Черный Барон

Размер шрифта: - +

VII

VII

Позже Лесков еще долго задавался вопросом, что заставило его поверить Бранну. Сидя подле него на заднем сидении автомобиля, парень молча смотрел в окно на проносящиеся вдоль дороги деревья. По-прежнему шел дождь. Тяжелые капли безжалостно лупили по стеклу, словно пытались достучаться до Димы, мол, остановись, твоему спутнику нельзя верить. Вот только несколько минут назад, в подвале какого-то недостроенного дома, взглянув в глаза Бранна, Лесков понял, что он смотрит на свое отражение. Любое проявление того, что не вписывалось в привычные рамки понимания, Дима привык глушить таблетками, включенным светом и запретами. Но сегодняшний вечер за несколько минут перечеркнул все его многолетние старания. Парень столкнулся лицом к лицу неизвестно с кем и теперь пытался понять, что делать дальше.

Поездка проходила в полном молчании. Как и Лесков, Киву тоже предпочитал смотреть в окно, погруженный в собственные мысли. На Дмитрия он не обращал внимания, словно его и вовсе не было в машине. Взгляд темно-карих глаз казался каким-то далеким и даже безразличным. Но на самом деле мужчина пребывал в ярости и одновременно ликовал. Он был чертовски зол на своих помощников и дал себе слово «разобраться» с ними, как только закончит с Лесковым. А что касается Дмитрия, то появление этого парня в своей жизни Бранн расценивал как невероятную удачу. Лесков был не первым «иным», который ему попадался, но первым «иным», который с легкостью подпишется на то, чтобы работать на него. Для нищего парнишки из детского дома предложение Бранна может прозвучать, как сообщение о сорванном джек-поте, и искушение согласиться на него будет невероятно велико.

Миллионер мысленно усмехнулся. Сейчас всё выглядит так просто, а ведь всего несколько минут назад он вполне мог получить пулю в лоб и навсегда остаться в проклятом подвале. Впрочем, это было маловероятно. Силы Бранна хватило бы, чтобы свернуть парню шею раньше, чем он успел бы подумать о какой-нибудь глупости. Лопнувшие в подвале лампочки – скорее, шоу, которое должно было произвести впечатление на неопытного парня. Бранн мог просто погасить свет, не касаясь рукой выключателя, но получилось бы не так эффектно.

Наконец Киву бросил взгляд на своего спутника и снова мысленно усмехнулся. На удивление, детдомовец довольно неплохо держался. Конечно же, Дмитрий нервничал. Несмотря на то, что в машине было тепло, его руки все еще иногда подрагивали. Он был настолько напряжен, что, казалось, даже легкий шепот мог заставить его вздрогнуть, словно где-то рядом разорвалась граната. Но то, что он до сих пор не задал ни единого вопроса, говорило о его выдержке: щенок пытался выглядеть волком.

– Я всё же настаиваю на том, чтобы по дороге заехать к моему знакомому врачу и позволить ему вас осмотреть, – Бранн обратился к Лескову не столь желая проявить заботу, сколь проверить, вздрогнет он или нет.

Дима вздрогнул, и такая реакция мысленно повеселила мужчину. Парень недоверчиво посмотрел в его сторону, и в этот момент Киву отчетливо различил в его глазах появившиеся золотисто-медные крапинки. Лесков настолько плохо себя контролировал, что его способности сейчас отзывались на все, что вызывало опасения у их обладателя. Но вот Дима снова отвернулся и глухо произнес:

– Я же сказал, что в порядке.

– Не знал, что у вас есть медицинское образование, – усмехнулся Бранн, но спорить не стал. Ему не хотелось тратить время зря, к тому же невыносимо раздражала убогая консервная банка, в которой ему приходилось ехать. Благо, вскоре они достигли того места, где их дожидалась машина, в которой Бранн ездил обычно.

Лесков впервые оказался в салоне столь роскошного автомобиля. И вопреки своим детским ожиданиям почему-то почувствовал себя чертовски неуютно. В своей дешевой окровавленной куртке парень ощущал себя уродливым пятном, которое совершенно не вписывалось в окружающую его красоту. Для таких, как он, существует метро, вечно забитое людьми, запахами и угрюмым настроением.

Словно прочитав его мысли, Бранн тихо поинтересовался:

– Я говорил вам, что тоже являюсь детдомовским?

– Я общался преимущественно с твоей охраной, – бросил Дима, ясно давая понять, что сейчас не настроен на разговор по душам.

Однако Киву преспокойно продолжал:

– Тем не менее это так. Я плохо помню свое детство, однако едва я узнал, что есть люди, которые живут иначе, сразу задался вопросом: удастся ли мне жить, как они, и смогу ли я вписаться в их мир? Я чувствовал себя ничтожеством ровно до тех пор, пока не осознал, что не деньги делают нас теми, кто мы есть. Одеть в рубашку от «Прада» можно и обезьяну, но это не означает, что после этого она немедленно слезет с дерева и станет человеком. Обезьяна в рубашке от «Прада» останется обезьяной. Нужно меняться внутри. Расскажите мне о себе, Дмитрий. Возможно, у вас есть какие-то интересы или увлечения? Мне известно, что вас интересует строительство, вы даже обучаетесь в соответствующем высшем учебном заведении, однако вас давно не видели на занятиях. Учеба вам дается легко, но преподаватели говорят, что вы не прилагаете достаточно усилий и часто спите на лекциях из-за тяжелого рабочего графика. У вас есть девушка, но ваши отношения нельзя назвать серьезными. Вы редко видитесь, и она всё чаще проводит время в компании вашего однокурсника Сергея Гордиенко. Что касается друзей, то в Москве у вас их нет. Зато есть в Петербурге. Например, некий Иван Бехтерев, работавший в одной... организации с вашим погибшим другом. Есть еще Роман Суворов… Надо заметить, довольно толковый журналист – думаю, он далеко пойдет, если научится работать с правильными людьми... Видите, что-то я о вас знаю, Дмитрий, но должно быть нечто еще для приятного знакомства. Например, расскажите мне, какую музыку вы предпочитаете? Какую литературу?



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться