Черный Барон

Размер шрифта: - +

VII

Пока Игорь осваивался в Москве, Лесков все чаще задумывался над тем, что совершил ошибку, позвав бывшего друга к себе. Прежде ему казалось, что он неплохо знает этого человека, но их последняя встреча оставила чертовски неприятный осадок. Игорь и раньше был шутником, но теперь в его словах сквозила неприкрытая желчь.
- Я всегда говорю правду, даже если она неприятна. Предпочитаю быть честным, - утверждал блондин.
Однако говорил он какую-то другую «правду», исковерканную и приправленную язвительными наставлениями. И, если вначале Дмитрий пытался списать его слова на незнание ситуации, то со временем начал все больше убеждаться, что друг попросту отыгрывается на нем. Вот только за что? Неужели из-за Миланы? Ведь именно из-за него, Димы, девушка не приняла приглашение Игоря и не перебралась к нему в Анталью.
Но, если с одной причиной для возникновения обиды было понятно, то за что достается Ивану и Роме? Особенно Роме! В детском доме именно с ним Игорь общался ближе всего. Обоих прежде обижали «вожаки» других стай, обоих считали изгоями. Но все-таки Заика Ик внешне был самым привлекательным для противоположного пола, поэтому девушки никогда не зубоскалили в его адрес. Скорее жалели.
Лесков задумался над тем, что стоит поговорить с Игорем начистоту и попробовать выяснить причину его странного поведения. Если он не захочет озвучивать свои мысли, Дмитрий решил не брезговать внушением: в конце концов, в случае с Миланой это стало идеальным решением. Возможно, если Игорь тоже скажет правду, общаться с ним станет легче. Или распрощаться.
В последнее время Игорь все чаще начал настаивать на том, чтобы встретиться с Катей. Дима показал ему ее фотографию, и блондин тут же загорелся.
- Кто бы мог подумать, что из нее вырастет такая куколка, - присвистнул тогда Енот. – Узнай Милана, как теперь выглядит Джоконда, облила бы ее не помоями, а кислотой. Кстати, раз у тебя с Беловой ничего нет, может, у меня с ней что-то получится?
Дмитрий не относил себя к ревнивым мужчинам. Вокруг Нади постоянно вертелись фотографы, она не раз снималась обнаженной для журналов, позировала с другими моделями противоположного пола, и Лесков воспринимал это совершенно спокойно. Однако, едва Игорь заговорил о Кате в таком ключе, Диму неожиданно обожгла ревность. Это была яркая вспышка ярости, сравнимая с той, которая бывает у зверя, когда у него пытаются отнять добычу. И Лескову пришлось приложить немало усилий, чтобы его истинные чувства не отразились на его лице. Благо, в тот момент Игорь был занят разглядыванием фотографии Кати, и не заметил реакции друга.
Лесков даже не знал, какая причина наиболее влияет на его нежелание организовывать их общую встречу с Катей. Из-за того, что блондин начнет отпускать при Беловой сомнительного рода шуточки или потому, что тот может пытаться ухаживать за ней. В этот момент Дмитрий впервые посмотрел на Игоря, как на потенциального конкурента, и невольно рассердился на себя. Неужели он будет мешать их общению из-за страха, что Катя предпочтет Игоря ему. Чушь! Напротив, лучше организовать встречу как можно скорее, и посмотреть, как будет вести себя Белова.
Сегодняшний день как раз выдался подходящим для всех троих. Катя заканчивала работу пораньше, у Димы выдался свободный день, а у Игоря в планах было только посещение качалки. Было решено встретиться около пяти часов вечера, и дождливая погода как раз способствовала посещению какого-нибудь ресторана.
В этот раз Лесков сам сел за руль. Он взял один из автомобилей Бранна, так как на его собственной машине Лось должен был заехать в мебельный салон и забрать оттуда итальянскую люстру из горного хрусталя. Первое время Дмитрий сомневался, нужна ли ему такая роскошь в холле, но дизайнер по интерьеру был непреклонен.
- Холл – это лицо дома, а, значит, лицо хозяина! – наставлял он, и Лесков из-за желания побыстрее отделаться в итоге согласился.
Когда Дима подъехал к «Прада», Катя уже выходила из магазина. Мерзко моросил дождь, поэтому она поскорее села в машину и пристегнула ремень безопасности.
- И это зимой называется? – воскликнула она, жестом указав на происходящее за окном. – Привет, Дима!
Затем Катя оглянулась назад, пытаясь отыскать Игоря, но в машине больше никого не оказалось.
- А где же основная причина нашей встречи?
- Привет, - Лесков улыбнулся. – Основная причина сказала, что уже скоро выезжает. У него вот-вот закончится тренировка.
- Молодец. Не успел приехать, а уже нашел себе занятие.
- Хороший фитнес-клуб было первым условием для возвращения в Москву.
- Даже не верится, что он настолько похудел. Я, когда смотрела фотографии, с трудом узнавала его. У него есть повод гордиться собой. Так похорошел!
Дмитрий, сам того не замечая, крепче стиснул руль и промолчал. Катя не заметила перемены его настроения, поэтому продолжила свои размышления вслух:
- Наверняка, от девушек теперь нет отбоя.
Лесков по-прежнему хранил молчание. Этот разговор нравился ему всё меньше, поэтому он решил поскорее перевести тему на предстоящую выставку Катиных работ. Белова немедленно оживилась и начала рассказывать о подготовке к мероприятию. До открытия оставалась еще пара недель, и девушка сильно волновалась. Она опасалась, как бы критики вновь не разгромили ее работы, ведь второй провал автоматически поставил бы на ее карьере жирный крест.
- Все будет нормально, - ответил Дмитрий. – Ты, главное, продолжай делать то, что тебе нравится.
- Мои работы не считаются модными...
- Мода имеет свойство меняться. По большей части из-за таких, как ты.
- Что ты имеешь ввиду? – Катя с удивлением посмотрела на своего собеседника.
- Что-то модно до тех пор, пока не появляется человек, который в эту самую моду не вписывается. Так почему бы именно тебе не стать таким человеком?
Белова не нашлась, что ответить. Она молча смотрела на Диму, чувствуя, что невольно начинает им восхищаться. Рядом с ним ей становилось удивительно спокойно – столько уверенности исходило от этого человека. Он говорил мало, негромко, и поэтому каждое его слово казалось значимым. Катя ловила себя на мысли, что свои истинные эмоции Дима прячет и позволяет видеть окружающим только ту картинку, которую хочет открыть. Но при этом у девушки не создавалось впечатления, что она общается с лжецом. Напротив, Лескову хотелось доверять.
Катя смотрела на него и не верила, что мальчишка по прозвищу Сенатор вырос в такого мужчину. Причем красивого мужчину. Она и подростком находила его привлекательным и искренне недоумевала, отчего все девчонки восхищались Олегом и Виктором. По ее мнению Дмитрий мог уступить только Роме, и самое смешное, что ни тот, ни второй даже не осознавали своей привлекательности. Они оба бегали за Олегом, глядели ему в рот и вовремя кивали головами, поддерживая любую идиотскую затею своего лидера.
Дима почувствовал, что молчание в машине начинает затягиваться и бросил взгляд на свою спутницу. И в этот момент щеки Кати немного вспыхнули.
- У тебя новая машина? – это единственное, что она смогла вымолвить в этот момент.
- Это рабочая, - ответил Дмитрий, с долей интереса подмечая смущение девушки.
- А что случилось с прежней?
- Мой шофер поехал на ней забирать для меня люстру. Дизайнер говорит, что моя прежняя совершенно не вписывается в концепцию, и чтобы отвязаться от него, пришлось выбросить кучу денег на огромное хрустальное нечто. Мало того, что ждать ее пришлось почти полгода, так еще и шофера гонять за ней. Поставщики ведь не могут сами привезти и сразу же повесить – обязательно нужно устроить представление, - в голосе Дмитрия послышались саркастические нотки, и он улыбнулся.
- Боюсь представить, что у тебя там за люстра такая, - с иронией заметила Катя.
- Я сам боюсь...
Наконец преодолев всепоглощающие московские пробки, Дима припарковался неподалеку от ресторана, и они с Катей направились в здание. Это место ничем не уступало «Библиотеке», в которой Лесков и Игорь ужинали в прошлый раз. Блондин очень хотел, чтобы этот ресторан впечатлил Катю, особенно после того, как Дима сказал, что снова угощает.
«Янтарная Комната», в которой Лесков зарезервировал столик, получил свое название потому, что являлся точной копией Янтарной Комнаты Екатерининского дворца в Царском Селе. Всё в этом месте было пропитано роскошью и головокружительным богатством. Даже рукояти столовых приборов здесь были покрыты двадцати четырех каратным золотом.
Несмотря на стоимость блюд, зал был заполнен, и только один столик пустовал, храня на себе табличку «Резервация». Катя немного занервничала, когда девушка – менеджер-ресторана снисходительно посмотрела на нее. Белова знала этот оценивающий взгляд, граничащий с презрением, так как прекрасно понимала его значение: докажи, что ты можешь себе что-то позволить. Этому взгляду обучали молоденьких продавцов-консультантов на тренингах, чтобы клиент отдал последние деньги, стремясь доказать, что платежеспособен.
В свою очередь Дмитрия встретили доброжелательно. Девушка одарила его самой очаровательной улыбкой из своего арсенала и попросила проследовать за ней. Как назло столик находился в противоположной стороне зала, и пришлось собрать все взгляды, словно репейник. Когда Катя прошла мимо сидящих за столиком двух девушек, она услышала тихие смешки, а затем радостное восклицание одной из них:
- Дима, привет! Давно не виделись!
Лесков обменялся с девушкой парой вежливых фраз, после чего извинился и направился к своему столику. Однако едва он сделал еще пару шагов, с ним поздоровалась другая девушка, и Катя почувствовала, как ее уколола ревность. Эти красавицы с гиалуроновыми губами цеплялись за него, словно ветки в непроходимом лесу. В этот момент Кате захотелось взять Диму за руку и увести подальше от этих бестий, но вместо этого девушка мысленно рассердилась на себя. Какое право она имеет ревновать его? Они всего лишь друзья, и каждый имеет право на личную жизнь.
Катя почувствовала себя лучше лишь тогда, когда они наконец заняли свой столик.
- Где же Игорь? – поинтересовалась она, бросив взгляд на часы. Блондин обещал, что приедет к пяти, но он задерживался. Тогда Дмитрий набрал его номер телефона, мысленно надеясь, что он не поднимет. Был седьмой гудок, когда Лесков собрался уже положить трубку, но в этот момент услышал запыхавшийся голос Игоря.
- Мы на месте, - произнес Дима. – Как скоро ты будешь?
- А сколько уже времени?
- Половина шестого.
- Уже? – пробормотал Игорь. - Ой... Слушай, может давай в другой раз? Пока я выпрусь из дома и доеду, вы уже поедите и свалите.
- Что-то случилось?
- Ну как тебе сказать... В зале одну телку подцепил. Потом поехали ко мне и немного увлеклись. В общем, сейчас ехать уже нет смысла, к тому же мы сожрали все сладости, которые предназначались для Катьки. Теперь надо сгонять калории, - с этими словами Игорь весело расхохотался.
Отсмеявшись, он поспешно добавил:
- Так что, передай своей помощнице, пусть еще рахат-лукум купит. И что у нее красивая попка. В общем, извиняйте, меня сегодня не будет. Но вы тоже не скучайте. Скажи Кате, что я все наверстаю, и она еще попросит добавки.
После этого Игорь положил трубку, оставив Дмитрия в некотором замешательстве. Он бросил взгляд на Катю, прикидывая, как озвучить то, что ему только что наговорил Игорь.
- Что-то случилось? – в тревоге спросила девушка.
- У него не получается приехать... Какие-то срочные дела возникли.
- А чего он не позвонил? Могли бы перенести...
«Хорошо что не позвонил», - подумал Дима, впервые довольный подобным поведением друга. Теперь он мог провести этот вечер с Катей вдвоем, но почему-то девушка выглядела несколько смущенной. Она деланно улыбнулась и открыла меню, словно пыталась спрятаться за ним.
- Я бы просто кофе попила, - осторожно произнесла она. – Не думала, что ты пригласишь нас в такое... место.
- Если не нравится, можем уйти, - Дима внимательно посмотрел на девушку. Он не мог понять, отчего она нервничает.
- Наоборот, здесь очень красиво. Лучший ресторан, в котором я когда-либо бывала.
- Тогда в чем дело?
- Я не особо голодна. Я думала, мы встретимся на каких полчаса...
- У тебя какие-то планы на вечер?
- Забудь, давай сделаем заказ, - Катя почувствовала себя глупо. После того, как Дима подарил ей букет, она поклялась себе, что больше никогда не встретится с ним наедине. И, конечно же, немедленно нарушила эту клятву, пускай и случайно.
Постепенно дурацкая неловкость за эту ситуацию исчезла, и они снова разговорились. Но этот ужин проходил не так, как того хотелось Кате. Как оказалось, отсутствие Игоря было не самой главной ее проблемой. Она постоянно чувствовала на себе взгляды знакомых девушек Димы и прикладывала все силы, чтобы не выдать своего волнения. Здесь Белова чувствовала себя не в своей тарелке, и даже рабочий костюм дорогой фирмы не мог служить для нее броней. Здешние девушки были наряжены в вечерние платья и буквально сочились высокомерием. Они были царицами этой Янтарной Комнаты, а Катя в их глазах выглядела прислугой, которая посмела сесть с ними за один стол.
Дима пытался развлечь ее беседой, но, как только они закончили ужинать, Катя попросила отвезти ее домой.
«Неужели из-за Игоря?» - недоумевал Дима. «Неужели он умудрился очаровать ее по одной фотографии? На нее непохоже...»
Они выехали с парковки в полном молчании. И, возможно, всю дорогу до Катиного дома в машине так бы и звучал только Вагнер, если бы не неожиданный звонок Георгия. Посчитав, что водитель собирается отчитаться на тему люстры, Дима не счел нужным делать разговор приватным, поэтому оставил его на громкой связи. Возможно, болтливость Лося пришлась бы сейчас в самый раз. Однако, в этот раз, к его удивлению, Георгий с трудом ворочал языком.
- Босс, - еле слышно выдавил он. – Вы... Вы когда... дома будете?
- А что случилось? – Дима тут же пожалел, что понадеялся на разговор о люстре. Еще не хватало, чтобы Катя услышала про какую-нибудь разборку местных братков.
- Я упал... А дверь.. только вы... открыть можете.
- Ты что, еще в моей квартире?
- Да...
- Что произошло?
- Просто... приезжайте. Пожалуйста.
- Хорошо, я еду..., - Дима бросил быстрый взгляд на взволнованное лицо Кати, и девушка быстро кивнула головой, давая понять, что согласна с таким изменением маршрута.
- Я сейчас наберу Кастета. Он раньше будет. Пусть вскрывает дверь, - Лесков тоже не на шутку встревожился. По голосу Лося он понял, что мужчине чертовски плохо.  
- Не! – в интонации Георгия послышался слабый протест. – Не надо... пацанов... Я вас подожду...
- Хорошо, - Дима не понимал причину отказа, однако спорить не стал. - Минут через десять буду. Продержишься?
- Да...
Из разговора с Лосем было понятно только то, что он упал и, вероятнее всего, серьезно разбился. Его голос звучал настолько слабо, что Дмитрий встревожился не на шутку. С минуту он молчал, переваривая информацию, а затем обратился к своей не менее взволнованной спутнице.
- Катя, извини, пожалуйста, что придется сначала ко мне..., - начал было Дима, но девушка прервала его.
- О чем ты вообще говоришь! Ему же плохо. Возможно, скорая потребуется. Я бы сейчас вызвала.
- Да они не зайдут без ключа. А дубликат только у Георгия.
Дмитрий уже опасался того, что под словом «упал» Лось зашифровал истинную причину своего нынешнего состояния. Вероятнее всего, Георгия подстрелили, решив, что это Лесков вернулся в квартиру.
«Хоть бы не огнестрел», - думал парень, нервно стискивая пальцами руль. Сейчас он был благодарен Кате, что она не задавала ему вопросов и не сыпала предположениями.
- Подожди, пожалуйста, в машине, - произнес Дмитрий, когда он припарковал автомобиль у подъезда своего дома. Он опасался, что в квартире может быть еще кто-то и не хотел рисковать Катей. – Я позвоню тебе через минуту. Если нет – оставляй машину и уезжай домой на такси.
Катя хотела было возразить, но, взглянув на Диму, поняла, что последнее, что ему сейчас нужно, это подобный разговор. Поэтому она молча кивнула.
Это ожидание звонка впервые показалось девушке настолько долгим. Она то и дело поглядывала на телефон, словно от этого время могло ускорить свой бег. Но вот, когда на дисплее высветилось словосочетание «Дима Одноклассник», Катя выдохнула с облегчением. Поведение Дмитрия напугало ее еще больше, чем звонок его водителя. Поэтому, когда Лесков наконец разрешил ей подняться, девушка почувствовала себя более спокойно.
Когда Катя заглянула в приоткрытую дверь, она обнаружила лежащего на полу окровавленного Георгия. Склонившись над ним, утопая в осколках, на коленях стоял Дмитрий. Еще чуть дальше валялась разбитая вдребезги злополучная итальянская люстра. Чуть поодаль лежали стул и маленькая табуретка. Стола, который располагался точно под крюком для люстры, тоже прежде в этой комнате не было...
Не нужно было быть великим провидцем, чтобы понять, каким образом получился коллаж из всех этих предметов, и как они связаны между собой. Пока Дима говорил по телефону, объясняя сотруднику скорой помощи, куда ехать, Лось болезненно поморщился и тихо застонал. Его лицо и шея были исцарапаны осколками.
- Держитесь, скоро приедет врач, - единственное, что смогла вымолвить девушка. Она надеялась, что состояние Георгия окажется не столь плачевным, и он не переломал себе все кости. Тем не менее Диме строго настрого запретили поднимать упавшего самостоятельно, опасаясь, как бы Георгий не повредил себе шейные позвонки.
- Зачем же ты полез туда? – вырвалось у Дмитрия. – Я же всего лишь попросил донести коробку и дождаться мастеров...
- Да я бы..., - с трудом произнес Георгий. - Сам повесил... Она не очень... тяжелая... Равновесие потерял... Помочь хотел...
- Да я вижу, - с досадой ответил Лесков. – Ладно, потерпи немного. Скоро уже приедут.
- Пацанам...
- Что? – не понял Дима.
- Не говорите... Ржать будут... Скажите... Зверье разгонял. Чтобы вас... не зацепили... Извините, босс. Я помочь хотел... А тут... нежданчик.
Когда приехали сотрудники скорой помощи, выяснилось, что Лосю еще повезло, и он не травмировал себе позвоночник. Однако врач высказал опасение, что у пострадавшего вероятнее всего сломано левое плечо и два ребра, а также возможно сотрясение мозга...
Когда Лося увезли, Дмитрий позвонил его жене.
- Если вам не с кем оставить сына, я могу забрать его, пока вы не вернетесь домой..., - устало предложил он уже после того, как рассказал, что случилось с Георгием. Он услышал, как Елена заплакала и параллельно начала что-то говорить своему сыну.
- У нас бабушка гостит, всё в порядке. Спасибо вам, что позвонили.
- Возьмите такси, я компенсирую. И насчет денег за лечение тоже не беспокойтесь. Пусть врачи делают все, что нужно.
- Спасибо, спасибо...
Когда Дмитрий положил трубку, он виновато посмотрел на Катю.
- Еще раз извини за случившееся, - произнес он.
- Не нужно извиняться. Лучше давай приберемся здесь. Я помогу...
Более провального свидания нельзя было даже придумать. Сначала Дима не угадал с рестораном, затем история с «летающим» Лосем и скорой помощью, и в довершение уборка стекла. Было решено всего лишь немного подмести, чтобы уже завтра этим вопросом занималась домработница. Таким образом злополучной люстре было дозволено провести еще немного в квартире, в которой она так и не прижилась.
- Красивая была, - заметила Катя, рассматривая уничтоженное произведение искусства. – Сочувствую.
- Да уж, после такого дня мне, определенно, нужно выпить, - усмехнулся Дмитрий. - Идем, помянем мою люстру.
- Давай по одному бокалу, и тогда поедем, - улыбнулась девушка.
- А больше одного мне и не светит. Я же за рулем...
Спустя несколько минут Дима и Катя устроились в гостиной с бутылкой вина. По стеклу яростно барабанил дождь, поэтому Лесков разжег камин, отчего в комнате моментально сделалось уютно. Танцующие языки пламени дарили ощущение покоя, и впервые за этот вечер Кате наконец удалось расслабиться. Сидя на диване, она смотрела на огонь и неспешно потягивала вино. Почему-то происходящее вдруг перестало ее пугать, а мысли о том, что ей нельзя общаться с Дмитрием, постепенно отступили. Они знали друг друга с детства, так почему они должны прерывать общение? Ведь никто из них не переступает черту.   
Постепенно Дима и Катя разговорились о прошлом. Они вспоминали детские годы, воспитателей, поездки на экскурсии. За этим диалогом время вдруг стало каким-то несущественным, и они как будто вернулись в прошлое. Снова стали детьми, которые встречались на «Чердаке» и тайком от старших пили вино. Дима с иронией вспоминал свои юношеские «подвиги», Катя делилась своими.
- Помнишь, когда Прапорщик вывез нас с палатками к озеру, я была единственной, кто не пошла купаться, - произнесла девушка.
- Ты вроде не умела плавать?
- Я плавала лучше чем большинство наших мальчишек, - рассмеялась Катя. – Но ровно за день до поездки я прочитала сборник страшилок. И один из рассказов был про пиявок-мутантов. Мерзкий до тошноты. И те пиявки как раз жили в похожем водоеме... В общем, я как увидела это озеро... Представляешь? Взрослая двенадцатилетняя барышня испугалась придуманных водяных чудищ.
- Знала бы ты, чего боялся взрослый двенадцатилетний пацан, - усмехнулся Дима. Он поставил бокал на край стола и откинулся на спинку дивана.
- И чего же он боялся? – Катя чуть склонила голову на бок, лукаво глядя на своего собеседника.
- Да ты еще всем расскажешь, - с иронией заметил он.
- Я никогда в жизни не выдавала чьи-то секреты! – воскликнула девушка. – Выкладывай давай! Я же призналась тебе про пиявок.
Дмитрий чуть помедлил, словно размышлял, стоит ли открывать столь великую тайну, но затем, понизив голос, произнес:
- Я боялся девчонок.
- Девчонок? – недоверчиво переспросила Катя, после чего не выдержала и рассмеялась.
- Именно. Вы всегда казались мне совершенно непонятными существами, но самым страшным для меня представлялись поцелуи. Я абсолютно не понимал, как это делается, а, главное, зачем. И чертовски боялся, что однажды наступит тот момент, когда придется испытать это на своей шкуре.
- Поцелуи?
Дмитрий молча кивнул.
- Насколько мне не изменяет память, целовался ты весьма прилично, - ответила Катя и тут же пожалела, что сказала это. Все-таки вино сделало свое дело – она стала меньше задумываться над словами. И в этот миг Лесков придвинулся к Кате так близко, что она отчетливо ощутила аромат его парфюма.
- Как ты можешь знать? – тихо спросил он. - Тебе же сравнивать было не с чем.
Катя почувствовала, как ее сердце начинает биться быстрее. Лесков будто нарочно заманил ее этим разговором в ловушку, из которой она уже не могла выбраться.
- Дима, я..., - девушка хотела было что-то сказать, но Дмитрий прервал ее поцелуем. Его губы коснулись ее губ сначала осторожно, словно пробуя на вкус, а затем поцелуй стал более требовательным. И Катя не смогла не ответить. В последнее время она представляла этот момент слишком часто, чтобы сейчас заставить себя отстраниться. Девушка приоткрыла губы, позволяя Диме углубить поцелуй, и почувствовала, как у нее начинает учащаться дыхание. Рука Лескова скользнула под ткань пиджака Кати и легла девушке на талию, лаская ее тело через шелковую ткань майки.
На секунду Белова прервала их поцелуй, чтобы прошептать его имя, но Дмитрий снова накрыл ее губы своими. Его прикосновения становились все более жаркими, и Катя невольно запрокинула голову, позволяя ему целовать ее шею. Но вот девушка попыталась отстраниться еще раз.
- Дима, пожалуйста, - прошептала она, мягко перехватывая его руку, когда он стянул ткань пиджака с ее плеча. – Не надо.
Эти слова подействовали. На миг Дмитрий замер, все еще касаясь губами ее обнажившейся кожи, а затем отстранился и внимательно посмотрел девушке в глаза. Он чертовски хотел ее, и она отзывалась на его ласки. Так в чем же дело?
- Прости, я не могу, - Катя поспешно натянула на плечо ткань и, комкая ее в пальцами, еле слышно произнесла. – У меня есть парень.
В этот вечер ей безумно хотелось забыться, позволить всему идти так, как хотелось, но человек, который сейчас ждал ее дома, не выходил у нее из головы.
Какое-то время Лесков молчал, словно пытался осознать услышанное. По его лицу было непонятно, что он сейчас испытывает, однако, когда Дима наконец ответил, Катя поняла, что все кончено. Его голос прозвучал непривычно формально, а именно - абсолютно ровно и безэмоционально.
- Я вызову водителя, чтобы он отвез тебя домой.
С этими словами Дмитрий набрал номер шофера Бранна и попросил старика приехать. Теперь оставалось только переждать эти мучительно долгие двадцать минут.
- Дима, прости, пожалуйста. Я не думала, что все зайдет так далеко, - попыталась было оправдаться Катя. – Так не должно было случиться.
- Все в порядке, - спокойно ответил Дмитрий. – Мы всего лишь не поняли друг друга. Такое иногда случается.
- Ты не злишься? – не поверила девушка.
- Абсолютно. Хочешь кофе?
Лесков до последнего сохранял поразительное спокойствие, а Катя изо всех сил пыталась сдержать слезы. Еще ни разу в жизни ей не было так стыдно и так больно одновременно. И поведение Дмитрия не смогло обмануть ее. Она задела его, и наверняка эта встреча станет для них последней. Еще пару дней назад Катя обещала себе, что больше не будет с ним видеться, но теперь она по-настоящему осознала, что это для нее будет значить.
Дмитрий помог Кате надеть пальто и проводил ее до машины, после чего вернулся в квартиру и с облегчением закрыл дверь. Строить из себя ледяное изваяние после того, что только что произошло, оказалось невыносимо сложно.
«Черт возьми.... А ведь Олег говорил, что она с кем-то живет...», - думал Дима, меряя шагами комнату. «С чего я решил, что она одна... Нет, не решил, она сама так сказала... Надо выяснить, что у нее там за орел».
В этот момент он, сам того от себя не ожидая, в ярости смахнул на пол дорогую китайскую вазу. Сейчас Дима даже был рад тому, что злится. В первое время злость мастерски глушит ощущение пустоты и дает время немного залатать душу.
Тем временем водитель Бранна то и дело посматривал в зеркало на свою пассажирку. Старик заметил, что девушка плачет, хотя и пытается скрывать свои слезы. Она поспешно стирала их с лица и нервно покусывала губы, не смея смотреть больше никуда, кроме как в окно. В душе Катя была рада, что ее вез не Георгий – тот бы мигом доложил Лескову о ее состоянии. К тому же Гоша наверняка полез бы к ней с расспросами. Старик оказался куда более тактичным.
Когда девушка наконец приехала домой и зашла в подъезд, она невольно задержала взгляд на пустом подоконнике. Димины цветы исчезли с него в тот же день, как Катя оставила их. Видимо, кто-то решил отнести их своей подружке или украсить квартиру.
Катя открыла дверь своим ключом, и первым делом услышала запах жаренной картошки. Стас уже хозяйничал на кухне, готовя для них ужин.
- А говорила, что заканчиваешь раньше, - услышала она его веселый голос. Темноволосый парень двадцати шести лет выглянул в прихожую и приветливо улыбнулся. Однако, заметив заплаканное лицо Кати, Стас немедленно сделался серьезным.
- Что случилось, котенок? – спросил он, поспешно приблизившись к ней. – Эй, милая? Расскажи мне.
Его встревоженный ласковый голос заставил Катю почувствовать себя еще хуже. Лучше бы он накричал на нее, мол, где ты шляешься, пока я готовлю тебе ужин. Но вместо этого Стас притянул ее к себе и крепко обнял.
- Тише, родная, ты чего? – от его слов Катя заплакала еще сильнее. Она спрятала лицо у него на плече и тихо прошептала:
- Прости меня...
- За что, Катя? – недоумевал парень. Он поглаживал ее по волосам, не понимая, что такого могло случиться за несколько часов. – За что ты просишь прощения?
Катя молчала, и от этого Стас заметно встревожился.
- Ну же, родная, ты все мне можешь рассказать. Что произошло?
- Ничего, - прошептала Катя.
«К счастью, ничего...»



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: