Черный Барон

Размер шрифта: - +

II

Он не должен был нервничать, потому что, если подумать, на это совершенно не было причин. Но он нервничал. Дима мерил шагами комнату, то и дело поглядывая на часы, словно под его взглядом стрелки могли ускорить свой бег. Их глухое тиканье рассыпалось в воздухе, дразня своим однообразием, и тем самым еще больше подчеркивали свою медлительность. До приезда Георгия оставалось всего пятнадцать минут, а Дима чувствовал себя так, будто ждать еще как минимум несколько часов. Он буквально бросился к телефону, когда на дисплее наконец высветилось имя водителя. Словно чувствуя состояние своего босса, Георгий приехал раньше. Надо отметить, что несмотря на его безалаберность, пунктуальность всегда была его сильной стороной.
- Чем здесь пахнет? – озадаченно спросил Дима, устроившись на заднем сидении автомобиля. Запах был знакомым, цветочным, вот только было непонятно, откуда он здесь взялся. Терзаться в догадках Лескову пришлось недолго. Повернувшись к нему с водительского сидения, Лось ухмыльнулся и бодро воскликнул:
- Чем-чем? Лилиями!
- У тебя кто-то умер? – на секунду на лице Дмитрия промелькнула тревога, но, заметив выражение лица Георгия, тут же отмел свою догадку.
- Почему сразу умер? – хохотнул Лось. – Вот! Букет вам купил!
- Мне?
- Ну не вам лично! Вашей зазнобе. Вы, похоже, так замотались, что совсем забыли купить цветы. А я вот подумал об этом. Так что... повезло вам со мной! Цените! Девчонка теперь, верняк, на позитиве будет! – с этими словами Лось радостно схватил с переднего сидения букет, который Дмитрий не увидел, и потряс им перед лицом своего босса.
Несколько секунд Лесков растерянно смотрел на огромные белые лилии, после чего угрожающе тихо поинтересовался:
- Я просил тебя покупать цветы?
- Нет, но вы постоянно по делам Киву дергались, я и подумал...
- А я просил тебя думать? – в голосе Лескова послышались металлические нотки. – Георгий, это не свидание. Эта девушка – моя одноклассница.
- И что? – не растерялся Гоша. – Одноклассница – не баба что ли?
- Георгий, выкинь этот веник и открой окно! Дышать невозможно!
- Дим, послушай, ты хоть и начальник, но зеленый еще, тему не просекаешь. Если хочешь закадрить...
- Я не собираюсь ее кадрить! – Лесков хоть и пытался держать себя в руках, но тут он сорвался на крик. – Ты можешь хоть раз в жизни сделать то, о чем тебя просят? Без этих своих «оригинальных» вставок! Черт возьми, походу я начинаю понимать, почему Бранн мне тебя сбагрил!
Георгий заметно помрачнел, после чего схватил цветы, вышел из машины и демонстративно бросил их посреди улицы. Затем плюхнулся обратно на водительское сидение, приоткрыл окно, и, сердито сопя, завел мотор.
Какое-то время начальник и шофер ехали в гробовом молчании, после чего Лесков не выдержал и тихо произнес:
- Я не имел ввиду «сбагрил».
- Имели, раз так сказали!
- Просто ты иногда делаешь или говоришь то, о чем я тебя не прошу, и из-за этого обычно случается какая-то фигня. Вот зачем ты брал машину Киву в прошлую субботу? Я же тебе сказал, возьми мою.
- Машина Киву более представительная, и моей Ленке она больше нравится. У нас годовщина свадьбы все-таки была!
- Я помню. Но тогда прибирай за собой, если берешь машину на мое имя. Мне не слишком улыбалось слушать нотации Киву на тему розовых трусов, которые он нашел в салоне.
- Спасибо, что не выдали меня! Это реально мужской поступок. Я оценил. Я поэтому и купил цветы, чтобы показать, что думаю о вас. Любого за вас порву.
- Пожалуйста, - устало ответил Лесков. – Однако ты мне по-прежнему должен за чистку салона.
Затем он уже с иронией добавил: - А ты вообще с Ленкой был?
- Нет, с Каринкой. Но это дела не меняет!
Дима усмехнулся, а затем задал следующий вопрос:
- А зачем ты мне вчера с Ленкиного номера звонил?
- Ленка звонила вам??? – от неожиданности Лось чуть не проехал на красный свет. Затем он обернулся на Диму и взволнованно произнес:
- Что, реально звонила?
- Да. А что случилось?
- Я на понт ее взял, сказал, пусть вам позвонит, если не верит. Походу, позвонила...
- А что ей нужно было? – Дима несколько насторожился.
- Да накладка одна вышла, - с этими словами Лось тяжело вздохнул. – Пока вы с Бранном на встрече торчали, я думаю, ну че машине пропадать, сгоняю к Каришке, она как раз недалеко работает. И квартирка ее рядом. А, когда обратно на лифте ехали, с нами баба зашла, типичная кгбшница. Оказалось, родственница Ленки. Ну и стуканула на меня. А я же тоже не лох последний, сказал, что вашу телку забирал. Она там поорала малехо, сказала, что не верит, а я возьми и скажи: «Не веришь, звони Лескову, за его телок в ответе ходить не буду!». Думал, труханет, не позвонит. Позвонила.
- А почему я узнаю это последним? – Дима снова почувствовал нарастающую волну раздражения.
- Да я не думал, что она реально позвонит. Я понимаю, она звонила вам, когда я ребенка из сада забрать забыл. Даже повезло, что она вашу визитку нашла. Но сейчас-то зачем было трезвонить?
За историями Лося Дима как-то незаметно отвлекся от своего прежнего состояния и вспомнил о нем только тогда, когда автомобиль мягко притормозил у входа в магазин «Прада».
- Так, теперь послушай меня, Георгий, - едва ли не с мольбой обратился к нему Лесков, - прошу, никакого панибратства со мной, никаких обращений к ней, никаких комментариев наших разговоров. Не оборачивайся на нас и, черт возьми, не подмигивай мне каждый раз! Лучше вообще не двигайся. Сиди и молчи!
- Вот вы отчудили босс! Прям нежданчик! Когда это я вам подмиги... А, когда та артисточка вам коленку поглаживать начала? Ну так она же не видела, что я подмигивал!
- Георгий, не выводи меня! – с этими словами Дима вышел из машины и направился в магазин. Лось проводил его обиженным взглядом. Когда Лесков только появился в окружении Бранна, то он был куда проще: говорил по-человечески, на нормальном «пацанском» языке, не любил костюмы, слушал реальный музон. Теперь же в машине постоянно играла классическая музыка, которую Лось на дух не переносил, либо композиции из каких-то фильмов. Бранн словно пытался сделать из парня свою копию с тем отличием, что Лесков был не таким богатым. В какой-то момент Лось даже озадачился, с чего это Киву так хорошо начал относиться к этому детдомовцу. Прежде он называл его за глаза не иначе как «шестерка». Но внезапно что-то поменялось в его отношении. Это произошло после радиационной аварии в Индии, когда Бранн вернулся из Германии, заметно помолодевшим. Все были уверены, что дни Киву сочтены из-за болезни, терзавшей его долгие годы. Но вроде бы Бранн согласился пройти курс экспериментального лечения, и то ли сам Бог был на его стороне, то ли сам Дьявол, но мужчина пошел на поправку. Возможно, именно это повлияло на восприятие Бранна, и он решил в благодарность судьбе сделаться чуть добрее по отношению к Диме. Впрочем, эта мысль звучала так же неправдоподобно, как слово «добрый» в сочетании с фамилией Киву...
Тем временем Дима прохаживался по магазину, дожидаясь Катю. Она попросила забрать ее отсюда сразу после работы, чтобы потом где-нибудь неподалеку выпить кофе. Девушка сомневалась, что их встреча продлится дольше часа, поэтому решила не уделять Диме целый выходной день.
Увидев Белову, Лесков ощутил, как его вновь охватывает волнение. Он не хотел в чем-нибудь ошибиться, поэтому решил, что их разговор больше будет напоминать интервью, нежели встречу старых знакомых. Он будет задавать вопросы, она отвечать. Таким образом Лесков успеет составить какое-то представление о своей собеседнице, в то время как она не выведает ничего лишнего. Такой схемы обычно придерживался Бранн, и люди удивительно легко велись на его «искренний» интерес.
Однако, заметив, что Катя тоже немного волнуется, Диме стало легче. Они обменялись лаконичным словом «привет», после чего Лесков пригласил ее сесть в машину.
- Куда поедем? – девушка решила заговорить первой, почувствовав, что неловкая пауза начинает затягиваться.
- Есть одно место, - ответил Дмитрий, пытаясь расслабиться. – Мне там нравится: спокойно, и публика приличная.
В тот же миг Лесков мысленно осадил себя. «Не стоило говорить про публику! Сейчас решит, что понтуюсь».
- То есть, никто не напивается и не нюхает кокаин, - поспешно добавил он.
К счастью, Катя не уловила этой оплошности или сделала вид, что не обратила внимания. Она чуть заметно улыбнулась уголком губ и снова задала вопрос:
- Надеюсь, там не требуется особый дресс-код? Для вечернего наряда мой костюм слишком прост.
«Купить тебе платье?» - этот вопрос больше подошел бы для Нади, поэтому Дима снова замешкался, подбирая правильный ответ. Черт! Пора уже перехватывать эстафетную палочку и начинать спрашивать ее. Вот только все заготовленные вопросы в миг куда-то подевались. В итоге Лесков ограничился однословным «нет» и молча уставился в окно.
Катя в свою очередь тоже замолчала. Она предчувствовала, что так будет, и очень боялась неуютной тишины, которая часто возникает между людьми, с которыми долго не видишься. До последнего девушка думала перенести эту встречу в надежде, что Лесков больше не позвонит, однако она не была уверена, что хочет прерывать их общение во второй раз. К тому же ей было интересно, действительно ли Дима является таким, каким его выставляют СМИ. Его прошлое появление в магазине произвело своеобразный фурор: сотрудницы никак не могли успокоиться, расспрашивая Катю, откуда она знает Лескова. Учитывая тот факт, что Белова не слишком интересовалась глянцевыми журналами, она даже не подозревала, что Дмитрий мог стать настолько известной персоной. Оля, их новенькая сотрудница, которая имела неосторожность пофлиртовать с ним на кассе, в этом вопросе оказалась куда более подкованной. Девушка немедленно нашла журнал, который читала тем утром и ткнула пальцем в фотографию Димы. На снимке он обнимал за талию девушку поразительной красоты.
- Надежда Воробьева! Она - очень крутая модель! – поясняла Оля. – С ней работают крупнейшие агенства Европы. У меня даже есть ее книга о здоровом питании!
- А о нем что-то знаешь? – поинтересовалась Катя. Она уже решила для себя, что, выпроводив из кабинета девчонок, немедленно поищет информацию о Диме в сети.
- Не особо. Обычно Надя дает интервью. Вроде познакомилась с ним на Мальдивах. Он вообще тогда с другой девушкой был, а она со своим бывшим. Сначала на соседних шезлонгах загорали, а потом увлеклись друг другом.
Интернет дополнил Катино представление о Лескове, и с каждой строчкой девушка убеждалась, что ее желание пообщаться со своим первым парнем медленно, но верно угасает. О работе Дмитрия было известно совсем немного: у него есть своя крупная юридическая компания,  а также несколько лет назад он стал совладельцем нефтедобывающего предприятия «Би Ар Эн». Каким-то образом Дима получил контрольный пакет акций и за несколько месяцев избавился от всех недоброжелателей в совете, выкупив их долю. Еще меньше Кате понравилось то, что нигде толком не было сказано, как мальчик из детдома пришел к богатству, разве что упоминалось имя его партнера по бизнесу - миллиардера Бранна Киву. О личной жизни Лескова было известно немного больше: он был завсегдатаем дорогих клубов, а так же часто показывался в свете с различными моделями и начинающими актрисами, преимущественно блондинками. Наибольшее количество совместных фотографий у него было именно с Надеждой.
Тогда девушка решила почитать немного о ней: двадцатитрехлетняя красавица со спортивной фигурой, рекламирующая нижнее белье и спортивную одежду. Она издала несколько книг о правильном питании и тренировках, а также снималась в каком-то художественном фильме, который провалился в прокате.
Таким образом перед этой встречей Катя нервничала не меньше Лескова. Она очень долго ломала голову, что надеть, потому что не хотела выглядеть на фоне Димы бедной родственницей. Вот только дома у нее ничего не было из дорогой одежды – даже с относительно приличной зарплатой подобные вещи являлись для девушки непозволительной роскошью. Именно поэтому Катя и попросила забрать ее из магазина сразу после работы. Таким образом отпадал вопрос, почему она не успела переодеться, и поехала в своем рабочем костюме, который предоставила ей компания «Прада».
Дима привез Катю в один из самых дорогих ресторанов Москвы, но девушка не слишком этому обрадовалась. Она сама собиралась оплачивать свой счет, и оставлять здесь ощутимую сумму денег ей не очень-то хотелось. Однако виду Катя не подала. Она успокоила себя тем, что, быть может, они видятся в первый и последний раз, да и живет она, не шикуя. Так почему бы не позволить себе хотя бы один раз насладиться хорошей кухней.
Сидя за столиком, они наконец разговорились. Первое, что приятно удивило Катю в ее собеседнике, его манера общения. Несмотря на то, каким рисовали его СМИ, он не вел себя, как зазнавшийся мажор, который обожает говорить только о себе. В какой-то миг девушка даже поймала себя на мысли, что рассказала о себе куда больше, чем услышала от в ответ. Затем их разговор перешел на общих знакомых.
- Из наших я видела только Машу и Иру, - Катя слегка пожала плечами. – Прежде общалась еще с Артемом, но со временем как-то затихло. О Милане и Алине знаю только с рассказов других. Сама Маша работает в казино, ее повысили с крупье до инспектора, так что в этом плане у нее все в порядке. Была замужем, но сейчас развелась. Недавно сына родила. А Ира работает консультантом в магазине. Вроде у нее парень появился, к свадьбе готовятся.
Про Артема Катя упоминать больше не стала. А Дима и не спрашивал.
- Про Алину мне известно только то, что она замужем, но брак у нее несчастливый. Муж бьет ее якобы из ревности, и ее часто видят в нетрезвом состоянии. С работы Алину уволили. Есть у нее девятилетняя дочка, правда, как мне сказала Ира, не от супруга, и живет девочка не с ней.
Катя чуть улыбнулась и добавила:
- Ты, наверное, уже не общаешься с Иваном?
- Напротив, он – мой близкий друг.
На лице Кати отразилось удивление. Неужели нынешний Дмитрий Лесков действительно общается с кем-то из своего прежнего окружения?
- Тогда ты уже знаешь, что именно Иван – отец девочки, - продолжила девушка.
- Он ей не отец, - ответил Лесков. - Он забрал Вику не из-за кровной связи, а потому что ему стало жаль этого ребенка. Иван жил в похожей семье. Отец постоянно колотил мать, и мир наступал только тогда, когда оба были пьяны.
- Я этого не знала, - в этот миг Катя почувствовала себя немного виноватой. Она не хотела стать распространителем лживой сплетни, поэтому заметно смутилась. – Извини, пожалуйста.
- Это распространенное заблуждение, - Дима улыбнулся. – Я и сам долго не верил, потому что девочка очень похожа на Ивана. Правда, с возрастом это уже меньше заметно.
- Тогда ты, наверное, в курсе и того, что произошло с Олегом... Прими мои соболезнования.
- Да. Я был на его похоронах.
Вновь воцарилась гнетущая тишина, но теперь уже рассказывать начал сам Дима.
- Рома женился, работает на телевидении, ведет политическую программу.
- Рома – ведущий? – Катя недоверчиво посмотрела на Лескова. – Но он же...
- Заикался? Да, но как-то умудрился избавиться от этого и теперь разговаривает абсолютно нормально. Ну может, только если совсем нервничает... Кто у нас там еще остался? Игорь... не женат, работает в Турции, фитнес-тренером. Похудел, хорошо выглядит. Вроде планирует возвращаться. Говорит, что по родине соскучился. Хочет в Москву, так что попробую устроить его личным тренером к кому-то из своих знакомых.
- А про Милану ты слышал?
- Мы с ней не общаемся, - уклончиво ответил Лесков.
- Она вообще ни с кем не общается из наших. Маша от их общего знакомого узнала, что с ней происходит.
Дима вопросительно вскинул бровь. Ему даже стало интересно, как это прозвучит из уст Кати и, главное, злорадствует ли она? В конце концов именно Милана издевалась над ней, пускай и непродолжительное время.
- После смерти Олега она вроде бы начала встречаться с одним питерским предпринимателем. Готовилась к свадьбе. А потом у него начались серьезные проблемы в бизнесе. Срывалась сделка за сделкой, уходили партнеры. А потом он бросил ее за две недели до свадьбы, не объясняя причин. Забрал все свои подарки и выставил вон. Ни с чем. Милане пришлось какое-то время пожить у этого знакомого. Затем она познакомилась с другим мужчиной, уже не с таким состоятельным, но вроде порядочным. И, ты не поверишь, Дима, история повторилась.
- Неужели? – Лесков откинулся на спинку стула с таким видом, словно слушал увлекательную сказку.
- Только бросил он ее еще раньше. К тому же с Миланой разом перестали общаться все ее прежние подруги. Ее словно выбросили из своего круга.
- А так бывает? – удивился Дима.
- Видимо, бывает. Маша сказала, что это прямо эхо судьбы. Ведь когда-то Милана сама заявила Маше, что она - не ее поля ягода. Такое ощущение, что ее сглазили. Знаешь, она ведь и на работу пыталась устроиться, но ото всюду ее увольняли, даже не дожидаясь конца испытательного срока. Она смогла устроиться только в ночном клубе официанткой. Выпивать начала.
Дима прекрасно знал эту историю, знал даже больше: Милана работает не в ночном клубе, а в дешевом стрип-баре, где любая девка готова отдаться за дозу героина. Лоск, который появился у нее за время жизни с Олегом, утратился, и теперь эта девица все больше напоминает прежнюю Милану: много матерится, курит и бухает, как сапожник. Диме нужно было лишь подтолкнуть ее к краю, прыгнула она уже сама.
Лескову даже невольно вспомнилось восклицание Бранна, когда тот узнал, как Дима расправился с третьим виновником смерти Олега.
- Вот! Наконец-то! Ученик превзошел учителя! – в тот момент Киву смеялся, как одержимый. -Наконец-то ты понял, что смерть – это освобождение, а не наказание. Ну, убили мы тех двоих, и что с того? Куда страшнее жить в ежедневном аду, нежели спокойно спать в могиле...
Тем временем Катя упомянула Цербера.
- Видела Михаила Юрьевича, - девушка улыбнулась, заметив, как в глазах Димы вспыхнул интерес.
- Как он?
- Лучше. Пару лет назад у него случился инфаркт, и он лежал в той больнице, где работает Артем. Я приезжала его навестить. Постарел, но все такой же строгий. Даже умудрился отчитать меня за то, что я одета не по погоде.
- С него станется, - улыбнулся Лесков. – Я бы сам хотел его навестить. Ты не скажешь мне номер его телефона?
- Скажу, сама позваниваю ему периодически. Он и про тебя спрашивал. Вот, рассказала ему, что сегодня с тобой увижусь.
- И что он сказал?
Катя замялась.
- Ну же, говори, как есть, - настаивал Дима.
- Спросил: неужто поумнел? – осторожно ответила Катя, но тут же поспешно добавила, - но он вечно ворчит, так что не обращай внимания. Никак не хочет смириться с тем, что мы все уже давно выросли. Мне вообще кажется, что он тоскует на пенсии. Когда я приезжала к нему, он с гордостью рассказывал, что наш детский дом совсем не похож на тот, в котором жили мы. Несколько лет назад какой-то состоятельный пожилой человек взял под свое крыло наш приют, и Цербер сказал, что перед смертью мечтает пожать ему руку.
Дима молча кивнул. Упоминание о каком-то богаче не вызвало у него дополнительных вопросов, но он задумался над тем, что стоит наконец проведать Цербера. Новость о том, что тот пережил инфаркт встревожила его. Как он теперь живет без любимой работы? Как сводит концы с концами?
- Я обязательно проведаю его, - произнес Лесков, чуть помолчав.
- Обязательно съезди. Он будет тебе очень рад. Тем более узнав, что ты выбился в люди.
А затем Катя ласково улыбнулась и, чуть понизив голос, добавила:
- Ты, действительно, молодец, Дима. Я не знаю, как у тебя получилось, но ты можешь собой гордиться. То, чего ты добился, это нечто невозможное для «выпускника» детского дома.
- И это говорит мне девушка, у которой состоялась своя выставка картин? Я видел твои работы в интернете. Это не новомодная мазня, которую даже в гараже не повесишь – перед мышами стыдно, это действительно красивые работы. На мой вкус! Не знаю, что там этим критикам не понравилось, но...
- Дима, мою выставку разгромили в пух и прах, - Катя заставила себя весело улыбнуться. - Классическая живопись давно устарела, ничего интересного, такое все уже видели... Сейчас искусство должно быть скандальным, оно должно уметь шокировать. Именно поэтому художники ходят голыми по улицам, бреются налысо и расписывают витрины магазинов с последующей поездкой в полицейский участок. Вот этого ждет толпа. А пейзажем или портретом действительно уже никого не удивишь. У всех есть фотоаппараты.
- Тебе удалось продать хоть одну картину?
- Хоть одну удалось. Остальные девятнадцать остались. Но это ничего, Дима. Сдаваться пока что не буду. Недавно меня пригласила выставиться другая галерея. Попробую показать свои новые работы. Если хочешь, приходи на открытие...
В тот же миг Катя испугалась, как бы Дима не решил, что она хочет воспользоваться его известным именем, чтобы о ее выставке упомянули в СМИ.
- Не знаю, как у меня получится со временем, поэтому обещать не буду, - ответил Дима. – Давай созвонимся ближе к мероприятию.
- Да, конечно, - согласилась девушка и тут же поспешно добавила, - я позвала тебя не потому, что ты знаменитый.
- Я знаю, - Лесков рассмеялся. – И, к сожалению, ты – единственная такая женщина в моем окружении.
- А твоя девушка? – Катя обещала себе не задавать вопросы про личную жизнь, но все же любопытство оказалось сильнее.
- А ты думаешь, что моя девушка встречалась бы со мной, будь я обычным человеком? Прошла бы мимо и даже не заметила. Наши отношения – это скорее взаимовыгодное сотрудничество. Что-то вроде контракта.
- Зачем? – девушка не верила своим ушам. - Ты ведь без труда можешь найти себе любящую женщину, завести семью...
- На данный момент мне не нужна семья. На то есть причины, поверь мне. А что на счет тебя? Ты замужем?
- Нет.
- Встречаешься с кем-то?
Катя чуть помедлила, но затем отрицательно покачала головой.
«Не верю, но ладно», - подумал Дима. Видимо, Беловой не очень хотелось откровенничать на тему своей личной жизни, и он решил не приставать к ней с расспросами.
В какой-то момент Катя бросила взгляд на огромные старинные часы и затем недоверчиво посмотрела на свои наручные.
- Без двадцати двенадцать... Дим, нам, наверное, уже пора.
Лесков тоже посмотрел на часы, мысленно удивившись тому, что не заметил, что уже так поздно. Впервые за долгое время за разговором с женщиной он не вспоминал о времени.
- Если хочешь, конечно. Поедем.
- Тогда нам стоит попросить счет.
- Он уже оплачен.
В тот же миг Катя вспомнила, как Дима выходил из-за стола, сославшись на то, что ему нужно сделать важный звонок.
«Все-таки оплатил...» - с досадой подумала она, но вслух произнесла.
- Спасибо! Тогда в следующий раз угощаю я. И не вздумай спорить.
- Женщина будет оплачивать мой ужин только в том случае, если я буду есть на кухне сваренный ею суп, - рассмеялся Дима.
- Готовлю я плохо, - Катя улыбнулась в ответ. - Но могу подарить тебе натюрморт: тарелка борща на праздничной скатерти.
- Надеюсь, это не будет аллегорический натюрморт в стиле "Vanitas"? – деланно ужаснулся Лесков. – Не люблю кости в супе...
Услышав это, девушка удивленно посмотрела на своего собеседника, после чего весело рассмеялась. Она никак не могла предположить, что Дима начал разбираться в живописи.
 



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: