать заказ, отпускала в ее адрес пошлые шуточки, предлагала деньги за «определенного рода услуги», а то и вовсе распускала руки.
- Не для того я оканчиваю юридический, чтобы пьяная мразь хватала меня своими грязными лапами! – в гневе пожаловалась девушка своим коллегам. Алексей, Наталья и Дмитрий посмотрели на нее с долей сочувствия. – Ребят, давайте поменяемся столиками. Я уже не могу! У меня руки трясутся. Я, правда, не выдержу и двину кому-нибудь из них по морде подносом.
- Ну, твоя просьба явно не ко мне! – ответила Наташа. – Со мной эти уроды будут такими же «обходительными». Пусть парни!
- О дааа, - протянул Алексей. – Мне уже один раз разбили нос, когда я подменил официантку. Вообще-то у каждого есть свои столики, и мы сами должны за них отвечать. Раз менеджер посадил их за твой, Люда, придется потерпеть.
- Спасибо тебе! Настоящий мужик! – фыркнула Людмила. – А потом еще удивляешься, почему у тебя девушки нет. Если не можешь даже заказ отнести, что с тебя...
- Давай я отнесу, - предложил все это время молчавший Лесков. Он не стремился выглядеть в глазах коллег героем и предложил свою помощь потому, что по-обыкновению самые проблемные компании оставляли больше всего чаевых. Люда посмотрела на новичка с долей удивления, а затем счастливо улыбнулась.
Эта компания и впрямь оказалась проблемной. Когда Дмитрий приблизился к ним, неся на подносе блюда, его встретили ворчанием. За столом сидело пятеро человек, место шестого на данный момент пустовало. Пьяные и уверенные в своей безнаказанности, они вели себя особенно нагло. И замена официанта пришлась им крайне не по душе.
- А баба куда делась? – недовольно поинтересовался крепкий бритоголовый мужчина в дорогом костюме.
- У моей коллеги закончилась смена, - ответил Дмитрий, спокойно расставляя тарелки. – До конца вечера я буду вашим официантом.
- На кой ты нам нужен? – визгливым тоном подхватил второй, болезненно тощий. – Я хочу, чтобы нас телки обслуживали, а не ты.
- Если желаете, меня заменит девушка, как только кто-то из них освободится, - все так же сдержанно ответил Лесков.
- Пацан, Людочку позови! – продолжил настаивать бритоголовый.
- К сожалению, у нее закончилась смена, - повторил Дмитрий. Он хотел было взять грязную тарелку, когда бритоголовый внезапно схватил его за запястье и стиснул с такой силой, что парень едва не зашипел от боли.
- Какая нахрен смена? – процедил сквозь зубы здоровяк . – Ты по ходу не понимаешь, пацан? Головешка у тебя не пашет, да? У девочек не заканчиваются смены, пока я здесь. Верни сюда эту шалаву, пока я тебе башку не снес.
- Руку отпусти, - в тон ему ответил Лесков. Первой его мыслью было схватить со стола вилку и вогнать ее в мясистую руку бритоголового, но у этих людей наверняка было при себе оружие. Друзья мужчины с долей удивления заметили, как тот вздрогнул, словно чего-то испугавшись, и поспешно отпустил запястье официанта.
- Лесков? Какого черта? – Дима услышал удивленный голос у себя за спиной и, обернувшись, увидел стоящего рядом Олега. Тот смотрел на друга во все глаза, словно не верил, что картинка реальна. Прежде, чем Лесков успел среагировать, друг сгреб его в объятия, крича чуть ли не на весь ресторан:
- Это мой кореш, пацаны! Он вместе со мной и Иваном в детдоме был! А еще говорят, Москва большая! Привет, брат! Привет!
В одной руке Дмитрий все еще держал пустой поднос, но другой уже крепко обнимал друга. Он был чертовски рад видеть его. За эти годы Олег изменился: в дорогом костюме он выглядел солидно. Волосы он чуть отрастил, чтобы можно было зачесывать их назад, и с этой прической Олег казался старше своих лет. Больше он не был тем угловатым подростком, которым его помнил Дима. Олег возмужал, появилась холеность, однако все же парень остался таким же порывистым и эмоциональным.
Глядя на эту теплую встречу, потеплела и компания Олега. Бритоголовый широко улыбнулся, сообщив, что и он рос в детдоме, а тощий одобрительно закивал.
- Нафига тебе поднос? –  внезапно спросил Олег, с удивлением замечая в руке друга этот предмет. Затем он окинул взглядом фигуру Лескова, замечая на нем жилетку официанта, после чего вопросительно посмотрел Дмитрию в глаза. Лицо Лескова вспыхнуло. Парень готов был провалиться: он бы не свистел другу, что работает на серьезных людей, если бы знал, что Олег застукает его в этом ресторане. И надо же им было припереться именно сюда!
- Я тут работаю, - выдавил из себя Лесков, краснея еще больше. – Я потом тебе расскажу...
- Что значит потом? – Олег усмехнулся. - Садись, выпьешь с нами за встречу! Познакомишься с людьми.
Затем он обратился в одному из сидящих за столом: - Вован, тащи сюда еще один стул.
- Олег, я не могу сейчас. Давай после смены, - начал было Дима.
- Какая смена, Лесков? Я тебя три года не видел! Да выкинь этот идиотский поднос! Что ты в него вцепился? – с этими словами друг попытался вырвать его из рук Димы. Эта идиотская борьба привлекла внимание менеджера, и он уже пристально следил за двумя парнями, планируя вмешаться.  
Тем временем некий Вован принес стул и придвинул его к столу.
- Садись, говорю! – потребовал Олег, на что Дима лишь обернулся на менеджера. Лицо того не предвещало ничего хорошего.
- После смены. Олег, твою мать, отдай поднос! Меня уволят из-за тебя!
- Кто тебя уволит? – друг и впрямь разжал пальцы и оглядел по сторонам. – Вот тот хмырь? Эй, иди сюда, урод!
- Олег, заткнись, пожалуйста! – Дима едва не умолял друга, но тот был пьян и вовсю рвался в бой.
- Это мой друг, слышишь! – закричал Олег Анатолию Валерьевичу, когда тот, вежливо улыбаясь, приблизился к нему. - И я хочу, чтобы он выпил со мной за встречу! Понимаешь?
- Разумеется. Если вам так угодно, - менеджер сохранял удивительное спокойствие, за что Дмитрий мысленно пожал ему руку. На лице мужчины не дрогнул ни один мускул.
- А будешь докапываться до него, я наберу твоего хозяина, и ты вылетишь отсюда раньше, чем успеешь вякнуть, - продолжал бушевать Олег.
- Конечно, - сдержанно ответил Анатолий Валерьевич. – Чтобы сделать вашу встречу особенно приятной, позвольте предложить вам бутылку вина Шато Шеваль Блан за счет заведения.
Эти слова заставили Олега сменить гнев на милость. Он довольно улыбнулся и, подтолкнув Диму к свободному стулу, произнес:
- А не, не хмырь, нормальный мужик. Как вас зовут?
- Анатолий Валерьевич, - все так же любезно ответил менеджер.
- Короче, Анатолий Валерьевич, ты нам лучше еще коньяка подгони. А компот ваш для баб оставьте, им хорошо зайдет. И еще закуски. Смотрите, какой Димка тощий. Вы вообще ему денег платите?
- Дмитрий только недавно стал нашим сотрудником, и мы надеемся, что наше сотрудничество будет долгосрочным и взаимоприятным, - Анатолий Валерьевич перевел взгляд на Лескова, ясно давая понять, что как только пьяная компания уберется, Дима уберется следом за ними.
- Надеются они, как же, - усмехнулся Олег. – Не надейтесь! Мой друг не будет работать официантом. Ладно, замяли!
С этими словами он уселся на свое место и довольно улыбнулся, когда Дмитрий последовал его примеру. Бритоголовый протянул Лескову бокал с коньяком, и парень, желая успокоиться, залпом опустошил его. Злиться на Олега не получалось. Они не виделись слишком долго, чтобы сейчас высказывать недовольство по поводу случившегося.
«Ладно, попробую завтра все утрясти», - подумал Дима, проводив удаляющегося менеджера взглядом.
Олег тем временем рассказывал собравшимся о похождениях в детском доме. Мужчины хохотали особенно громко, слушая про прятки с ментами в «Голубой Лагуне». Спустя время эта история действительно казалась смешной, благо, Олег упустил момент, когда Диме стало плохо. Затем собравшиеся начали уговаривать Лескова подтянуться в их компанию, мол, негоже нормальным пацанам прислугой работать. Дмитрий кивал, но от прямого ответа все же уклонялся. В какой-то момент он действительно задумался о том, надо ли ему всю жизнь горбатиться на начальника, когда можно запросто поднять легкие деньги. Предложение казалось чертовски соблазнительным: снова быть рядом с друзьями и при этом не пресмыкаться перед какими-то там менеджерами, иметь достаточно денег, чтобы позволить себе квартиру, машину и любую понравившуюся девчонку. Возможно, это и было лотерейным билетом, а не бесполезная способность, которая проявляется черт знает когда. Но в то же время предложение Олега означало – отказаться от того, к чему Дмитрий шел несколько лет: отказаться от стабильности и безопасности, отказаться от жизни нормального человека, которую Лесков рисовал себе, будучи в детдоме. Он хотел выбраться за зеленую сетку для того, чтобы наконец стать как все обычные люди. Работать, снимать квартиру и завести семью, такую, которой у него самого никогда не было.  
Внезапно разговор за столом оборвался. Заметив кого-то, присутствующие отчего-то переменились в лицах, и Дима обернулся, желая понять, что привлекло их внимание. Рядом с менеджером стоял высокий темноволосый мужчина с темно-карими, почти черными глазами. Внешне ему можно было дать не больше тридцати пяти, но болезненно-бледная кожа явно прибавляла ему несколько лет. Одетый в строгий черный костюм, мужчина казался еще бледнее. Его можно было назвать красивым, если бы не усталость, тенью лежавшая на его лице.
Почувствовав на себе взгляды Олега и его компании, мужчина посмотрел в их сторону. Затем он чуть кивнул, приветствуя парня, и Олег поспешно кивнул ему в ответ. От былой веселости не осталось и следа. Олег вышел из-за стола и поспешно направился к незнакомцу.
- Кто он? – спросил Дима у бритоголового.
- Бранн, - шепотом ответил тот
- Это имя или кличка?
- Без понятия. Никто не знает. Мы с ним дела имеем и тут собрались из-за него. А потом он позвонил и сказал, что не придет. Мы начали бухать. А он пришел все-таки.
Тем временем Олег и Бранн о чем-то переговаривались. Губы мужчины тронула холодная улыбка, когда парень обратился к нему, а затем оба направились к столу. «Вована» не пришлось просить, чтобы тот раздобыл еще один стул: он немедленно уступил свое место.
- Добрый вечер, - поприветствовал собравшихся Бранн. – Я всего на несколько минут, поэтому надолго не стану вас отвлекать.
- Наоборот, оставайтесь! Мы же для вас собрались! – в голосе Олега послышалось волнение, которое удивило Диму. Обычно его друг вел себя уверенно, но, видимо, этот тип имел большое влияние в их кругах, отчего парня словно подменили.
«Вот тебе и не «расшаркиваться перед начальством»»,  - подумал Дима, обменявшись с Бранном рукопожатием. Этот мужчина все больше ему не нравился. Подчеркнутая вежливость и при этом холод, мягкий голос и стальной взгляд – все это плохо сочеталось с понятием «приятный собеседник». Бранн на миг задержал взгляд на одежде Дмитрия, понимая, что за их столом почему-то сидит официант, но на его бледном лице не отразилось ни единой эмоции.
Бранн заказал бокал вина, который Олег полчаса назад пренебрежительно назвал компотом, после чего мягко произнес:
- Все-таки я обязан был найти время, чтобы выпить за состоявшуюся сделку. Полагаю, наше партнерство будет удачным. И... безошибочным.
Несколько минут разговор был о людях, которых Дмитрий не знал, однако неприятное ощущение от нового знакомого не исчезало. Бранн почему-то тоже то и дело бросал взгляд на Лескова, но явно не потому, что на нем была одежда официанта. Он всматривался в Дмитрия так, словно узнал кого-то, кого видел в раннем детстве, а затем внезапно обратился к Олегу:
- Я не помню среди вас Дмитрия. Его ведь не было на встрече?
- Не было, - ответил Олег, заметно оживившись. – Он – мой лучший друг. Встретились, не поверите, совершенно случайно. Димка тут работает, оказывается. Мы давно друг друга знаем, с самого детства. Вместе росли в детдоме.
- В детдоме? – в темных глазах Бранна внезапно промелькнул интерес.
- Да, в Питере. Он – такой же беспризорник, как я.
- Редко, кто может похвастаться столь долгой дружбой, - заметил Бранн, откидываясь на спинку стула.
- Дружба – это единственное, чем могут похвастаться детдомовцы, - ответил Дмитрий, на что Бранн едва заметно улыбнулся. Он отпил еще немного вина, после чего бросил взгляд на часы и с деланным сожалением сообщил, что ему пора уезжать. Мужчина потянулся было за кошельком, но Олег поспешно воскликнул, что он угощает. Бранн холодно улыбнулся, поблагодарил за вино и распрощался с присутствующими.
После этого странного разговора веселье к этому столику больше не вернулось. Олег первым предложил сворачиваться. Рассчитавшись за заказ и щедро насыпав чаевых Алексею, которому пришлось их обслуживать, парень обратился к Диме:
- Поехали ко мне в гостиницу. Давно не виделись. Хочется потрепаться, что да как. Или еще куда-то хочешь?
- Оставь мне свой адрес, я подъеду после смены, - ответил Дима. - Через пару часов.
Олег согласился.
Оставшееся время Лесков работал скорее на автомате, чем по-настоящему желая услужить гостям. Менеджер вызвал его к себе сразу после ухода Олега и сообщил, что сегодня Дима дорабатывает свою последнюю смену и увольняется по собственному желанию. Настроение было безнадежно испорчено, однако Дима не собирался винить в случившемся Олега. Анатолий Валерьевич невзлюбил новичка с самого начала. Лесков запоздало понял, что внушать свою волю на пару часов можно только тем, с кем потом не придется сотрудничать.
Сейчас Диму куда больше беспокоил Олег. Бритоголовый, которого по-нормальному звали Тимуром, и остальные ребята из новой компании Койота казались обычными для своего рода деятельности людьми. Что касается Бранна, этот тип вызывал куда больше беспокойства. За его вежливостью, манерами и дорогой одеждой скрывалось что-то опасное. Бранн напоминал змею, спокойную, неторопливую и при этом смертельно ядовитую.  



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: