Черный Барон

Размер шрифта: - +

XI

Наверное, та самая искренняя и настоящая встреча, которую представляли себе участники «стаи», состоялась именно тогда, когда они переступили порог квартиры Ивана. Покинув ресторан, все четверо решили еще немного времени провести вместе, чтобы пообщаться без посторонних. Трехкомнатная квартира, которую снимал Иван, оказалась на удивление уютной. Для холостяка здесь было непривычно чисто: ни сваленной в раковину посуды, ни коробок от пиццы, ни пивных бутылок. Единственное, что нарушило гармонию идеально прибранной комнаты, был валявшийся на полу розовый резиновый мячик с изображенными на нем Диснеевскими принцессами. Смутившись, Иван подобрал его и, приоткрыв дверь одной из комнат, бросил мячик на кровать.
- А у тебя тут неплохо, - воскликнул Игорь. – Снаружи дом страшноватый, но сама квартира очень даже ничего. Хороший ремонт!
- Новостройку я пока не тяну, - улыбнулся Иван. – Так, чего встали, как неродные? Идите в гостиную, я пока коньяк поищу.
- А где хозяйка квартиры? – поинтересовался Рома, оглядываясь.
- У няни. Ее вечером привезут.
- О, давно хотел посмотреть на твою дочку! – подхватил Игорь. – Олег присылал мне ваши фотки. Вы очень похожи!
- Она не моя дочка, - ответил Иван и скрылся на кухне.
- Ну да, конечно, - еле слышно сказал ему вслед Енот и тихо рассмеялся. – Ну что, Димон, а у тебя какая квартира? Или ты себе уже дом отгрохал?
- Моя квартира и рядом не валялась с этой, - произнес Лесков, прохаживаясь по гостиной.
- Да ладно тебе прибедняться, - не поверил Игорь. – Хочешь сказать, что ты живешь по женской логике: покупаешь дорогой шмот, но при этом ютишься в бомжатнике?  
- Что-то вроде того, - усмехнулся Дима. – А ты, Рома, все еще живешь в общаге?
- Нет, - в этот миг Цой немного смутился. – Нет, я...
- Да с подружкой он живет! – договорил за него Игорь. – Она – редактор журнала, красивая, хотя и старше его на двенадцать лет. И квартира у нее четырехкомнатная, почти в центре. Да, Ром?
Цой нахмурился и уже хотел было что-то сказать, как Дима задал следующий вопрос, уже обратившись непосредственно к Игорю:
- А что у тебя?
- А что у меня? Все также в Аланье живу, - Енот уселся в кресло и закинул ногу на ногу. – Работаю аниматором. Квартиру мне снимать не нужно, живу при отеле. Еду покупать не нужно – кормят меня там же. Бесплатно занимаюсь в зале со своим личным тренером. Девки у меня, преимущественно, сезонные, туристки. Были европейки, но с русскими и украинками как-то лучше получается. Никаких обязательств, наслаждаюсь жизнью! Что я вам скажу, парни, это было самое лучшее решение в моей жизни – уехать из этой отсталой страны и больше никогда о ней не вспоминать.
- По поводу отсталости никак не могу согласиться. У нас сейчас очень развивается наука, - ответил Цой. – Ты вообще в курсе, что уже существует первый действующий прототип телепорта. Телепорта, слышишь! Когда-то это было на полках научной фантастики, а сейчас говорят о том, что грядет революция в сфере логистики. К тому же, больше не придется пичкать продукты таким большим количеством химии, чтобы они долго не портились. Процесс телепортации занимает всего несколько секунд. Разумеется, пока все это еще в разработке, но главная цель – это научиться перемещать людей.
- И что? От того, что какие-то задроты придумали телепорт, ты от этого лучше жить стал? – усмехнулся Игорь. – Хорошо, что жратва будет доставляться за считанные секунды, вот только у нас по-прежнему нет денег, чтобы покупать эту самую жратву.
Когда Иван вернулся в комнату с закуской и бутылкой коньяка, среди его друзей велся ожесточенный спор. Рома и Игорь отчаянно пытались доказать друг другу свое отношение к научному прогрессу, в то время как Дима наблюдал за этим с легким раздражением.
- Вы можете наконец заткнуться? – прервал их Иван. – И так хреново, так еще вы тут демагогию развели.
- Да просто вы ничем не интересуетесь! – рассердился Рома. – Живете, как амебы, ничего не знаете, зато умничаете! Мы сейчас живем на пороге новой эры: скоро вообще не будет обычных людей. Сейчас ученые создают особую разновидность, которая способна взаимодействовать с природой. Не разрушать ее, как мы это делали до сих пор, а подчинять. Вы понимаете, больше не будет никаких природных катастроф! Не будут землетрясения уничтожать города Японии, потому что появятся люди, способные уменьшать сейсмическую активность! И леса в России тоже не будут больше гореть...
- Хватит, Цой! – перебил его Иван. – На, выпей!
С этими словами он сунул в руки возмущенного парня бокал коньяка.
- Мы здесь из-за Олега собрались, а не из-за сейсмической активности! – добавил он.
Эти слова несколько остудили пыл бывшего Заики Ик-Ик. Парень выдавил из себя грустную улыбку и отпил немного коньяка. В свою очередь Игорь пить отказался.
- Алкоголь – очень калорийный продукт, - пояснил он, - поэтому я стараюсь не пить. Одной рюмки в честь Олега в первой половине дня мне было достаточно.
Иван настаивать не стал. Он передал бокал Диме и опустился подле Ромы на диван. В комнате повисло тяжелое молчание. Настроение Пули разом передалось всем остальным, и парни снова помрачнели. Их разговор перетек в воспоминания, от которых становилось еще тяжелее. Парни говорили о своем детстве, обсуждали какие-то забавные истории, связанные с погибшим, о противостоянии с компанией Виктора, и что без Олега вообще не было бы никакой «стаи». Именно он объединил их и научил дружить. Олег запомнился жизнерадостным, веселым, целеустремленным парнем, и трудно было поверить, что его внезапно не стало.
- Я пытался узнать про смерть Олега по своим каналам, но пока ничего нового не услышал, - произнес Пуля, сделав еще один глоток. – По-прежнему катят бочку на московских, а именно – на этого Бранна.
- Но доказательств никаких нет, - заметил Лесков.
- Нет. Но то, что ты его защищаешь, мне очень не нравится, Дим.
- Я не защищаю его. Я всего лишь пытаюсь трезво смотреть на вещи. У Бранна не было причин убивать его. Он сам мне это сказал.
- А вот этот синяк на твоей скуле... Можно узнать, откуда? – внезапно поинтересовался Рома.
- Я живу в очень «приятном» районе, - ровным тоном ответил Дима. Меньше всего ему сейчас хотелось, чтобы друзья решили, будто его запугали. Услышав этот ответ, Цой еще несколько секунд пристально смотрел на своего друга, после чего тихо усмехнулся. Было видно, что Рома не верит, но развивать эту тему он не стал. Вместо этого Цой заговорил непосредственно о подозреваемом:
- Насколько мне известно, Бранн Киву является очень состоятельным человеком, и его имущество только на территории России расценивается в полмиллиарда евро. Само собой, по части его заработка очень много вопросов. Он прикрывается легальным бизнесом: в его собственности числятся и крупная нефтяная компания, и сеть ресторанов, и несколько гостиниц в Европе, и прокат люксовых автомобилей. Иными словами, Киву умеет работать. Но при этом его несколько раз подозревали в крупных аферах, однако каждый раз Киву выходил сухим из воды. У него серьезные связи среди политиков, бизнесменов и криминалов. Последние четыре месяца он почти не появляется в свете. Подозревают, что у него рак головного мозга. Жены, насколько известно, у него нет. Детей тоже. Хотя поговаривают, что есть внебрачные в Штатах, в Испании и в Румынии. Сейчас якобы встречается с украинской моделью Ладой Шевченко. В последнее время он активно занимается благотворительностью, видимо, затем, чтобы немного обелить свою репутацию. И он - один из тех, кто финансировал программу разработки телепорта на территории РФ. Так, что еще?
На миг Рома задумался, а затем потянулся к пиджаку, чтобы достать из него мобильный телефон. Там были все его заметки. Дима тем временем задумался о болезни Бранна: этот человек и впрямь в последнее время чертовски плохо выглядел. Тем не менее он продолжал проворачивать аферы, изучать французский язык и заниматься верховой ездой. Казалось, Киву даже не задумывался над тем, что, вероятнее всего, жить ему осталось недолго. И в этот миг Дима невольно почувствовал  восхищение. Смог бы он сам, зная о смертельном диагнозе, продолжать жить так, как жил всегда?
Рома подготовился настолько тщательно, что даже упомянул любовь Бранна к классической музыке и балету, а также его горячий интерес к живописи.
- Кстати, современное искусство он люто ненавидит, и в одном своем интервью сообщил, что сейчас эпоха деградации в самом разгаре. Также он заявил, что за большинство из того, что создано современниками, платить не то, что не нужно, а даже стыдно. За это выступление критики разбили его в пух и прах. В отместку Киву дал еще одно интервью, заявив, что берет свои слова назад: он готов платить за произведения современного искусства, чтобы иногда доставлять себе удовольствие, сжигая их у себя во дворе. Был большой скандал, и на него подали в суд сразу несколько художников.
Дима тихо усмехнулся: это было похоже на Бранна. В некоторых вопросах он был беспощадно категоричен, и спорить с ним – было себе дороже. Киву было проще сказать «да», чем объяснять, почему нет.
Тем временем остальные участники «стаи» снова начали обвинять Бранна в причастности к убийству Олега, и Дима мысленно жалел о том, что не может сообщить друзьям, что водитель загадочного черного автомобиля уже несколько дней мертв. Теперь оставалось найти заказчика. Ни Иван, ни Рома так и не прояснили этот момент. Они оба верили в то, что виновника нужно искать в Москве, и упрямо приводили всевозможные доводы, доказывающие причастность Бранна.
Так пролетело несколько часов. Разговор был прерван звонком в дверь, и Иван направился открывать. Вскоре из прихожей донеслись женский голос и звонкое детское восклицание с невнятной буквой «р».
- П-ивет, папа!
- Иван, если вам сегодня хочется побыть наедине, я с удовольствием оставлю девочку у себя. Это не вызовет никаких проблем! Вы примите, пожалуйста, еще раз мои соболезнования, - раздался вежливый женский голос.
- Спасибо, Надежда Борисовна, но пусть мелкая лучше остается дома. А вы езжайте отдыхать.
- Сейчас увидишь, точно его дочка! – прошептал Игорь, склонившись к Диме. – Брешет он, что с Алинкой больше ни разу с пятнадцати лет. Ой, брешет! Думаю, как раз с пятнадцати и начался самый пик!
Вскоре в комнате появилась «хозяйка квартиры», и слова Игоря немедленно подтвердились. Маленькая светловолосая девочка действительно была очень похожа на Ивана. Тот же разрез глаз, тот же остренький носик, разве что губы полнее, как у Алины, и брови тоже как у матери. Девочка весело вбежала в гостиную впереди Ивана, но тут же испуганно замерла. Трое незнакомых мужчин с любопытством смотрели на нее, и она в тревоге обернулась на «папу», после чего медленно начала пятиться назад.
- Ну, чего ты испугалась, проходи, - произнес Иван, когда ребенок обнял его за ногу и прижался щекой к штанине. Он усмехнулся и взял девочку на руки.
- Она какая-то стеснительная при посторонних, - произнес он, уже обратившись к друзьям.
- Явно не в мать, - хохотнул Енот. – Мамаша ее к мужикам только так бежала. Как звать-то тебя, красавица?
Девочка молча обняла «папу» за шею и что-то начала ему тихонько шептать.
- Как тебя зовут? – мягко спросил ребенка Иван.
- Вика, - еле слышно проговорила девочка и уткнулась лицом ему в плечо. Рома весело улыбнулся, наблюдая эту картинку. Что касается Димы, то происходящее и вовсе казалось ему чем-то невероятным. В роли заботливого отца он представлял кого угодно, даже Олега, но только не Пулю. Лицезреть это было крайне забавно. Игорь тоже расплылся в улыбке.
- Меня мелкотня уже в Турции утомила, но твоя мне нравится, - сказал он Ивану. –  Тебе идет роль любящего папаши.
Иван улыбнулся, а затем вновь обратился к Вике:
- Есть хочешь?
Девочка отрицательно покачала головой и снова уткнулась лицом в его плечо. Тогда Иван со спокойной душой вернулся на диван, а Вика устроилась у него на коленях.
- Вот так и живем, - усмехнулся он, чуть смутившись. – Вроде бы, когда я на работе, она нормально играет с няней, а как я прихожу – от меня ни на шаг. Иногда так часами сидим. Сказки любит слушать.
- В следующий раз привезу ей книжки, - ответил Дима. Из-за похорон он совершенно забыл купить какой-нибудь подарок ребенку. Игорь и Рома тоже допустили эту оплошность, поэтому немедленно принялись оправдываться.
- Да ладно, у нее много, - отмахнулся Иван. – Если что-то надо, идем и покупаем вместе. Правда, она только по обложкам выбирает. Читать еще только учится. Но буквы уже узнает.
- А как Алинка относится к тому, что она живет у тебя? – спросил Игорь. – Они вообще видятся? Я бы ей не показывал такую мамашу.
Иван едва заметно отрицательно покачал головой, не желая развивать эту тему при ребенке.
- А Алинкин хахаль? – Игорь словно не заметил этого маленького сигнала. – Ну, мужик, который бил их? Что с ним? Он не собирается забирать Вику обратно?
Дима не был уверен, что девочка до конца понимает их разговор, но слова «забрать обратно» внезапно испугом отразились на ее лице. Иван посмотрел на Игоря так красноречиво, что парень наконец понял, что затронул не ту тему и поспешил перевести разговор.
Спустя час друзья стали расходиться, договорившись встретиться уже завтра. Было достаточно поздно, и Иван решил укладывать девочку спать. Лесков до последнего колебался, стоит ли ему оставаться ночевать в гостиной и тем самым пугать и так неразговорчивого ребенка, но Пуля настоял на своем предложении.
Едва Рома и Игорь скрылись за дверью квартиры, Вика несколько оживилась. Теперь ей вдруг захотелось и есть, и морковного сока, и читать книжки. К тому же она принялась разыскивать свой мяч. Казалось бы, тихий ребенок разом захотел восполнить потерянное время играми, и Иван весело произнес:
- Я же говорил, она только строит из себя тихоню. Боится, когда много посторонних. Так что тебя она так и будет шарахаться, можешь не стараться. Олега еще более менее признавала, потому что тот всегда с подарками приезжал. Ну, и он, как ни крути, был ее крестным.
- А где мячик? – донесся до них жалобный голос ребенка. – Он жил на диване.
- А теперь живет в твоей комнате, где ему и положено жить. Нельзя разбрасывать игрушки! Они могут обидеться и уйти к другим детям, - серьезным тоном ответил Иван, а затем уже обратился к Диме, явно намереваясь пожаловаться. - Почему она вечно всё раскидывает?  Когда здесь няня, то за ней хотя бы убирают, а, когда я, такой бедлам устраивает. Я в детстве вообще ничего не раскидывал.
- Тебе нечего было раскидывать. Все игрушки всегда были в игровой, и выносить их оттуда запрещалось, - усмехнулся Дима.
- Я до сих пор вспоминаю ту пожарную машину с мигалками...
- У которой Олег еще лестницу оторвал?
- Да, - хохотнул Иван. Но их разговор снова был прерван детским криком:
- Папа, мячик ушел!
- Не называй меня папой! – откликнулся Иван. – Посмотри в своей комнате.
- Там нет.
- Ты, по-моему, его к себе закинул, - с улыбкой заметил Дима, и Иван тихо чертыхнулся. Он вспомнил, что действительно бросил мяч на свою кровать, чтобы не болтался в гостиной. И забыл об этом.
- Может, он решил у меня жить? Раз у тебя беспорядок? – выкрутился парень, и вскоре до них донеслось радостное восклицание Вики.
- Если мячик хочет, он может жить у папы! – добавила она.
- Не называй меня папой! – повторил Иван, заканчивая чистить морковь для приготовления сока.
В этот момент Дима не удержался от вопроса, который ему не терпелось задать с самого прихода Вики:
- А почему ей нельзя называть тебя отцом?
- Потому что я ей не отец, - спокойно ответил Иван, по кусочкам отправляя очищенную морковь в соковыжималку.
- Слушай, ну ладно, Енот, ты с ним никогда не любил откровенничать, но мне-то ты можешь сказать.
- Я и говорю. Она мне – не дочь.
В этот миг Дима почувствовал легкое раздражение. То, что девочка походила на Ивана, как две капли воды, было очевидно. Зачем продолжать врать?
- Если она – не твоя дочь, тогда на кой черт ты взял над ней опеку? С тем же успехом ты мог пойти в наш детский дом и забрать оттуда первого встречного ребенка.
- Эту девочку я знаю, и знаю, что происходит в ее семье. Мы с Алинкой еще общались некоторое время после ее замужества. И мужа я ее мельком видел: этот идиот вечно ревновал Алинку ко мне, хотя у меня с ней ничего не было. Я общался с ней лишь потому, что она сама звонила мне и напрашивалась на встречу. Обычно с соплями и слезами, мол, муж орет, муж поколачивает, муж дочку пугает. А в последний раз он ее так избил, что выбил ей передние зубы. А мелкая видела. Вика со страху почти два месяца после этого не разговаривала. А так как Алинка постоянно пробухивала деньги, которые я ей подкидывал на дочку, я решил сделать проще: забрать мелкую себе. Ну и зубы еще Алинке оплатил, чтобы дочь не пугала: точнее, сам притащил ее к стоматологу, а то в первый раз она опять все пробухала.
- А из-за чего он ее избил?
- Да бред! По пьяни решил, что Вика – не его дочка. Типа не похожа на него.
- Логично. Она похожа на тебя. Но почему ты это отрицаешь, мне не понятно.
- Охренеть аргумент! – разозлился Иван. - А на тебя, может, пол Петербурга похож, но я же не ору, что это все твои дети! Олег развел маразм с этим дурацким сходством, так теперь к знакомым с мелкой не показаться - все с любопытством в рожу заглядывают... И вообще, что стоишь, вымой эту херню.
С этими словами Иван кивком головы указал на соковыжималку и сердитый покинул кухню. Дима проводил его удивленным взглядом. В какой-то миг Лескову даже захотелось схватить его за шиворот и заставить рассказать правду уже проверенным способом, но парень передумал, решив, что Иван имеет право на собственные секреты.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: