Черный Барон

Размер шрифта: - +

V

V

Ожидание всегда давалось Дмитрию тяжело, и особенно остро это чувствовалось сейчас. Нервы были на пределе, а сердце колотилось так сильно, что, казалось, его стук слышали все прохожие. Лесков понимал, что с минуты на минуту он ввяжется во что-то  такое, отчего потом невозможно будет просто отмахнуться. Это как погрузиться по шею в трясину и затем пытаться убедить себя, что купаешься в прозрачной речке. Если нет троса или того, кто тебя вытащит, ты пропал.

Дмитрий вошел в гостиницу «Украина» около пятнадцати минут восьмого. Он видел, как через главный вход в здание заходил Бранн, но преследовать его не торопился. Мужчина действительно был не один – его сопровождала высокая стройная блондинка в бежевом пальто.  Она бросила снисходительный взгляд на швейцара, открывшего им двери, а затем первой гордо прошла внутрь.

Оказавшись в ресторане, Киву и его спутница заняли один из лучших столиков и принялись изучать меню. Несмотря на то, что девушка была русской, разговаривали эти двое исключительно по-французски. Блондинка явно гордилась мужчиной, напротив которого сейчас сидела, поэтому то и дело окидывала взглядом ресторан, надеясь увидеть кого-то из знакомых. И еще больше надеясь, что кто-то увидит здесь ее.

– Где ты планируешь встречать Новый Год? – поинтересовалась она, после чего якобы невзначай добавила: – У меня много предложений, но я пока не определилась. Наверное, буду скучать где-нибудь в Швейцарии.

– Эмилия, – мягко произнес Бранн. – Мои праздники из года в год протекают совершенно одинаково. Бутылка красного вина, легкая закуска и какое-нибудь старое кино. Для меня эти дни  единственные, когда я по-настоящему могу отдохнуть от людей.

– На мой взгляд, Новый Год – семейный праздник. Если хочешь, ты всегда можешь присоединиться ко мне. Ты ведь знаешь, я... очень ценю наши отношения.

Бранн пропустил это признание мимо ушей. Он ограничился очередной улыбкой, достаточно теплой, чтобы поверить в ее искренность, но при этом прохладной, чтобы девушка не обольщалась. Эмилия была его преподавателем французского уже почти полтора года, но сблизиться с ним так, как она на это рассчитывала, до сих пор не получалось. В какой-то момент бедняжка даже разорвала перспективные отношения с крупным банкиром, надеясь, что Бранн мигом займет его место. Но миллионер не торопился. 

Сейчас Киву с долей иронии заметил, как Эмилия смерила взглядом молоденькую официантку, пока он делал заказ. В глазах красавицы жирным шрифтом читалось определение «убогая», и то, что девушка это чувствует, особенно ее забавляло.

– Почему люди не стремятся добиться успеха, а довольствуются только той ролью, которую отвела им судьба? – философски произнесла Эмилия, когда официантка удалилась. То, что она сама родилась в обеспеченной семье, девушка не считала серьезным подспорьем. Она любила рассказывать о том, что всего добилась с нуля, однако это не совсем так. Родители Эмилии жили в Монако, а их дочь отправилась покорять Москву, имея при себе внушительную сумму денег и, конечно же, связи. 

– Не все люди довольствуются отведенной ролью, – Бранн вежливо улыбнулся. – Кто-то становится сценаристом и переписывает судьбу под себя. Вот только… Чтобы начать ее переписывать, нужны как минимум чернила, которых у большинства людей на этой планете катастрофически не хватает.

– Чернила? – Эмилия искривила губы в усмешке. – Им не хватает ума и силы воли. Люди вроде тебя поднимались их нищеты, потому что сами научились создавать чернила. Как бы мне хотелось, чтобы мир очистился от лентяев, которым нечего есть, но при этом они плодятся, словно кролики. Недавно я шла по улице, и прямо на тротуаре сидела нищая. Молодая, но уже попрошайничала. В руке она держала фотографию, на которой была запечатлена она со своим выводком из четырех детей. Все грязные и уродливые. Эта нищая обратилась ко мне, мол, подайте деткам на хлеб, и протянула в мою сторону пластиковый стаканчик. И я подала ей. Упаковку презервативов. Надеюсь, на какое-то время ей хватит.

С этими словами девушка рассмеялась. Бранн не улыбнулся. Сейчас он задавался несколько иным вопросом: чем женщина, сидящая напротив него, лучше той, что только что принимала у него заказ и уж тем более лучше той, что попрошайничает на улице? Где гарантии, что Эмилия, родившись в нищей семьей, сама бы сейчас не побиралась, показывая людям фотографию своих отпрысков?

Погруженный в эти мысли, Бранн не сразу обратил внимание на молодого человека, который спокойно миновал менеджера ресторана. Тот хотел было выйти ему навстречу и поинтересоваться по поводу резервации столика, но, встретившись с ним взглядом, немедленно отступил, утратив к посетителю всякий интерес. Молодой человек почему-то приблизился именно к их столику, и Бранн удивленно вскинул брови, услышав его тихий голос. Парень обращался к Эмилии.

– Выйди, подыши свежим воздухом, – произнес он, и девушка, к еще большему изумлению Бранна, послушно поднялась с места и молча направилась к выходу из ресторана. Киву проводил ее непонимающим взглядом, после чего вновь посмотрел на молодого человека.

– Мы ведь встречались вчера? – холодно произнес он, глядя на наглеца, который преспокойно занял место Эмилии. – Дмитрий, я полагаю?

– Хорошая память, – еле слышно произнес Лесков, пристально глядя в глаза собеседника. – Может, еще вспомнишь, чем тебе Олег не угодил?  

Бранн вздрогнул, чувствуя, как его охватывает страх. Еще вчера этот молодой человек казался ему совершенно безобидным, но сейчас что-то происходило, что-то такое, отчего по телу мужчины побежали мурашки. В этот момент Киву откровенно пожалел, что оставил охрану в машине. «Бездумные шкафы», коими их окрестила Эмилия, раздражали девушку, и она попросила, чтобы они хоть раз в жизни не портили приятную атмосферу.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться