Черный Барон

Размер шрифта: - +

XII

Весь следующий день Дима, Иван, Рома и Игорь провели вместе. Они гуляли по городу, совершенно не ощущая четырех лет, проведенных вдали друг от друга. Их диалоги звучали легко и непринужденно, без неловких пауз и попыток подобрать нужные слова. Казалось, эти четверо парней снова стали детьми. Осталось только притвориться, что они дожидаются пятого, который как будто бы ушел за сигаретами, так как выглядел немного старше остальных.
Теперь Олега не стало, и каждый втайне опасался за то, что теперь их прежняя дружба медленно сотрется из памяти, как нечто неважное. Раньше именно Койот был тем связующим звеном, которое держало совершенно непохожих друга на друга мальчишек вместе. Кем они были до него? Рома – тихим, заикающимся изгоем, которого щадили разве что девчонки и только из-за его симпатичной внешности. Игорь – неуклюжим толстяком, который изо всех сил пытался выслужиться перед Виктором, боясь, как бы тот не избил его в очередной раз. Иван – замкнутым, озлобленным парнем, который в любой даже мелкой ссоре пускал в ход кулаки. И наконец Дима, который остался совершенно один, когда его единственного друга усыновили.
Все они были одиночками, и от того представляли собой легкую жертву для издевательств со стороны местных компаний. Таким же был и Олег, когда он попал в интернат. Его привели в детдом, когда ему было девять лет. Лицо его хранило следы тяжелых побоев, рука была сломана, из потрескавшихся губ то и дело сочилась кровь. Таким способом Олега наказал его родной отец за то, что мальчик вздумал поиграть с его коллекционной машинкой. Олегу некому было пожаловаться – его мать умерла при родах, поэтому вмешалась соседка, до которой донеслись крики разъяренного мужчины и плач мальчика. Она позвонила в полицию, и после этого звонка жизнь Олега в корне изменилась.
С Иваном Койот подружился в результате драки. В детдоме Пулю побаивались за его жесткость и обычно старались его не трогать, но Олега никто об этом не осведомлял. Мальчик случайно налетел на Ивана, когда тот присел завязать шнурок. Прежде чем Койот успел что-либо сказать в свое оправдание, Пуля уже ударил его в живот. Любой другой на месте Олега немедленно бы отступил, но Койот немедленно ударил обидчика в ответ. На тот момент драться Олег еще не очень умел, но злость оказалась настолько сильной, что Ивану хорошенько досталось. Мальчишки клубком катались по полу коридора, изо всех сил мутузя друг друга, пока их не растащил воспитатель. Забияки помирились только тогда, когда угодили на исправительные работы к Прапорщику. Их заставили вскопать во дворе несколько клумб. Позже они занялись разработкой побега из детского дома, но их неизменно ловили и приводили обратно. Вначале со стороны могло показаться, что это Иван является инициатором всех безумных поступков, но вскоре выяснилось, что «генератором идей» был именно Олег. На тот момент у Койота уже возникли конфликты с Виктором, чья компания постепенно начала разрастаться. Тогда-то Олег и призадумался, что неплохо бы тоже набрать себе народа. Так, для массовки, чтобы отпугивать особо обнаглевших.
Лесков Олегу понравился потому, что, когда группа Виктора начала к нему цепляться, мальчишка не спасовал. В тот миг драка не состоялась лишь потому, что на помощь Диме поспешили Олег и Иван. Они и позвали его в свою компанию. Вначале Лескова подумывали прозвать ботаном, потому что он неплохо учился, однако, вскоре выяснилось, что ботан вполне себе спокойно может прогуливать уроки, не выполнять домашние задания и даже покуривать в туалете. К тому же, он позволял своим новоиспеченным друзьям списывать и никогда не стучал.
Рома в их компании появился тоже благодаря Виктору, точнее его попыткам найти очередного изгоя, над которым можно было безнаказанно издеваться. Вначале Рома даже немного раздражал Олега: он казался ему каким-то смазливым и беспомощным. Но, как только этот темноволосый мальчик с «оленьими» глазами обрел поддержку, то в первой же драке с Клещом, показал себя далеко не трусом. Драться он не умел, но так старался, что в итоге его противник ушел с разбитым носом. После успешно пройденного испытания Ромка уже законно прописался в их компании.
Последним среди них появился Игорь. Его взяли в компанию, чтобы позлить Виктора. Олег поспорил с друзьями на двести рублей, что сможет превратить Енота в человека, но в итоге победитель так и не определился. Первое время Койот пытался заставить Игоря похудеть и научить его вести себя круто. Второе давалось бедолаге куда проще. К тому же Енот оказался чертовски общительным и веселым мальчишкой, иногда даже чересчур. Он немедленно выдал новому лидеру все секреты Виктора, и парни еще несколько месяцев от души ржали над своим врагом. Таким образом и сформировалась великая и ужасная «стая», которая доводила до седых волос местных воспитателей.
Сейчас, уже будучи взрослыми, они шли по набережной, вспоминая свое сумасшедшее детство. Их разговор звучал чуть веселее, чем вчера, но все же в голосах то и дело сквозили нотки грусти. Теперь без Олега все могло развалиться и остаться всего лишь фрагментом детства. Этакой пожелтевшей фотографией, которую случайно находишь в забытой книге при переезде.
Дима замедлил шаг и чуть отстал от компании, когда у него зазвонил телефон. На дисплее высветился незнакомый номер, поэтому Лесков предположил, что звонить ему мог только кто-то из помощников Бранна. Каково же было его удивление, когда он услышал голос Миланы.
- Дима, извини, что звоню тебе. Ты ведь не давал мне свой номер. Я посмотрела в старом телефоне Олега...
- Что-то случилось? – Лесков бросил быстрый взгляд на друзей и с облегчением заметил, что они неспешно направляются дальше. Отчего-то ему стало неловко, что девушка Олега звонит именно ему.
- Я не знаю, Дима. Мне просто страшно. Я сижу одна в пустой квартире, пью вино и пытаюсь хоть немного успокоиться. Мы не могли бы встретиться с тобой ненадолго? Ты можешь приехать ко мне?
- Милан, у меня вылет скоро. Мы уже собираемся с парнями в аэропорт. Я могу попросить Ивана подъехать к тебе.
- Нет, не нужно его гонять. Он и так постоянно со мной нянчится. Лучше я сама приеду к тебе в аэропорт. Хочу поговорить с тобой. Наедине. Попроси ребят не провожать тебя.
- Да, но они не совсем поймут, почему я не хочу...
- Дима, придумай что-нибудь! Я должна с тобой поговорить. Хочу извиниться за вчерашнее и...
- Но весь всё нормально. Я понял, что ты не имела ввиду ничего такого.
Дима заметил, как Рома остановился и обернулся на него. Лесков сделал жест рукой, мол, я догоню, но парни все же остановились. Иван закурил, а Игорь потянулся к телефону, в очередной раз желая себя сфотографировать.
- Господи! Ты можешь выделить мне всего пятнадцать минут? Это не телефонный разговор! – в голосе Миланы послышалось отчаяние, и Дима наконец согласился. Парень чувствовал себя растерянным: он опасался, как бы вчерашний дурацкий разговор не возымел продолжения, и чувство вины не нахлынуло на него с новой силой.
Как и предсказывал Дима, его друзья откровенно удивились, услышав, что Лесков не хочет, чтобы его провожали. Он сослался на то, что рейс Игоря будет еще только через два с половиной часа после его отлета, и друзьям придется все это время киснуть в аэропорту. А так ребята смогут еще недолго погулять.
-  А ты не слишком рано выезжаешь? – усомнился Рома. – Ты еще спокойно можешь провести с нами минут сорок.
- Да нет, поеду уже, - как можно более убедительно произнес Дима. - После Москвы никогда не знаешь, что творится на дорогах. Возьму такси и спокойно доеду. А там, если что, кофе попью.
- Ну как знаешь, - пожал плечами Игорь. – В конце концов, не в последний раз видимся. Может, вы вообще ко мне в Турцию махнете? У нас пока тепло. Позагораем, с телками развлечемся. Я могу с менеджером отеля договориться, чтобы вам скидку забацали. Вон, Иван мелкую с собой возьмет. Бабы любят смотреть на отцов-одиночек. Сегодня я буду отцом-одиночкой, завтра Ромка... Да, Ром? Ты не волнуйся, мы твоей не скажем, как ты отдыхаешь. Не боись, не выгонит она тебя из квартиры.
- Слушай, ты так говоришь, как будто я с ней из-за квартиры! - обиделся Рома. – Дианка очень классная. И веселая. И умная.
- А еще твоя начальница, - хохотнул Игорь. – Да ладно, мы же тебя не осуждаем. Или что, только бабам использовать внешность для продвижения карьеры? Я бы тоже так делал, но у меня начальник – мужик. Ты молодец, Ромка, целеустремленный. Выше нас всех вскарабкался! Ну, или на тебя удачно вскарабкались.
Дима заметил, как лицо Цоя сделалось пунцовым, поэтому решил перевести разговор.
- Когда ты снова планируешь в Россию? – спросил он Игоря.
- Без понятия. Мне тут не нравится, - пожал плечами Енот. – А вот вы на тему поездки в Турцию все же подумайте. Нам всем не помешало бы развлечься!
- Ладно, созвонимся, - произнес Дима и поспешил остановить проезжающее мимо такси. Свою небольшую сумку с вещами парень взял с собой, поэтому не было необходимости возвращаться обратно к Ивану. Друзья крепко обнялись на прощание и пообещали позванивать друг другу чаще.
- Дим, - окликнул его Иван, когда Лесков хотел было уже сесть в машину. – Ты давай осторожнее там, в Москве. Одного друга я уже потерял.
На этих словах голос Ивана предательски дрогнул, и Дима не удержался, чтобы не обнять друга еще раз.
- Ты сам будь осторожнее, - произнес Лесков, хлопнув его по плечу. – Приземлюсь, наберу тебя. Всё будет нормально.
- Что-то я совсем расклеился, - Иван заставил себя улыбнуться и кивнул в сторону такси. – Что стоишь? Катись уже, придурок. До ночи с тобой что ли прощаться?
- Сам придурок, - улыбнулся Дмитрий и, махнув на прощание Роме и Игорю, сел на заднее сиденье машины...
В аэропорт Лесков приехал раньше Миланы. Он даже немного обрадовался тому, что у него есть какое-то время, чтобы собраться с мыслями и успокоиться. В последний раз Дима так волновался перед встречей с партнером Бранна. Сейчас он сидел за столиком в кафе, уговаривая себя, что нет ничего страшного в том, что девушка его лучшего друга хочет поговорить. Это ведь не какое-нибудь свиданьице в ночном баре или в номере отеля. Возможно, Милана действительно хочет сообщить что-то важное, чего не могла сказать вчера в ресторане. Возможно, она кого-то подозревает в убийстве Олега? Это предположение еще больше встревожило Диму. Если Милане на самом деле что-то известно, ей потребуется защита, и тогда ее скрытность совершенно логична. Хотя... Почему она до сих пор не сообщила ничего Ивану? Боится за то, что он натворит что-то на горячую голову и сам погибнет? Скорее всего...
В этот раз Дима узнал Милану издалека. Она была одета довольно скромно: в тонкий облегающий черный свитер, идеально подчеркивающий ее фигуру, и в строгие черные брюки со стрелками. В руках она держала легкий черный плащ. От Лескова не укрылось, с каким восхищением на нее смотрели посторонние мужчины, и чувство ревности внезапно ощутимо укололо его, тем самым заставив на себя разозлиться.
- Прости, что так долго, - произнесла Милана, присаживаясь в кресло напротив. Ее лицо немного раскраснелось от быстрой ходьбы, и девушка жестом поманила к себе официантку.
- Принесите воды и латте с мятным сиропом, - добавила она, после чего откинулась на спинку кресла и устало провела рукой по волосам.
- Так что случилось? – Дима даже удивился, что ему удалось произнести это спокойно. Сейчас он снова чувствовал себя тем малолетним дураком, который краснел, бледнел и терялся при виде этой девушки. В какой-то момент он даже поймал себя на мысли, что готов внушить Милане свое равнодушие, если не сможет держать себя в руках.
- Так официально, что я даже растерялась, - Милана нервно усмехнулась. – Ладно... Во-первых, я хочу извиниться. Не перебивай только! Вчера я была пьяна, наговорила всякой ерунды. Сегодня я тоже пьяна, но уж постараюсь себя контролировать. Короче, ляпнула ненужного, не подумав, как это может прозвучать. Может, я и сука, но не настолько, чтобы клеиться к другому парню на похоронах прежнего.
- Говорю же, все нормально. Тебе не стоило ехать только из-за этого.
Дмитрий почувствовал облегчение и улыбнулся. Он, как долбаный параноик, все себе напридумывал, в то время как Миланка ни сном ни духом не помышляла ни о чем подобном. Заметив, что напряжение спадает, девушка улыбнулась в ответ.
- Во-вторых, - продолжила она, - я хочу задать тебе вопрос и прошу ответить на него честно?
- Задавай.
- Это правда, что смерть Олега – не несчастный случай? Иван говорил, что пока ничего неизвестно, ведется расследование, но Игорь сказал мне вчера, что моего парня убили. Убил кто-то из московских, с кем он ездил встречаться.
Лесков мысленно выругался: ну кто просил Енота рассказывать об этом Милане раньше времени? Договорились же, что с ней поговорит Иван. Нет же, всюду нужно лезть со своим языком!
- Смерть Олега, действительно, не несчастный случай, - тихо произнес он, чуть нахмурившись. - Но кто за этим стоит, пока еще неизвестно. Но питерские ребята, с которыми работал Олег, этого так не оставят. Нужно немного подождать.
В глазах Миланы промелькнула тень недоверия.
- Еще Игорь сказал, что ты считаешь, что московские здесь не при чем. А виноваты именно эти самые «питерские ребята». Это правда?
- Я не знаю правды, - ответил Дима. – И прошу тебя не вмешиваться в это. Одно твое неосторожное слово, и под удар попадем мы все.
- Как я могу не вмешиваться? Моего парня убили те, кто вчера напивались на его поминках. И я не знаю, кого они убьют следующим. Ивана? Тебя?
- Успокойся. Никто никого не убьет, если не давать повода. Чем больше ты будешь паниковать, тем больше внимания привлечешь. К тому же, вполне возможно, что эти обвинения голословны. Нет никаких доказательств.
Милана нервно застучала ногтями по поверхности стола.
- Классно! – она горько усмехнулась и быстро стерла с щеки слезу. – А, может, они вообще первым делом придут за мной? Хотя, может, это и лучше... Я устала сходить с ума от страха. И даже уехать некуда. Игорь звал с собой в Турцию, мол, там я буду в безопасности. Он устроит меня к себе аниматором. А я даже не знаю, что лучше: дрожать от страха тут или там, но уже боясь за ваши жизни.
- Милана, сейчас нужно сохранять спокойствие, - вновь повторил Дима. – Это трудно! Но любое волнение выдаст нас. Возможно, тебе действительно стоит уехать, вот только найти тебя окажется не так уж и сложно. Будут искать в первую очередь через близких друзей. Ты можешь уехать, только сославшись на то, что хочешь развеяться, но никак не на постоянную работу. Если кто-то действительно хочет причинить тебе вред, ты можешь спровоцировать его именно своим побегом.
- Тогда забери меня в Москву! У меня там есть подруги, все будут думать, что я остановилась у кого-то из них. В любом случае, с тобой мне будет безопаснее, - с этими словами Милана со слезами на глазах посмотрела на Диму. В отчаянии она накрыла его руку своей, и ее ногти ощутимо впились ему в кожу.
- Я не могу напроситься жить к Ивану – это вызовет подозрения! – продолжала она. - И уж тем более не могу явиться к Роме, потому что тетка, с которой он живет, ревнует его чуть ли не к каждой юбке. Остаетесь либо ты, либо Игорь. Но с Игорем я, если честно, не чувствую себя уверенно. Мне кажется, что он предложил мне помощь не из-за Олега, а потому что... сам имеет на меня виды. Остаешься только ты. Тебе я безразлична, как женщина, поэтому я могу тебе доверять. Дим, ну ради Олега, помоги мне!
Дмитрий не ожидал, что разговор примет такой оборот. Он даже не знал, что на такое ответить. С одной стороны страх Миланы имел под собой основу, но с другой стороны не мог же он действительно поселить ее у себя. И дело было даже не в убогой квартирке и в соседе с его неугомонной Людкой – сейчас у Димы хватало денег, чтобы снять жилье получше. Дело как раз таки в Олеге, именем которого Милана сейчас заклинала Лескова ее приютить.
Заметив нерешительность на лице собеседника, девушка произнесла:
- Тебе не нужно давать ответ прямо сейчас. Я знаю, как это выглядит: какая-то девка свалилась тебе на голову и требует о помощи, а ты из-за дружбы с ее парнем не знаешь, как отказать. Если ты не можешь, я не обижусь. Я все прекрасно понимаю. В конце концов, я – детдомовка и привыкла рассчитывать только на себя.
- Нет, ты неправильно поняла, - Дима поспешил прервать ее, а затем неуверенно добавил. – Я думаю о том, чтобы... снять тебе квартиру... Но мне нужно немного времени.
Услышав эти слова, Милана мысленно возликовала. Она с трудом подавила радостную улыбку. Возможно, сразу же поселяться с Димой, действительно, было несколько поспешно, но, если он снимет ей квартиру в Москве, то они смогут встречаться. Пока как друзья, но долго Лесков точно не продержится.
Когда настало время прощаться, девушка обняла Диму за шею и ласково поцеловала его в щеку. Он все еще выглядел растерянным, но, казалось, уже серьезно раздумывал над тем, как организовать ее переезд в Москву. Благо, это было не сложно, и вопрос заключался лишь в деньгах. И в Олеге.
- Мне нужно идти, - произнес он, но Милана не спешила выскользнуть из его объятий. Ее теплое дыхание щекотало его шею, и эта проклятая близость снова показалась Лескову чудовищно неправильной.
- Ты ничего мне не должен, Дим, - тихо произнесла она, случайно коснувшись губами его шеи. – Это нормально, если ты передумаешь. Я пойму.
Милана почувствовала, как участился его пульс, и мысленно рассмеялась. Казалось, за эти годы вообще ничего не изменилось, и Дима, как был, так и остался влюбленным в нее. Когда она посмотрела ему в глаза, парень подтвердил ее мысли: он выглядел виноватым. От прежней сдержанности не осталось и следа.
Дима что-то поспешно сказал на прощание, после чего дал Милане несколько купюр на такси и скрылся из виду. Уже в самолете парень мысленно материл себя на чем свет стоит за то, что прикосновения Миланы отозвались в нем прежним волнением. Но вскоре Дима успокоил себя тем, что даже если он и снимет ей квартиру, это не значит, что они будут встречаться.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: