Черный Барон

Размер шрифта: - +

XV

Эта квартира напоминала те, которые не сходят со страниц рекламных журналов: много белого цвета и минимум декора. Здешние комнаты буквально пахли новизной и чистотой, высокие потолки не давили на плечи, а окна, казалось, пытались захватить как можно больше света. С девятнадцатого этажа открывался вид на суетливый город, шум которого тем не менее не мог забраться так высоко. В квартире насчитывалось пять комнат, и Дмитрий с долей сомнения поставил свою сумку с вещами на пол, гадая, действительно ли ему одному необходима такая большая территория. Всю свою жизнь Лескову приходилось ютиться в углах, воспринимая каждый лишний сантиметр как роскошь. Сначала у него была всего лишь скрипучая кровать в детдоме да тумбочка с облупившимся лаком. Потом – старый продавленный диван, который пах кошками предыдущего хозяина. А сейчас в его распоряжении внезапно оказались целых пять комнат: кухня, стерильная настолько, что напоминала операционную, просторная гостиная с газовым камином, спальня, в которую не стыдно было пригласить девушку, рабочий кабинет с внушительным письменным столом и обилием пустых книжных полок... Был даже обеденный зал, в углу которого находилось фортепиано. Сумка Лескова, скромно дожидавшаяся своего хозяина в прихожей, на фоне всего этого великолепия выглядела еще более убогой.
- Нравится? – вопрос Бранна заставил Дмитрия на миг отвлечься от переполнявших его чувств. Лесков обернулся на своего спутника и наконец озвучил вопрос, терзавший его с самого начала:
- Сколько он хочет за эту роскошь?
- Немного. Двадцать пять тысяч в месяц. Для твоего нынешнего заработка вполне приемлемо.
- Не понимаю. Он мог заработать гораздо больше!
- Так вы берете или нет? – Бранн нетерпеливо скрестил руки на груди.
- Конечно!
- Вещей у вас немного. Остальное сами перевезете. Не сочтите за невежливость, Дмитрий, но в вашу прежнюю квартиру я больше ни ногой. Хорошего вам вечера.
С этими словами Бранн положил ключи от квартиры на край стола и направился прочь. Сегодня он чувствовал себя особенно плохо, поэтому находиться здесь дольше у него не было сил. Свинцовая слабость разливалась по всему телу, и в какой-то миг мужчина почувствовал, что вот-вот упадет. Дмитрий заметил, как в прихожей Бранн внезапно пошатнулся, и поспешил ему на помощь. Он успел подхватить Киву прежде, чем тот осел на пол.
- Мне вызвать скорую? – в тревоге спросил Лесков.
Бранн даже удивился, услышав неподдельное волнение в голосе своего «сотрудника».
- Лучше проводите меня до машины.
- Вам нужно отдохнуть. Вернемся в гостиную, я помогу вам лечь на диван.
- Дмитрий, я сейчас не в том состоянии, чтобы по десять раз повторять свои просьбы, - в тоне Бранна послышалось легкое раздражение. Благо в третий раз повторять не пришлось. Лесков подчинился. Кое-как прикрыв за собой дверь, мужчины направились к лифту. Бранн был бледен как полотно, и было заметно, что он прикладывает все силы, чтобы держаться более-менее ровно. В этот миг ожидание лифта показалось Киву самым долгим за всю его жизнь.
На свежем воздухе мужчина почувствовал себя немного лучше. Водитель, заметив состояние своего босса, немедленно бросился навстречу, чем вызвал еще большее раздражение.
- Я не умираю! – сообщил ему Бранн, предотвращая обилие ненужных вопросов и восклицаний. Когда Дмитрий наконец посадил его в машину, Киву заставил себя улыбнуться и добавил:
- Прошу меня извинить за доставленное неудобство.
- Неудобство? Какое к черту неудобство? Что с вами происходит, Бранн? Чем вы болеете?
- Хоть у вас на шее и присутствует крест, на священника вы тем не менее непохожи, - усмехнулся Киву. – Так что приберегу-ка я свою исповедь для кого-то более подходящего.
Дмитрий нахмурился и поспешно запрятал выскользнувший крестик обратно под ткань рубашки.
- Не хотите - не говорите. Но вам нужно показаться врачу! – воскликнул он.
- Обязательно, - Бранн с откровенной иронией посмотрел на своего заботливого подчиненного, после чего велел ему захлопнуть дверь и возвращаться в свою новую квартиру. Теперь, когда Дмитрий больше не мог его видеть, мужчина ослабил галстук, расстегнул верхние пуговицы рубашки и закрыл глаза. Он дышал медленно и глубоко, словно это могло помочь ему восстановиться. И, когда машина тронулась с места, Бранн тихо обратился к своему водителю.
- Позвоните Инге. Пусть забронирует мне ближайший рейс в Индию. Меня интересует юг штата Тамилнад. Никаких частных самолетов. Мне не нужна шумиха.
На миг Бранн прервался, желая перевести дыхание. Он надеялся, что это путешествие не потребуется настолько скоро, но время опять играло против него. Проклятое время всегда играло против.
После того, как водитель переговорил с ассистенткой Киву, Бранн обратился к нему вновь:
- Да, еще кое-что... Для тех, кто будет интересоваться: я отправился на реабилитацию в Германию. Меня не будет пару недель.
Тем временем Лесков вернулся в квартиру и опустился на диван. Волнение, охватившее его в связи с состоянием Бранна, нахлынуло с новой силой. Теперь оно превратилось в плохое предчувствие, которое, как заноза, застряло в голове. Было даже странно испытывать подобное к малознакомому человеку: одно дело Олег или Иван, другое – Киву, который еще недавно мог прикончить его в каком-то заброшенном доме. Но то, как быстро увядал Бранн, просто нельзя было не замечать. Казалось, за последнюю неделю он постарел чуть ли не на десять лет. Он даже двигался как-то по-стариковски, хотя и утверждал, что трость ему нужна из-за травмы колена. Чушь! Прежде никакой трости не было. Киву выглядел молодо и свежо: жизнь буквально кипела в нем. Еще недавно этот человек занимался верховой ездой и теннисом, а сейчас он даже с кресла поднимался с трудом.
Чтобы отвлечься, Лесков решил разобрать вещи, а затем немного позаниматься. С первым он покончил быстро, зато за чертежами просидел до самого вечера. Несколько бутербродов с сыром стали его праздничным ужином в честь новоселья. В тот момент, когда Дмитрий уже собирался выйти покурить, раздался телефонный звонок. На дисплее высветился номер Ивана, и Лесков ответил. Он уже предполагал, что скажет ему друг, и его домыслы оправдались.
- Что у тебя происходит? – услышал он встревоженный голос Ивана. – Мне звонила Миланка, сказала, что ты сбрасываешь звонки и не отвечаешь на СМСки. У тебя там все нормально?
- Я был занят переездом в новую квартиру, - уклончиво ответил Лесков. С Миланой он пока еще не разговаривал: Бранн попросил подождать до тех пор, пока рыбка в виде Клементьева не попадется на крючок. До этого времени Киву попросил либо игнорировать меркантильную девицу, либо делать вид, что их соглашение с переездом в силе. Ни тот, ни другой вариант Дмитрию не нравился, но пришлось выбирать между двух зол. Притворяться Лесков не мог, поэтому предпочел избегать девушку.
- С новосельем! – зло ответил Иван. – Но мог бы хотя бы СМСку кинуть, что занят. Миланка своим идиотским звонком Вику разбудила, еле уложил ее снова. И вообще, с каких пор она тебе названивает? Вы не общались почти четыре года, а теперь вдруг вспомнили друг о друге?
- Я сказал ей, что она может позвонить мне, если ей что-то понадобится. Но теперь...
- Дим, может, я чего-то не догоняю, - немедленно перебил его собеседник, - но если ты забыл, то я тебе напомню: мы только что похоронили Олега! С какого, спрашивается, хера тебе названивает его девушка? Зачем ты ей так срочно понадобился?
- Не кричи. Я тебя прекрасно слышу.
- Значит, еще послушай! – рявкнул Иван. – Игорь видел, как ты выходил с ней курить и вы о чем-то там мило ворковали. А потом она протрепалась одной нашей знакомой, что собирается переезжать в Москву. Уж не к тебе ли, Лесков? В твою новую квартирку?
- Не ори, - единственное, что смог вставить Дима, прежде чем на него обрушилась волна нецензурной брани.
- Закончил? – спросил он, когда Иван выдохся.
- Пошел ты! Ведешь себя как мразь конченая. Если бы ты сейчас был в Питере, я бы тебе морду набил, сука! У тебя друг умер, а ты только и думаешь, куда член вогнать!
- Я знаю, кто убил Олега, - устало произнес Дмитрий. - И по какой причине.
На том конце провода повисло молчание. Несколько секунд Иван боролся с собой, после чего угрюмо спросил:
- Кто?
- Не стоит об этом говорить по телефону. На следующей неделе я буду в Питере. Если Миланка спросит, скажи, что я не взял трубку. Нашего разговора не было.
- Подожди! Причем тут Миланка? Объясни, что ты задумал.
- Я ошибся, Иван. Мне показалось, что ей тоже кто-то угрожает. Но она в полной безопасности, - с губ Лескова сорвался горький смешок.
- То есть ты все-таки собирался перевезти ее в Москву?
- Да.
- И ничего мне не сказал?
- Я знал, что ты отреагируешь таким образом.
- А каким еще образом я должен реагировать? Олег мне был как брат! Вы оба мне как братья! Ты... ты всё это спланировал за моей спиной, а теперь удивляешься? Что я еще могу подумать? Миланка тебе нравилась, не отрицай. Олег сам говорил мне об этом, всё думал, как бы до ссоры не дошло.
- Не дошло ведь, - заметил Дима. – Орешь сейчас только ты. Небось опять Вику разбудил?
- Я на балконе. И не приплетай сюда ребенка! Игорь видел тебя с Миланкой! Видел, как ты на нее смотрел!
- А Игорь сообщил тебе, что предложил Миланке поехать с ним в Турцию?
- С какого хера? – Иван откровенно опешил. – Вы что, башкой поехали оба? Уроды озабоченные! Телок вам не хватает, да? Понеслись наперегонки реализовывать свои детские фантазии?
- Видимо, он тоже беспокоился, - усмехнулся Дмитрий. – Причем серьезно, если даже успел заметить, как я на кого-то смотрю. Были еще обеспокоенные, но я надеюсь, что тот, последний, скоро обретет покой.
- Ты про что? – Иван вконец растерялся.
- Я позвоню, когда буду в Питере. Заодно привезу тебе успокоительного, - с этими словами Дмитрий положил трубку. Он вышел на балкон и несколько минут тупо смотрел в одну точку, не обращая внимания на холодный пронизывающий ветер. Давно он не чувствовал себя так погано. Такое ощущение, будто Иван забрался в самый потаенный уголок души и вытащил на свет то, что Дмитрий гнал от себя всё это время. Лесков был уверен в том, что между ним и Миланой никогда ничего не будет – Олег слишком много значил для него. Но вот разговор с этой девушкой на похоронах и тайная встреча в аэропорту заставляли Диму чувствовать себя каким-то.... запачканным, что ли? Это было глупо. Но еще глупее было то, что, обладая своими способностями, Лесков не задумался о том, чтобы заставить эту девицу говорить с ним начистоту. Повелся на ее слезы, на ее желание выглядеть слабой и беззащитной. Возможно, женские слезы – это вообще самая дешевая валюта?
Дмитрий еще не подозревал, насколько глубоко в его сознании отложится эта злость на себя за свою доверчивость. Наверняка такой человек как Бранн никогда бы не повелся на подобную уловку. Если бы не Киву, эта девица устроилась бы в Москве, нашла бы себе богатенького ухажера и жила бы припеваючи, в то время как Олег...
Лесков щелкнул зажигалкой и прикурил сигарету. В какой-то миг он обернулся и в отражении стеклянной двери увидел существо с ярко-медными глазами. В этот раз Дмитрий уже не испугался. Он больше не бросался на поиски таблеток каждый раз, когда замечал что-то странное. В каком-то смысле собственная «необычность» даже начала ему нравиться. Парень до сих пор не знал, кем он является, а дурацкая сказка Толкиена про хоббитов не сильно ему помогла. Она была слишком нереальной для восприятия, поэтому Дмитрий счел это очередной шуткой своего босса. Возможно, узнав, что Лесков действительно прочитал эту историю от корки до корки, он бы рассмеялся в голос.



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: