Черный Барон

Размер шрифта: - +

IX

Для Димы путь до дома пролетел, как в тумане. Невидящим взглядом парень смотрел в окно, не замечая ни сгустившейся темноты, не желтых пятен фонарей, ни проносящихся мимо машин. Мысленно Лесков все еще находился в доме Бранна. Он снова и снова прокручивал в голове тот миг, когда мужчина порезал себе руку, и черные пластины чешуи немедленно покрыли собой рану. Это не могло быть каким-то дурацким фокусом: возможно, летающий бокал еще мог быть оптической иллюзией, но только не порез. Дима четко видел, как образовываются эти странные наросты, тем самым в точности подтверждая слова Бранна. Парень уже начал задумываться о том, чтобы попробовать сотворить подобное и со своей рукой.
Дима очень надеялся, что, когда он вернется, сосед уже уйдет работать в ночную смену, однако его ждало разочарование. К тому же мужчина оказался в квартире не один. На кухне уже вовсю хозяйничала Люда, облаченная в тонкий розовый халатик с кошачьими мордочками. Наличие этой женщины в его доме Диму чертовски раздражало, но, когда он увидел в прихожей два увесистых пакета с женскими вещами, он помрачнел окончательно.
Сосед сидел в комнате с бутылкой пива и смотрел телевизор. Одной рукой он пальцами выуживал из миски холодные макароны и периодически забрасывал их себе в рот.
- А ты что, сегодня не у бабы? – лениво поинтересовался мужчина, заметив вошедшего.
- Какого хрена она тут делает? – сквозь зубы процедил Дима. – И что тут делаешь ты? У тебя же смена через пятнадцать минут?
- Смена – не смена, а я отпросился. Че ты пристал? Не ты один за хату платишь, я тоже могу приводить к себе гостей. Достал уже. Я от матери съехал не за тем, чтобы у какого-то пацана разрешение спрашивать, когда подругу приглашать.
- Мы договаривались, что в рабочие дни...
- Ну, договаривались, ну и че? – мужчина раздраженно поморщился. – Я вообще-то свои обещания держу, но тут решил, что ты сегодня к телке на всю ночь сваливаешь, поэтому захотел немного развлечься.
- И что же это за развлечение, для которого нужны два мешка с бабской одеждой? – не унимался Дима. Казалось, еще немного, и он станет тем, кого на утро окрестят в газетах кровожадным убийцей. Увидев женские вещи, он сразу почувствовал беду, но все оказалось еще хуже.
- Да это Людкино барахло. Хочет с нами малехо пожить.  
Заметив, как изменилось лицо Димы, сосед поспешно добавил:
- Да ладно тебе, че ты сразу? Пусть хоть раз в жизни баба в доме побудет. Чистоту наведет, жратву нормально сготовит. Че тебе в падлу что ли? Ненормально это – бабу друга из хаты гнать. Я бы твою никогда за двери не выставил.
- Одна ночь, ясно? И чтобы я не слышал вас обоих, пока учусь. Валите на кухню!
Сосед криво усмехнулся, явно недовольный таким ответом, но затем все же поднялся с продавленного дивана и выключил телевизор. Чуть подумав, мужчина отсоединил его от питания и перенес на кухню. Дверь закрылась, и сквозь хлипкую преграду до Димы донеслись звуки какого-то боевика.
Понимая, что сейчас резать себе руку – не самая умная идея, Лесков занялся выполнением домашнего задания. Было около трех часов ночи, когда он наконец закончил. Сосед и его зазноба уже безмятежно спали, поэтому Дима осторожно, чтобы их не разбудить, прошел на кухню. Во-первых, чертовски хотелось есть, во-вторых – курить, а в-третьих – проверить дурацкую теорию с чешуей.
В противоположность тому, что сказал сосед о чистоте в доме, на кухне царил откровенный бедлам. Посуда, которую использовала Люда для готовки, осталась не вымытой и теперь была разбросана по всей столешнице. Маслянистая сковорода лежала в раковине, заваленная кружками, внутри которых темнела заварка. На плите красовались пятна от жира. К тому же из мусорника чертовски воняло рыбными очистками.
Злой, как тридцать три демона, Дима вынес зловонный пакет и выбросил его в контейнер на улице. Затем щелкнул зажигалкой и прикурил. Через четыре часа нужно было вставать, а он так и не ложился. Сегодняшний вечер у Бранна не давал покоя, и, когда парень докурил, он снова вернулся на кухню, чтобы помыть нож для резки мяса. Благо, Дима недавно заточил его, поэтому он был достаточно острым.
Люда услышала, как хлопнула входная дверь, поэтому проснулась и приоткрыла глаза. В комнате было достаточно светло, чтобы она могла заметить, что Димы в постели нет. На столе по-прежнему горела маленькая лампочка и светился экран ноутбука, на котором отображались какие-то чертежи.
«Бедный», - сонно подумала женщина. Затем она закрыла глаза и перевернулась на другой бок. Однако сон куда-то испарился. Сейчас Люда думала о том, чем сейчас занимается их молоденький сосед. Женщина знала, что к ней он не слишком тепло относится, однако все еще надеялась наладить с ним общение. Люда находила его очень привлекательным и с удовольствием сплетничала о нем со своей подругой.
- Как ты думаешь, это совсем неадекват: ходить к мужику, а поглядывать на его соседа? – хихикала она. – А он еще молоденький совсем, студентик. А я на старости лет голову потеряла.
- Ну какая же это старость в тридцать восемь? – утешала ее подруга. – Женщина в самом соку. Ты не толстая, фигуристая, блондинка. А этому студентику как раз опытную надо, чтобы ума набирался.
Люда отвлеклась от воспоминаний, заметив, как Дима появился в комнате. Крадучись, он прошел в ванную, сжимая что-то в руке. Но дверь не закрыл. То есть, прикрыл, конечно, но замок не щелкнул.
«Может, он заметил, что я не сплю?» - с волнением подумала женщина. «Хочет, чтобы я к нему присоединилась?»
От этой мысли Людмиле сделалось жарко. Она бросила взгляд на Гену, который тихо похрапывал, приоткрыв рот, и осторожно поднялась с постели. На фоне Димы ее мужчина заметно проигрывал: толстоватый, неповоротливый, на внешность неказистый. Одним словом – подругам нечего показывать. Другое дело – этот высокий, стройный темноволосый красавец. В эту минуту Люда подумала, что, быть может, лучше один раз попробовать с таким, как Дима, чтобы потом всю жизнь вспоминать о нем, лежа с такими, как Гена.
Набросив на себя халатик, но не слишком его запахивая, Людмила осторожно направилась в ванную комнату. Женщина еще сама не знала, чем это обернется, но втайне надеялась, что парень все-таки не устоит.
Дима и впрямь не заперся. Не потому, что хотел, чтобы Люда к нему «присоединилась», а потому, что щелчок замка был настолько громким, что мог разбудить покойника. Лесков сам не раз просыпался от этого ненавистного звука, поэтому решил быстро провести свой эксперимент и наконец завалиться спать.
Вначале Дима лишь оцарапал кожу, и алые капли послушно выглянули наружу. Никакой чешуи не было и в помине. Вот только Бранн не царапал – он нанес настолько глубокий порез, что появилась даже угроза истечь кровью. Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, Дима сжал крепче рукоять ножа и с силой полоснул себя по руке чуть выше запястья. Боль немедленно вцепилась в рану, и кровь хлынула в раковину. Но Дима не успел даже зажать порез ладонью, как на его коже уже начали появляться пластины чешуи. Ошарашенный Лесков смотрел на рану, не веря своим глазам. Бранн не лгал! Но как же это может быть? Что он за человек такой, у которого могут быть подобные способности? От этой мысли почему-то закружилась голова. Сердце забилось так сильно, что Дима ненароком подумал о таблетках, которые сейчас вполне могли бы ему пригодиться.
Да, на его руке действительно была чешуя. Плотная, блестящая и бархатистая на ощупь. Но она не была ни зеленой, как то предположил Бранн, ни даже черной. Цвет был темно-синий, холодный и глубокий, словно воды Балтийского Моря.
Глядя на чешую, парень не заметил, как дверь в ванную комнату тихонько приоткрылась. Люда думала,что парень раздевается, чтобы принять душ, и едва не вскрикнула от ужаса, увидев в руке Димы нож. Еще больше ее испугали кровавые подтеки на стенках раковины. Парень стоял к ней спиной, поэтому женщина не могла разглядеть, насколько сильно Лесков поранился. Но она сразу поняла, что он решил свести счеты с жизнью.
- Не надо, милый! – в отчаянии воскликнула она. – Любые твои проблемы этого не стоят! Нужно жить!
Дима вздрогнул от неожиданности и бросил взгляд на зеркало, висевшее над раковиной. Ему отразилось перепуганное лицо Люды, которая в страхе прижимала руки к своей груди. Казалось, она вот-вот заплачет.
- Ген, - жалобно протянула она, желая позвать на помощь.
Решение, как действовать дальше, Дима принял моментально, не сильно задумываясь о последствиях. Все произошло быстро: Людмила ушла спать, а сам парень тщательно ополоснул раковину и нож, после чего тоже вернулся в постель.
Весь следующий день пролетел в беготне. Сначала Лесков поехал на работу, где проходил практику, затем отправился на занятия. При встрече с Илоной он не поздоровался, и девушка тоже не стала пытаться завести с ним разговор. Теперь она сидела подле Сергея, демонстрируя всем свои новые отношения. То, что Дима был избит, несколько встревожило ее, однако не настолько, чтобы задавать ему вопросы. Наверняка, подрался с местными гопниками. Район, в котором жил Дима, не был благополучным, поэтому спрашивать тут было не о чем. К тому же, мама Илоны искренне обрадовалась, когда узнала, что ее дочь наконец-то рассталась с детдомовцем. Как и любые родители, она желала для своего ребенка только лучшего, и Дима в ее понятия о хорошем совершенно не вписывался.
Однако Илона усомнилась в правильности своего решения, как только увидела черный «Майбах», в который Лесков сел сразу же после занятий. Пожилой шофер в строгом костюме почтительно распахнул перед ним дверь, чем вызвал откровенный шок у однокурсников парня.
- У него что, нашлись богатые родственники? – спросила Марина, обратившись к Илоне. В ответ девушка растерянно пожала плечами. После этого события слухи несколько изменились: теперь все говорили, что это Лесков бросил Илону, так как у него появились большие деньги, и он посчитал, что встречаться с обычной девчонкой – ниже его достоинства. Лучшие подруги сочувствовали Илоне, но за глаза посмеивались над ее промахом и уже начали подумывать о том, что детдомовец может оказаться очень даже завидным женихом.
Покупка костюма хоть и прошла довольно быстро, тем не менее настроение у Димы было испорчено. В магазине «Армани» он чувствовал себя голодранцем, а снисходительные взгляды продавцов еще больше это подчеркивали. Почему-то в дорогих магазинах люди, раскладывающие по полкам рубашки, чувствуют себя на голову выше посетителей, которые своим внешним видом не соответствуют представлению о состоятельном клиенте. Продавцы смотрят на них едва ли не с презрением, и даже человек с несколькими высшими образованиями начинает себя чувствовать жалким. Кто-то говорил Диме, что это такой маркетинговый ход – заставить покупателя «доказать», что он платежеспособен, и тем самым вынудить купить его хотя бы какую-нибудь вещь. Но, когда Дима сообщил консультанту, от чьего имени он пожаловал, то ситуация сразу же переменилась.
В итоге домой Лесков вернулся с пакетом, содержимое которого стоило, как несколько месяцев проживания в его квартире. На фоне обшарпанных стен, этот злосчастный пакет с надписью «Армани» напоминал богатого туриста, который заблудился и случайно попал в неблагополучный район. Он жалобно забился в угол, откуда испуганно следил за происходящим вокруг.
Своего соседа Дима застал на кухне, лениво жующим вчерашнюю рыбу.
- Людка тебе тоже вчера приготовила, а ты не поел. Я решил, что ты уже не будешь, - сказал он, указав на недоеденный кусочек. – Где пакет такой надыбал? Дорогой, наверное?
- Это не мое. Нужно отдать, - на всякий случай ответил Дима, боясь, как бы сосед не выпросил костюм для свидания с Людкой.
- Понятно, - уныло протянул Гена. – Слушай, а ты не знаешь, где священника нормального взять?
- Венчаться решил? – усмехнулся Дима, доставая из холодильника остатки сыра. – Ну, и где невеста?
- Если бы, – нахмурился мужчина. – Тут такое было! Тебе повезло, что ты рано из дома свалил.
- А что случилось? – Дима немедленно насторожился. На ум почему-то сразу пришли Кастет и Лось, которые приехали к нему в квартиру, чтобы отомстить за устроенную драку. Но Лесков ошибся. Лицо соседа сделалось кислым, словно он жевал лимон:
- Да черт его знает. Я так и не понял. Утром Людка растолкала меня, глаза круглые, плачет, истерит. И такое рассказала, что у меня волосы дыбом встали.
- И что же она такого рассказала? – внезапно севшим голосом спросил Дима.
- Проснулась она, значит, посреди ночи от того, что кто-то по квартире ходит. Смотрит, тебя вроде нет в кровати, подумала, что ты. Вот только она отчетливо слышала, как входная дверь открывалась. Занервничала, баба все-таки. Решила пойти посмотреть. Заглянула на кухню – никого. Пошла в ванную. Свет горит. Ну, думает, точно ты по ночам шляешься. Решила спросить, че не спишь, может, плохо стало или еще чего, и вдруг видит: у раковины парень стоит, на тебя похожий. А в руке огромный окровавленный нож. И вся раковина в кровищи. Она чуть не заорала, решила, что ты покончить с собой решил. Окликнула тебя, и,  прикинь..., - с этими словами мужчина вдруг перекрестился, - парень на нее оборачивается, а вместо лица у него – черная дыра. И глазища: огромные желтые мутные глазища. Людка от страха даже закричать не смогла. А это существо на нее смотрит, голову на бок склонило и говорит, да таким голосом, как со дна колодца: «Спать ложись, иначе со мной в могилу уйдешь». И она, как загипнотизированная, вернулась в кровать, а, когда мимо твоего дивана шла, то увидела, что ты спишь. Что же это за херня такая по дому разгуливала? Людка сказала, что теперь ни ногой сюда, пока священник или экстрасенс не приедет. Говорит, плохая эта квартира, и съезжать отсюда надо. Какая-то нечисть тут обитает. Сказала, узнать у хозяина, вскрывался ли тут кто-нибудь. Наверняка, пацан какой-то. Душа неупокоенная. Злая!
Слушая эту историю, Дима едва сдерживался, чтобы не рассмеяться в голос. Нет, с одной стороны, хорошо еще, что у Людки не случился инфаркт, но мысль о том, что ненавистная тетка наконец уберется из его дома, не могла не радовать. Казалось бы, испорченное шопингом настроение возродилось, словно феникс из пепла.
- Да ладно вам, ей это приснилось, - сказал Лесков, но сосед снова перекрестился.
- Если бы приснилось! – пробормотал он. – А вот это тоже приснилось? Людкина мать недавно одну знакомую встретила, а у той сын. Здоровый такой, раза в два шире тебя будет. Так что ты думаешь, на улицу с заходом солнца выходить боится, со светом включенным спит. В церковь ходить стал! Крест с груди не снимает! А знаешь почему?
«Догадываюсь», - подумал Дима, силясь не рассмеяться.
- А потому, - продолжал Гена, - что гулял он с друзьями вечером, никого не трогал. И глядь, впереди пацан идет. А они следом шли. И вдруг пацан этот останавливается, оборачивается, а лицо у него такое же черное, как у того, что у нас по дому бродил. И глаза такие же. Взрослые пацаны так бежали, что сказать стыдно.
- Да бухие они были. Наверняка померещилось, - продолжал забавляться Дима.
- Ага, всем сразу «померещилось». А Людка моя тоже что ли бухой была? – не унимался сосед. – Нет, Дим, гиблый это район. На старом кладбище его строили, вот и ходит здесь нечисть всякая. Говорят, какая-то девчонка пару лет назад сбросилась с двенадцатого этажа. А одного парня машина сбила. Неспроста это! Помяни мое слово, неспроста.
- А недавно ворону дохлую нашли, - подражая тону соседа, произнес Лесков. – Видимо, знак это. Да, наверное, нужно найти какого-то экстрасенса. Но, знаешь, я недавно статью читал про таких вот сущностей – их с одного раза не выгонишь. А если выгонять неправильно будешь, они еще обозлятся и убьют. Выясни у хозяина, может, и впрямь здесь кто-то умирал?
«Может, цену собьем», - мысленно договорил Дима.
- Да я теперь ни ногой в эту ванную. Вонять буду, не зайду! Буду на работе душ принимать! – воскликнул Гена. – Слышь, я не суеверный, но Людка придумывать не будет. Она – баба честная, правдивая.
Дима молча пожал плечами и продолжил готовить себе ужин. Он отварил макароны и посыпал их остатками сыра, после чего вышел с тарелкой из комнаты. Пакет от «Армани» жалобно поглядывал на него из-за дивана, и парень невольно усмехнулся. Быть может, встреча с этим Бранном не была такой уж великой неудачей. Во всяком случае, благодаря ему Лесков узнал нечто такое, что наверняка изменит его жизнь. Оставалось только понять, что делать со своими способностями: кто-то работает на правительство, кто-то, напротив, скрывается от него. А он, Дима, пока что сумел только распугать несколько человек сущностью, которую придумал еще в детстве на полях тетрадки по математике.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: