Черный Барон

Размер шрифта: - +

Часть III. Черный Барон

I

Перемены в больших городах протекают менее заметно, чем в малых, поэтому прошедшие пять лет не сильно сказались на Москве. Где-то город преобразился, где-то еще больше постарел. Какие-то улицы обзавелись новыми дорогами, выросло несколько стеклянных небоскребов, были отреставрированы некоторые памятников архитектуры. Одно в Москве оставалось неизменным – это ритм жизни.
В этом году зима выдалась поразительно теплой и до унылого серой. Если снег и выпадал, то уже через несколько часов таял, растекаясь по городу грязью. Хмурое небо висело над улицами, словно старая тряпка, сквозь которую никак не могли пробиться солнечные лучи. Было пасмурно, мрачно и угрюмо. Такой тип погоды Дмитрий не любил больше всего. Сейчас, сидя на заднем сидении автомобиля, он равнодушно следил за проносящимися мимо облезлыми деревьями, насупившимися прохожими и забрызганными грязью машинами. Новогодние украшения, которые еще не успели снять, будучи незажженными днем, еще больше подчеркивали эту унылую картину.
- Георгий, мы успеваем. Притормози у «Блэка», возьми нам кофе, - обратился Лесков к своему шоферу.
- О, толковая идейка, босс! – согласился водитель и весело обернулся на Диму. – Может, еще что-то? Кекс не хотите? Тут охрененные кексы!
- Хочешь, себе возьми, - ответил Лесков, извлекая из кармана мобильный телефон. Ему пришло очередное сообщение от Нади: девушка буквально настаивала на встрече, вот только Диме она уже откровенно поднадоела. Как и все модели нижнего белья, она обладала потрясающей фигурой и смазливым личиком. Однако и разговоры все сводила только к одежде, модельерам, конкуренткам и своим подругам. За пределами постели с ней было скучновато, поэтому в последнее время Дима предпочитал ходить с ней только на разные приемы. Надя стала для него своеобразным аксессуаром, как, например, дорогой портфель или коллекционная ручка. Роскошная блондинка производила нужный эффект на других мужчин, она умела позировать перед фотографами и обожала быть в центре внимания. В результате за последнее время их пара примелькалась чуть ли не во всех глянцевых изданиях.
Лесков уже собирался было отправить девушке голосовое сообщение, как от нее пришло еще одно. Уже восьмое. Наде делали прическу перед съемками, и она развлекалась тем, что отсылала ему очередное «хочу тебя», приправленное сердечком.
В итоге Дима подтвердил с ней встречу и уже начал поглядывать на часы. Водитель ушел в кофейню пятнадцать минут назад и до сих пор не вернулся. Лесков уже подумывал позвонить ему, чтобы возвращался обратно, как Георгий, более известный в определенных кругах под прозвищем Лось, появился у машины, сжимая в руках два картонных стаканчика с кофе и бумажный пакет с кексами.
- Извиняйте, босс, что так долго, - отрапортовал Лось, подавая Диме стаканчик. – Там это... одной телке не то кофе сделали, и она там права качала! Какая разница, соевое молоко или обычное?  
- Может, у нее непереносимость лактозы, – равнодушно предположил Лесков.
- У нее непереносимость мозга! Че орать-то на всю кофейню? Раз богатая, значит, хамить можно?
- Поехали, давай. Не хочу опаздывать...
- Не боитесь, босс. Нормалек всё будет. За пять минут доскочим! Оглянуться не успеете!
Если бы кто-то сказал Диме несколько лет назад, что его водителем будет тот, кто когда-то держал его в подвале, он бы послал того шутника куда подальше. Однако этим самым шутником оказался никто иной как Бранн, поэтому свое недовольство пришлось несколько поубавить.
- На кой мне личный водитель? У меня у самого права есть! – злился на тот момент Дима. – И мне уж подавно не нужен телохранитель. Я ничего такого не делаю. Зачем мне этот... «два в одном»?
- Для статуса, Дмитрий. Для статуса, - ответил тогда Киву, и, наверное, слово «статус» стало решающим. В последнее время для статуса делалось очень многое, и единственным недостатком Лескова на данный момент был именно его возраст. В двадцать семь лет трудно говорить на равных с пятидесятилетними, поэтому Дмитрий вовсю пользовался своими способностями. Вызвать уважение одним своим появлением у него, конечно же, не получалось. А вот страх срабатывал всегда. Бранн воспринимал баловство своего ученика снисходительно, но при условии, что способности Лескова не будут сказываться на нем самом. Киву был в бешенстве, когда Дима провернул этот трюк в первый раз на одной из важных встреч и напугал его самого. В тот день их сотрудничество почти что закончилось, и Лескову пришлось долго уговаривать начальника сменить гнев на милость.
- О, опять зелененький! Везет нам сегодня! – весело воскликнул Лось, вырывая Дмитрия из воспоминаний. Лесков чуть улыбнулся и уже хотел было отпить кофе, как внезапно горячий напиток выплеснулся ему на грудь.
- Твою мать! – с досадой вырвалось у Димы. На пиджаке, галстуке и рубашке мигом расцвело коричневое пятно.
Услышав восклицание своего пассажира, Георгий удивленно обернулся и ошарашенно посмотрел на последствия кофепития.
- Я что, плохо крышку завинтил? – растерянно пробормотал он. – Ё-моё, как же это... Погодите, у меня тут где-то были салфетки... Блин, где же они?
- Твои салфетки сейчас, как мертвому припарка, - сердито ответил Дима. – Надо переодеться.
- Так это, домой что ли поворачивать?
- Какой «домой», у меня встреча через пятнадцать минут! Сворачивай к «Прада», вычту костюм из твоей зарплаты...
- Может, химчистку? Кофе-то можно вывести...
- Езжай давай! – поторопил его Дима, и мужчина наконец повернул на нужную улицу.
«И вот надо же было именно сегодня!» - думал Лесков. Он мрачно посмотрел на лежащее рядом пальто, которое ему так неудачно захотелось снять.
К счастью, «Прада» находился всего в паре кварталов от места встречи. Дима, уже не дожидаясь, пока ему откроют дверь, вышел из машины и чуть ли не бегом бросился в магазин. Георгий устремился следом, держа в руке недопитый кофе своего босса.
- Я случайно, честно! Я сам не раз обливался из-за этих дебильных крышек! – восклицал он, чувствуя себя чертовски виноватым. Но еще больше Лось боялся, как бы Дима действительно не вычел сумму за новый костюм из его заработка.
С появлением этих двоих идиллия, царившая в магазине, была немедленно нарушена. Две молодые девушки-консультанты мигом отвлеклись от своих дел и поспешили навстречу мрачному, как туча, клиенту. Молодой мужчина, чье лицо показалось одной из девушек знакомым, начал буквально на ходу снимать пиджак и развязывать галстук.
- Мне нужны белая рубашка и костюм примерно такого цвета на двух пуговицах, - выпалил он. – И побыстрее!
Затем Дима назвал свои размеры, и девушки бросились выполнять поручение. Вскоре Лесков скрылся в примерочной, и уже оттуда донесся его голос:
- Гош, принеси мне галстук! Живее!
- Галстук... Ага, щас... Это...
Но внезапно Георгий столкнулся с новой проблемой. Он завис перед витриной с галстуками, не зная, какой выбрать. Мысленно он пожалел, что не обратил внимания на то, во что был наряжен его босс, а разобраться самостоятельно в этих «удавках» он не мог. Обычно с этим занятием ему помогала жена.
- Попробуйте вот этот, - обратилась к нему девушка, которую прежде Георгий не заметил. Она была одета не так, как две предыдущие, и можно было предположить, что незнакомка занимает здесь старшую должность. Если бы Лось сейчас был в другой ситуации, он бы на время забыл, что женат. Девушка показалась ему уж больно хорошенькой, правда, слишком формальной в общении. Такая вряд ли запрыгнет на колени в ночном клубе.
На его счастье, Дима не забраковал предложенный галстук, и вскоре он вышел из примерочной, одетый в новый костюм.
- Классно выглядите, босс! А ваши шмотки я мигом в химчистку отвезу, еще лучше будут! – пообещал Георгий, обрадованный тем, что туча над молодым боссом начала рассеиваться. Работать с ним, несмотря на его возраст, было приятнее, чем с Бранном: вряд ли Киву отреагировал бы на случившееся так спокойно.
- Извините, а вы – Дмитрий Лесков? – шепотом спросила девушка у кассы, прежде чем Дима передал ей платежную карту
- Да, - несколько рассеянно ответил он.
Девушка смущенно заулыбалась:
- Я видела вашу фотографию в журнале сегодня утром. Так приятно познакомиться с вами...
- Спасибо. И за помощь тоже. Это вам... за неудобство, - с этими словами Дима вытащил из бумажника крупную купюру и положил ее на стол.
- Ой, да это же наша работа! - улыбнулась девушка. – Вы что? Лучше приезжайте еще. Или пригласите нас на ко...
Внезапно консультант прервалась, почувствовав на себе строгий взгляд старшего менеджера. Она поняла, что перегнула палку и поспешно начала оформлять покупку. Дима обернулся, желая найти Лося и напомнить ему, чтобы тот забрал испачканную одежду из примерочной, но неожиданно его взгляд задержался на невысокой темноволосой девушке со светло-голубыми глазами. Черты ее лица показались парню до боли знакомыми.
- Катя? – неуверенно произнес он, на миг даже забыв, что торопится. Девушка удивленно посмотрела на него, а затем ее губы тронула улыбка.
- Дима? Привет! – Катя тоже узнала его.
- Привет! – парень шагнул ей навстречу, улыбаясь в ответ. – Получается, ты здесь работаешь?
- Уже давно. А ты, получается, наш клиент!
- Странно, почему я раньше тебя здесь не видел...
- Я редко работаю в зале, по большей части с бумагами. На самом деле, удивительное совпадение, что мы с тобой столкнулись... Жаль твой костюм, красивый был, - в голосе Кати послышалось шутливое сочувствие
- А мне уже не очень, - Лесков рассмеялся. – Кать, я сейчас тороплюсь, но, может, встретимся как-нибудь, поужинаем вместе? Расскажешь, как живешь. Так давно не виделись!
- Можем, - согласилась Катя. Ей все еще не верилось, что перед ней стоит тот самый Дима, который обучал ее математике, и с которым она впервые поцеловалась.
- Я позвоню тебе на неделе, - сказал ей Дима на прощание и спрятал полученную визитную карточку во внутренний карман пиджака. Затем он окликнул Георгия как можно более формальным тоном и поспешил к машине. Лось помчался следом, держа в одной руке пакет с испачканной одеждой, а в другой – стаканчик кофе.
- Вы допивать будете? – спросил он Диму уже в машине, на что Лесков так на него посмотрел, что Лось поспешно выпалил:
- Понял! Сам допью!
Автомобиль тронулся с места, и Лесков вновь посмотрел на часы. До встречи оставалось шесть минут. Это была его не первая встреча без Киву, но она была одной из самых важных.
Однако, вместо того, чтобы думать о предстоящем разговоре, его мысли  вернулись к Кате. Он много раз представлял встречу с этой девушкой, но ни в одной из них он не врывался в магазин с кофейным пятном на груди, да еще и преследуемый своим ошалелым телохранителем. При этой мысли ему сделалось неловко.
Уже вечером, сидя перед камином в гостиной своей квартиры, Дима прокручивал в голове их встречу. К Наде он все-таки не поехал. День выдался насыщенным, поэтому хотелось немного побыть одному. Постоянные встречи и поездки на разные мероприятия имели свойство утомлять. И, если вначале все кажется волнительным и интересным, то вскоре оно превращается в обычную рутину.
Потягивая коньяк, Лесков смотрел на пылающий огонь, наслаждаясь тишиной и покоем. Сейчас он думал о том, куда сводить Катю на их первую нормальную встречу. Это не было свиданием, поэтому нужно было придумать нечто уютное, но не вычурное. Место, где можно было просто поговорить.
Катя Белова заметно изменилась. Дима с трудом узнал ее. Она и прежде не была гадким утенком, но сейчас эта девушка словно осознала собственную привлекательность. Катя научилась подчеркивать свою красоту и больше не пряталась в мешковатой одежде. Волосы она перекрасила в более темный, отчего ее глаза стали казаться ярче, а цвет сделался более насыщенным.
Катя запомнилась ему скромной и неуверенной в себе девчонкой, поэтому Лесков был почти уверен, что девушка откажется встретиться с ним снова. Однако он ошибся.
Ему вспомнилось, как они расстались. Стоило ли говорить о том, что было двенадцать лет назад и вообще вспоминать тот случай с Артемом? Лесков предпочел бы этого не делать. С тех пор утекло много воды... Возможно, лучше говорить о живописи.
«Интересно, Катя до сих пор рисует?» - подумал Лесков. Скорее всего да, только жизнь вынудила ее пойти на работу, не связанную с ее мечтой. Жизнь вообще имеет свойство раскалывать мечты, словно орехи, и только самые упорные способны их сберечь и воплотить. В каком-то смысле мечту приходиться закрывать собой, как щитом, об который будут ударяться неудачи, сомнения и насмешки.
За время общения с Киву Дмитрий стал немного разбираться в живописи и узнавать известные картины, однако эту сложную тему он вряд ли сумел бы поддержать на должном уровне. Да и рисовать он не умел, в чем и убедился в начале их знакомства с Бранном. Как-то раз Киву после очередной встречи передал ему белый конверт, при виде которого Лескову чуть не поплохело. Он опасался, что найдет в нем фотографию изуродованного трупа Миланы, но внутри оказалась открытка с изображенным на ней черепом и свечой.
- Зачем мне этот трупешник? – настороженно поинтересовался Лесков, глядя на подозрительную открытку.
- Это не «трупешник», а аллегорический натюрморт, - назидательным тоном поправил его Бранн. – Я попросил Ингу посетить Третьяковскую Галерею и приобрести для тебя открытку на ее вкус с работой известного художника.
- И она купила с черепом? – усмехнулся Лесков.
- Дело не в черепе, Дмитрий. Ранние натюрморты содержат скрытое иносказание, которое выражалось через обыденные предметы. Проще говоря, через символику. Прежде в натюрмортах изображали черепа, которые должны напоминать людям о бессмысленности суеты. Ведь конец всегда один – смерть. Этот натюрморт так и называется "Vanitas", что в переводе с латинского означает «суета, тщеславие». Написал его известный немецкий художник эпохи Возрождения Бартоломеус Брейн Старший...
- А я тут причем? – прервал его увлекательный рассказ Дима.
- Я хотел бы попросить вас нарисовать такой же натюрморт с помощью художественных карандашей. Вам их завезет ближе к вечеру мой шофер.
- Да я труп мелом ровно не смогу обвести, какие художественные карандаши, - Лесков рассмеялся, но строгий взгляд Бранна мигом стер улыбку с его лица. – Ну если вам так надо, хотите, найду человека, который нарисует вам эту черепушку... то есть натюрморт?
- Не вздумайте. Я хочу проверить именно ваши способности... Неужели вам самому неинтересно понять, к чему у вас предрасположенность? Не разочаровывайте меня, Дмитрий.
- Ладно. Попробую, - парень пожал плечами.
На следующий день он предоставил Бранну свою работу. Киву заметно оживился, завидев в руках Лескова рисунок, и несколько минут внимательно его изучал.
- Вы сами выполнили эту работу? – поинтересовался он, не сводя глаз с изображения черепа.
- Да, - честно признался Дима.
- Хорошо. Сколько времени вы потратили?
- Не помню точно....
- Примерно?
- Ну часа два, наверное. Может, два с половиной.
Дима уже с долей интереса следил за непроницаемым лицом Киву. Бранн все еще изучал его работу, и Лескову даже показалось, что его сейчас похвалят, что случалось крайне редко. Наконец Киву аккуратно сложил листок пополам и вернул его Дмитрию.
- Никому не показывайте, - произнес он. На миг Лесков опешил, но потом не выдержал и рассмеялся.
- Я же говорил вам!
- Впредь я буду более доверчивым, - пообещал Киву. – Что же, давайте посмотрим, как у вас обстоят дела с музыкой. У Инги есть знакомая преподавательница по игре на фортепиано. Она молода, но очень талантлива, поэтому вы многому у нее научитесь.
Бранн сдержал слово, правда, вместо юной девушки прислал к Лескову пожилого старика, настолько ворчливого, что сразу же после первого занятия Дима позвонил своему начальнику и поинтересовался, что случилось с «пианисткой».
- Инга посчитала, что, обучаясь у молодой девушки, ваши мысли будут заняты совсем не музыкой, - неизменно вежливым тоном пояснил Бранн, отчего Лесков снова рассмеялся.
«И поэтому прислала мне старого деда с волосатыми ушами», - подумал он, но вслух свои мысли озвучивать не стал. И это было правильным решением. «Старый дед» оказался талантливым музыкантом и превосходным учителем. Именно он привил Диме любовь к музыке, и научил не только слушать ее, но и слышать. Когда старик умер, его смерть стала для Лескова не меньшим ударом, чем потеря Олега...
Дима поставил бокал с коньяком на стол и прошел в обеденную, где стояло фортепиано. Затем поднял крышку и пробежал пальцами по клавишам, воспроизводя начало композиции «К Элизе». Но неожиданный звонок в дверь заставил его прерваться.
Дмитрий с долей удивления увидел на пороге Надю, облаченную в роскошную черную шубу. Девушка прошла в комнату, игнорируя вопрос Лескова о том, не случилось ли у нее чего. Когда Дима закрыл дверь, Надя с наигранной обидой несильно толкнула его в плечо и воскликнула:
- Гоша передал мне твой извинительный подарок, но я решила, что браслетом ты не отделаешься!
Внезапно ее губы тронула хитрая улыбка, и она весело добавила:
– К тому же мне захотелось узнать твое мнение о том, как эта побрякушка выглядит на мне.
С этими словами девушка сбросила с себя шубу и довольно ухмыльнулась. На ней остались только браслет из белого золота и черные туфли на тонком высоком каблуке. Заметив, как Дима скользнул взглядом по ее обнаженному телу, Надя поняла, что произвела нужный эффект, поэтому ничуть не удивилась, когда Лесков притянул ее к себе и поцеловал в губы.



Deacon

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: