Черный Барон

Размер шрифта: - +

XIII

Екатерина Белова относилась к тем людям, которые совершенно не верят в чудеса. Волшебство в ее жизни закончилось со смертью родителей, и с тех пор реальная жизнь каменной глыбой обрушилась на ее хрупкие детские плечики. За все это время чудо произошло только раз, когда воспитательница в интернате сказала девочке, что с этого дня ее обучением займется уважаемый питерский художник. В первое мгновение эти слова показались Кате какими-то неправдоподобными. Скорее всего произошла чудовищная ошибка, и кого-то другого, а не ее будут обучать живописи. Неужели столь известного преподавателя могли заинтересовать ее жалкие попытки перенести частицы мира на листок бумаги? У Кати не было ни техники, ни опыта – она была самоучкой, причем совершенно неуверенной в себе.
Когда Белова впервые пошла на занятия, Алина дала ей «дружеское» напутствие – переспать с этим художником, чтобы потом он помогал ей в развитии карьеры.
- Так все делают, - пояснила тогда подруга. – Он взял тебя только из благотворительности, а не из-за великого таланта. Поэтому тебе не рисовать нужно, а понравиться ему. Вот тогда твое будущее будет устроено!
Возможно, доля правды в словах Алины все же присутствовала, но Катя не смогла переступить через себя, чтобы попытаться проверить эту теорию. Даже мысль о том, чтобы сделать нечто подобное, казалась ей отвратительной.
Примерно в это же время с Беловой произошло еще одно чудо: на нее наконец обратил внимание парень, который ей нравился. Прежде она говорила подругам, что всех мальчишек в интернате воспринимает не иначе как идиотов. Однако здесь она несколько лукавила. Во-первых, она не хотела видеть сочувственные гримасы на личиках своих ровесниц, во-вторых, боялась, как бы слух не дошел до объекта ее симпатии, а в-третьих и, наверное, в главных, Катя не хотела ссориться с Королевой. Милана терпеть не могла, когда кто-то пусть даже в тайне посягает на ее поклонников. Но в какой-то момент в жизни все так закрутилось, что Белова внезапно попала в компанию Виленского Олега, Койота, и привел ее туда никто иной как Лесков, тот самый парень, к которому она испытывала симпатию.
После истории с закрытием чердака, все разрушилось так же стремительно, как и началось. Катя часто думала о том, почему она захотела с Димой расстаться. Частично это произошло потому, что Белова не понимала его поведения по отношению к Артему, частично потому, что не хотела, чтобы он видел ее остриженной, а, может быть, потому, что она не могла игнорировать его влюбленность в Милану. Девушка решила уйти в другой интернат и больше не вспоминать о своей первой симпатии.
Вот только не вспоминать не получалось. В новом детском доме Кате так и не удалось завести друзей. Не везло и Артему. Почему-то этот парень вновь начал подвергаться издевательствам со стороны других подростков, и там ему приходилось не менее тяжело, чем раньше. Артем так и не научился защищаться, и единственным человеком, который приходил ему на выручку, была Катя. Она заступалась за него перед парнями, огрызалась, когда девочки высмеивали его. Постепенно два изгоя настолько сблизились, что начали доверять друг другу самое сокровенное.
Однажды Артем в пылу гнева воскликнул, что все их беды из-за Лескова, и, если бы не он, то не пришлось бы переходить в другой интернат. Для парня стало полной неожиданностью, когда Белова внезапно принялась отчаянно защищать Дмитрия.
- Ты что, влюбилась в него? – обиженно воскликнул Артем, желая немного осадить свою подругу.
- А что, если и так? – огрызнулась девушка, и ее ответ заставил парня окончательно растеряться.
В тот день Артем возненавидел Лескова еще больше, потому что в последнее время он все чаще ловил себя на мысли, что испытывает к Беловой далеко не дружескую симпатию.
Хорошие отношения с Артемом закончилась тогда, когда он сообщил Кате о своих чувствах. Парень планировал, что они вместе покинут детский дом, заселятся в предложенную государством малюсенькую квартирку и заживут, как полноценная семья. Вот только Белова не разделяла его стремлений.
Когда он узнал, что Белова собирается переезжать в Москву, парень сам пожелал прервать их общение.
- К нему бежишь, да? – язвительно поинтересовался тогда Артем. – Ни гордости нет, ни самоуважения? Ну беги-беги. Вот только вряд ли ты ему там нужна. Я – единственный человек, который любит тебя по-настоящему. Однажды ты это поймешь и сильно пожалеешь, что не захотела остаться со мной...
Катя уехала в Москву, но ее мечты быстро разбились о камни суровой реальности. Живопись не могла обеспечить ей стабильную зарплату, поэтому девушка продолжала одновременно работать в магазине «Прада». Из-за учебы, основной работы и преподавания у Кати почти не оставалось времени на личную жизнь. До нее доходили слухи о бывших подругах из интерната, которые выходили замуж, рожали детей. И, сравнивая себя с ними, девушка начинала чувствовать себя какой-то неправильной. Ее коллеги обожали интересоваться, когда она выйдет замуж, и Беловой постоянно приходилось оправдываться.
- А годики-то тикают, - с чувством собственного превосходства напоминали ей замужние подруги. В какой-то момент Екатерина встретила Машу, которая как раз рассказывала ей о первом годе своего замужества. И, конечно же, она задала встречный вопрос.
- Да так, живу с одним, - солгала Катя.
«Мольбертом зовут...»
Именно эта фраза «живу с одним» и дошла до Димы через Олега. На самом деле в отношениях у Кати были либо долгие пробелы, либо короткие разочарования. До тех пор, пока она не встретила Стаса. Доброго, понимающего, любящего. Он стал первым человеком, которого Белова по-настоящему впустила в свою жизнь. Из маленькой съемной комнатушки Волошин перевез девушку в свою двухкомнатную квартиру, познакомил с родителями и в последнее время даже начал заговаривать о свадьбе.
Коллеги Кати наконец перестали зубоскалить, когда Стас показался на одном из корпоративов. Высокий, темноволосый, с серыми глазами, он привлекал внимание других женщин, и Белова даже невольно почувствовала легкий укол ревности.
- Он у тебя на Лескова похож, - сказал ей в тот вечер директор отдела маркетинга, томный крашеный брюнет, явно нетрадиционной ориентации.
- На кого? – Кате показалось, что ей послышалось.
- На Лескова. Только... бюджетная версия.
- На писателя что ли?
- На писателя, писателя, - передразнил ее мужчина и, весело посмеиваясь, удалился восвояси.  
Катя не поняла этой остроты, хотя слова о «бюджетной версии» сильно задели ее. Директор отдела маркетинга славился своими язвительными комментариями, но в этот миг Беловой чертовски захотелось приструнить его. К тому же на известного русского писателя Стас совершенно не был похож.
С тех пор прошел год. Этот дурацкий разговор забылся, и единственное, что сейчас волновало Катю, это продвижение по карьерной лестнице и предстоящая выставка картин. Именно в этот момент, когда жизнь, казалось бы, встала на рельсы и даже определила, куда ей направляться, появился Дмитрий. Раздраженный, мрачный, в костюме, облитом кофе. Вначале он даже не заметил Катю - настолько спешил, но Белова не могла не заметить его. Со времен детского дома Лесков стал еще более привлекательным, и девушка наконец поняла, кого имел ввиду ее коллега, сравнивая с ним Стаса. Действительно, Волошин был немного похож на Лескова, только одевался и вел себя куда проще. Дмитрий же, даже в залитом кофе костюме, выглядел так, словно он как минимум владеет половиной этого города. От него буквально исходила какая-то внутренняя сила. Это чувствовали и сотрудницы магазина, поэтому они вовсю старались ему понравиться. Катю откровенно возмутило то, как Оля в открытую начала с ним флиртовать. Позже девушка убеждала себя, что разозлил ее именно непрофессионализм подчиненной, а не непонятно откуда взявшаяся ревность. Девушка даже мысленно рассердилась на себя: ее реакция на свою прежнюю любовь уж больно напоминала дешевый роман, которыми сплошь забиты подземные киоски.
Лесков стал тем, кто в миг разрушил то, что Катя и Стас создавали долгие годы. Несколько встреч с ним, и все оказалось перечеркнуто. Белова ненавидела себя за свою слабость, но ничего не могла с собой поделать. Ее тянуло к Лескову с еще большей силой, но при этом девушка понимала, что она не может предать Стаса. Слишком многое связывало ее с этим парнем, чтобы взять и все разорвать. Стас был мягким светом, который освещал ее путь, когда все остальные огни гасли. Лесков, напротив, был яркой ослепительной вспышкой, который затмевал собой все вокруг.
Прекращение общения с Димой далось Кате неожиданно тяжело. Она не думала, что за каких-то пару месяцев настолько увязнет. И еще тяжелее было объяснять Стасу, почему у нее такое подавленное настроение. Приходилось лгать, что все дело в предстоящей выставке, и что она, Катя, сильно переживает. Но самое тяжелое во всем этом было слушать успокаивающие слова со стороны своего парня. Он настолько доверял ей, что больше не спрашивал о том, за что она просила у него прощения.
День открытия выставки начался для Кати в три часа ночи. От волнения она никак не могла заснуть и то и дело перепроверяла, все ли готово для завтрашнего дня. Открытие должно было состояться в семь часов вечера. Но уже в девять утра Беловой позвонил управляющий галереи и поинтересовался, можно ли расширить лист приглашенных гостей.
- Насколько сильно расширить? – встревожилась Катя.
- Человек на сто, может, больше...
- Но у нас банкет рассчитан только на тридцать.
- Да я поэтому и звоню, - согласился мужчина. - Тут передо мной сейчас стоит младший менеджер ресторана «Янтарная Комната», Лидия Викторовна. Несколько дней назад им поступил заказ, что они обслуживают наше мероприятие.
- «Янтарная Комната»? – не поверила Катя. - Нет, это какая-то ошибка.
- И я так говорю, но Лидия Викторовна настаивает на том, что счет уже оплачен. Вам остается только поставить свою подпись. И еще звонили флористы... Предлагают украсить выставку бежевыми розами.
Услышав про бежевые розы, Катя сразу поняла, с кем имеет дело. Какое-то время она колебалась, после чего сообщила, что немедленно приедет в галерею.
До сих пор Дмитрий не дарил Беловой подарков, но в этот день он подарил ей ее мечту. Катя даже представить себе не могла, что на ее скромную выставку пожалует столько людей. Банкет в честь открытия был проведен на высшем уровне, за что девушка и управляющий галереи получили отдельный комплимент. Сложнее всего Кате было объясняться со Стасом, который представлял это мероприятие совершенно иным. На фоне разнаряженных представителей высшего общества, он чувствовал себя не в своей тарелке. Катя успела взять для них напрокат одежду от «Версаче», однако Стас категорически отказался одеваться в эти «гламурные» тряпки, за что после постоянно ловил на себе пренебрежительные взгляды.
- Я не собираюсь меняться только для того, чтобы им понравиться, - сердился Волошин. - Неужели того, что я вытаскиваю людей из горящих домов, недостаточно?
Катя не стала ему говорить о том, что, к сожалению, фотография, сделанная на яхте, в глазах современного общества стоит больше, чем чья-то спасенная жизнь. Чтобы поддержать своего парня в этот вечер, Белова решила не отходить от него ни на шаг. Она представляла его гостям, которые желали познакомиться непосредственно с самой художницей, и в какой-то миг Стас даже мягко одернул ее, намекнув, что на данный момент Катя говорит о нем больше, чем о себе.
Сказать, что девушка волновалась – это ничего не сказать. Она старалась не суетиться и придать своему голосу спокойствие, однако в разговорах с критиками и другими художниками девушка заметно робела. Неуверенно она чувствовала себя и в беседе с журналистами, и с покупателями. Вся похвала, обрушившаяся на нее, казалась девушке странной и непривычной. Как можно хвалить ее, когда есть Айвазовский, Шишкин, Репин...
Но было еще кое-что, что не давало девушке покоя. То и дело она искала глазами того, кто организовал для нее такое мероприятие. Он тоже был приглашен, но после случившегося в его квартире, Катя понимала, что вряд ли он захочет ее видеть.
- Еще кого-то ждешь? – спросил Катю Стас, заметив, что она снова начала кого-то высматривать.
- Нет... То есть, да... Может, еще один критик пожалует.
- Тут их и так уже целая куча, - улыбнулся Волошин. - Вот только они не картины смотрят, а еду поглощают с бешеной скоростью. Кстати, ребята, которые организовали банкет, знают свое дело. Закуски отличные. Может, пригласим их устраивать нашу свадьбу?
«А потом полжизни будем выплачивать кредит», - подумала девушка, но в ответ лишь тепло улыбнулась своему парню.
- А где твои одноклассники? – снова поинтересовался Стас. – Я думал, они придут...
- Видимо, у них какие-то дела.
- Какие могут быть дела в пятницу вечером? – Волошин пожал плечами. – Если бы моей одноклассницей была такая очаровательная художница, я бы все бросил, угнал бы пожарную машину и прямо в костюме и каске прибыл бы на ее выставку.
Катя рассмеялась в ответ, представив себе такую картину, и именно в этот момент к ней приблизился управляющий галереи с огромной корзиной белых роз.
- Вот, только что курьер доставил, - с этими словами мужчина протянул Кате голубой конверт квадратной формы.
- От кого? – Катя заметила, что Стас немного занервничал, и сама почувствовала, как ее охватывает волнение. А вдруг эти цветы от Димы? И каково это будет прочесть в записке что-то, напоминающее о том, что случилось в их последнюю встречу. Но сказать «давай потом посмотрим!» означало вызвать еще большие подозрения.
Катя заставила себя улыбнуться управляющему, после чего открыла конверт и рассмеялась. Не потому, что открытка была уж очень смешной, а скорее от облегчения. Открытка оказалась самодельной, и ее автором явно был ребенок. На открытке карандашами был нарисован синий дракон на фоне замка.
- Твои ученики? – полюбопытствовал Стас, тоже почувствовав облегчение.
- Вряд ли. Но мне кажется, я догадываюсь, кто мог нарисовать дракона.
- Мальчишка какой-то?
- "Дорогая Катя! Поздровляем тебя с твоей выстовкой!" - Катя решила прочесть написанное вслух, с улыбкой подмечая ошибки. – "Желаем тебе успехов! От Виктории, папы, Ромы, Игоря, Димы и дракона Габриеля".  
- Это лучшее, что тебе сегодня прислали, - рассмеялся Волошин.
- Если не считать твоих цветов, то да, - улыбнулась Катя. Ее настроение заметно улучшилось. Теперь она уже сомневалась, что Лесков придет, но, быть может, это и к лучшему. Она не представляла, как будет знакомить его со своим парнем...
На следующий день Белова проснулась знаменитой. Ее имя мелькало в средствах массовой информации, половину ее картин выкупили еще в день открытия, телефон разрывался от звонков. Тихий субботний день, который Катя планировала посвятить Стасу, превратился в ад.
- Теперь я понимаю, почему люди заводят себе ассистентов, - воскликнула Катя. – Представляешь, мне предложили повторить мою первую выставку. И, наверное, мне стоит поднять цены на мои картины. Стас, мою самую дорогую работу хочет купить аукцион! Скажи мне, что я сплю?
- Видимо, твой ангел удачи наконец проснулся и занялся делом, - улыбнулся Стас.
Однако радость за свою девушку он испытывал недолго. Мероприятия, на которые он первое время ходил с Катей, начали утомлять его. К тому же парню совершенно не нравились люди, кочующие с вечеринки на вечеринку. Он не понимал этого праздного образа жизни и считал, что все это напоминает конфетти: пестрое, яркое, но совершенно бесполезное. В свою очередь Катя стремилась принимать все приглашения, которые приносили ей курьеры. Новая жизнь накрыла ее с головой, и она никак не могла поверить, что все происходит по-настоящему. Кроме внимания и высокой посещаемости галереи, Катя получила хвалебные отзывы от критика, который разгромил ее прошлую выставку, а также комплименты от своих «коллег по цеху». К тому же у девушки наконец появилась первая крупная сумма денег.
Первая серьезная ссора со Стасом произошла тогда, когда Екатерина согласилась выступить на благотворительном показе московских дизайнеров, которые вместо обычных моделей пожелали пригласить деятелей культуры. Вечеринка в честь этого события должна была проходить на яхте, и на нее были приглашены самые известные и богатые люди столицы.
Загвоздка заключалась в том, что именно в этот день у Кати и Стаса была годовщина их знакомства. Ради этого Стас обещал отпроситься с дежурства, чтобы этот вечер провести где-нибудь вдвоем.
Девушка была счастлива оттого, что наконец-то может позволить себе подарить любимому достойный подарок. Она купила для него черный смокинг от «Версаче» и к нему белую рубашку того же бренда.
Когда Стас вернулся домой, он вручил своей девушке семь красных роз и золотую подвеску с некрупным рубином. И все было хорошо ровно до тех пор, пока Белова не сообщила ему об очередной вечеринке и не протянула ему пакет с ответным подарком.
- «Версаче»? – усмехнулся Стас, взглянув на бирку рубашки. – А обычные рубашки уже не котируются? И костюм еще? Катя, это же бешеные деньги! Мы могли на них месяц жить и ни в чем себе не отказывать.
- У нас годовщина, один раз можно! – улыбнулась Катя. – К тому же, я хочу, чтобы ты выглядел неотразимым на сегодняшнем вечере.
- С каких пор неотразимость начала измеряться костюмами? – Стас улыбнулся в ответ. – Катя, лучше давай вернем его в магазин и купим тебе что-то симпатичное. Это же твои деньги.
- Постой-ка, с каких пор мы начали делить наш бюджет? Если я что-то зарабатываю, это тоже идет в общую казну!
- Тогда я тем более не хочу выбрасывать деньги вот на это, - ответил Стас. – Я прекрасно могу одеть себя сам, и для этого мне не нужно отдавать несколько своих зарплат. По-моему, мы немножко заигрались в эту роскошную жизнь. Если ты всё будешь тратить только на тряпки...
- Я не собираюсь тратить всё на тряпки, - Катя никак не ожидала такой реакции. – Деньги с продажи картин я перевела на наш счет. А костюм я купила на свои сбережения. Стас, ты обижаешь меня своими словами.
- А, думаешь, меня не обижает то, как ты себя ведешь?
- Как я себя веду? – растерялась девушка.
- Все эти твои постоянные тусовки, звонки... Строишь из себя светскую львицу.
- Нет, Стас, я никого из себя не строю. Просто сейчас мне нужно появляться в обществе, чтобы меня запомнили...
- Ты должна запомниться своими картинами, а не тусовками, - перебил ее парень. – Думаешь, мне приятно слышать от парней с работы, что ты меня скоро бросишь?
- Почему я должна тебя бросать?
- А разве нет? Ты почти не бываешь дома, вся квартира завалена непонятно откуда взявшимися букетами. На фотографиях в журналах с тобой постоянно какие-то мужики...
- Если ты про того мужчину в сером костюме, то это критик! И он же... Он же старый, Стас!
- И богатый. Тебе не придется покупать ему тряпки, чтобы он соответствовал твоему новому уровню.
- Какому уровню??? Если ты не хочешь этот костюм, то я завтра же верну его.
- А еще лучше - вернись сама, - ответил Стас. – Я полюбил своего Котенка, а не светскую львицу. Не знаю, почему эта дурацкая выставка так тебя изменила...
Белова непонимающе смотрела на своего парня.
- Что ты такое говоришь? – произнесла она, коснувшись руки Стаса. – Ты должен радоваться, что у меня наконец начало что-то получаться. Почему ты злишься на меня?
- Я не злюсь, - в голосе Стаса тем не менее послышалось раздражение. Он отстранился от девушки, после чего добавил.
- Тебя, как подменили. То ты постоянно плачешь, то теперь не можешь навеселиться! Очнись, Катя. Реальная жизнь – вот она! Завтра о твоей выставке забудут, а ты так и будешь тусоваться вместо того, чтобы рисовать новые картины.
- Прошла всего пара недель! И, если ты не заметил, я начала делать наброски! Но из-за основной работы ничего не успеваю.
- А ты еще чаще на вечеринки катайся, - огрызнулся Стас.
- Эти люди – мои покупатели. Они приглашают меня, и я не могу отказывать им. Во всяком случае, пока! Я хочу быть известной. Я шла к этому многие годы. Я хочу заниматься любимым делом, жить в нормальной квартире, ездить на хорошей машине.
- То есть, мои квартира и машина тебя больше не устраивают? – теперь парень говорил уже с сарказмом.
- Я не это имела ввиду. Я хочу чего-то добиться. Чтобы ты мной гордился!
- Я горжусь. Но ты отдаляешься от меня, и я не знаю, как тебя удержать. Опустись наконец на землю.
С этими словами парень вышел в прихожую и начал одеваться.
- Ты куда? – Катя бросилась за ним.
- Я возвращаюсь на дежурство. Не жди меня сегодня. Надеюсь, ты подумаешь над моими словами, - с этими словами он покинул квартиру.
Белова уже была полностью готова к вечеринке, но, взглянув на себя в зеркало, она увидела в отражении девушку, которая с трудом сдерживала слезы. Ей было чертовски обидно услышать подобные слова от Стаса. Что она такого сделала? Всего лишь купила ему подарок. Всего лишь пытается исполнить свою мечту...
Катя несколько раз глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться. Таксист должен был приехать через пятнадцать минут, и девушке нужно было решить для себя, остаться ли ей в этот вечер дома одной или взять себя в руки и отправиться на злосчастный показ.
Дрожащими руками девушка поправила прическу и начала приводить в порядок макияж. Впрочем, по этому поводу Белова беспокоилась зря. Для показа ей полностью поменяли образ, а дизайнер переодела девушку в довольно открытое темно-бордовое платье в пол. К своему удивлению, на подиуме Катя практически не нервничала. Все ее эмоции остались в квартире Стаса, а мысли были посвящены только их дурацкой ссоре.
Уже на яхте девушка несколько раз пыталась до него дозвониться, но каждый раз парень сбрасывал. Где-то через полчаса от него наконец пришло смс-сообщение:
«В отличие от тебя я сейчас работаю, поэтому оставь меня в покое. Иди развлекайся со своими новыми друзьями».
Прочитав послание, девушка набросила на плечи меховую накидку и поспешила выйти на палубу. Она не могла сохранять беспечную улыбку на лице, в то время как ей хотелось плакать. Она не понимала, почему Стас так остро реагирует на происходящее. Девушка всюду звала его с собой, во всех интервью упоминала, что у нее есть любимый человек, однако парень словно ревновал ее к ее внезапному успеху. В последнее время они часто ссорились, и каждый раз Кате приходилось просить прощение за то, что ее жизнь начала меняться.
На свежем воздухе Беловой сделалось чуть полегче. Холодный зимний ветер набросился на ее хрупкую фигуру, но сейчас Катя этого не замечала. Облокотившись на поручни, она смотрела вниз на ледяную черную воду, погруженная в такие же ледяные черные мысли. Ее настроение было безнадежно испорчено, и девушка изо всех сил пыталась успокоиться.
Она не обратила внимания на звук приближающихся шагов, поэтому знакомый мужской голос, раздавшийся за ее спиной, стал для девушки неожиданностью.
- Тебя там все ищут.
Девушка повернулась на звук и увидела стоящего рядом Дмитрия. Как и она, он облокотился на поручни, держа в руках зажигалку и портсигар. Достав сигарету, он вновь обратился к Кате. – Не против?
- Нет. Конечно, нет, - единственное, что смогла вымолвить Катя. Появление Димы стало для нее полной неожиданностью, и с минуту она даже не знала, что сказать. Лишь молча смотрела на курящего рядом парня.
- Я не знала, что ты сегодня будешь здесь, - нужно было что-то сказать, поэтому Катя заставила себя сбросить это странное оцепенение. Она почувствовала, как ее охватывает знакомое волнение. Сердце забилось чаще, а мысли начали предательски путаться.
- Владелец яхты – мой хороший друг. Организатор показа – моя подруга. Я – один из спонсоров, - пояснил Лесков. - Следовательно, мое присутствие здесь довольно логично.
Со стороны могло показаться, что Дмитрий абсолютно спокоен, но сейчас он нервничал не меньше Кати. Со времен того инцидента в квартире Лескова, они больше не разговаривали. Дима лишь получил от Беловой сообщение, выражавшее благодарность за помощь с организацией мероприятия. И, единственное, что он ей написал в ответ было: «Не за что».
Чуть помолчав, Дмитрий вновь обратился к своей собеседнице:
- Извини, что не смог посетить открытие твоей выставки. Как назло, именно в эти даты меня срочно вызвали в Петербург. Но я пришел через пару дней. Отличные работы.
- Это ты меня извини, что..., - от волнения Катин голос дрогнул, - Что не позвонила тебе, чтобы нормально поблагодарить. Не была уверена, что ты захочешь слышать мой голос. Поэтому и отослала тебе ту убогую смс-ку.
Девушку снова охватило чувство вины. Встретившись с Димой взглядом, она поспешно отвела глаза, и Лескову тоже сделалось не по себе от того, что она теперь даже смотреть на него не может. Ему не хотелось, чтобы их общение стало таким.
Катя нервно провела рукой по волосам, а затем, заставив себя улыбнуться, произнесла:
- Благодаря тебе, я неплохо заработала, поэтому позволь хотя бы вернуть тебе деньги за банкет?
- Вернешь, когда мне понадобятся, - Лесков чуть улыбнулся в ответ. Он всегда говорил так, когда не хотел, чтобы человек чувствовал себя обязанным. Затем парень добавил: – На данный момент я бы посоветовал тебе нанять хорошего менеджера, который будет отвечать за организацию других выставок, за связи с общественностью и продажи. Тебе станет гораздо легче и не придется посещать половину этих бессмысленных банкетов.
- За пару недель я еще не успела устать, - ответила Катя. – На данный момент все, что сейчас происходит со мной, похоже на сон.
- Он превратится в кошмар, если ты не наймешь себе толкового человека, - заметил Лесков. - И уходи из «Прада». Займись полностью живописью, потому что пока ты на пике популярности, тебе нужно зарабатывать деньги.
- Дим, правда, спасибо тебе. Если бы не ты...
- Я не создавал эти картины.
- Да, но ты показал их тем, кто смог их оценить. В каком-то смысле ты заставил меня поверить, что я действительно что-то могу... Я уже готова была сдаться.
- Мы – детдомовские. У нас нет родителей, и нет права сдаться.
Катя молча кивнула. Эту фразу она уже слышала из уст Димы, еще будучи в интернате. Впервые эти слова прозвучали тогда, когда Катя не могла решить очередное дурацкое уравнение. Тогда она воскликнула, что сдается, и услышала в ответ такие слова, только в более шутливом тоне.
- Знаешь, я... – Катя снова начала нервничать. – Я переживаю из-за того, что случилось в нашу последнюю встречу. Не думала, что после этого ты вообще заговоришь со мной.
Белова затронула опасную тему, но, наверное, она была права. В данном случае им обоим стоило объясниться.
- Полагаю, ты не сильно удивишься, если я скажу, что ты мне нравишься, - начал Дмитрий. – Больше, чем друг.
Он внимательно посмотрел на свою собеседницу, замечая, что она смутилась. Катя отвернулась и вновь посмотрела на темную воду внизу. Ее лицо пылало, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Она так давно мечтала услышать эти слова из его уст, но сейчас откровенно не знала, что делать с этим признанием. Но Лесков ответил за нее.
- Но, учитывая обстоятельства, - тихо продолжил он, - я прекрасно понимаю, что моя симпатия так же неуместна, как и это признание. И все же мне бы не хотелось, чтобы на такой печальной ноте наше общение закончилось.
Дмитрий заставил себя улыбнуться, и у него это вышло достаточно правдоподобно.
- Так что, лучше я буду тебе другом, чем вообще никем. Что скажешь?
- Да, - Катя уже не пыталась скрыть своего волнения. - Мне бы тоже этого очень хотелось. Прости, что не сказала тебе сразу про Стаса. Но у тебя у самого есть девушка, и я представить себе не могла, что так получится... Кстати, я не видела ее в зале... Или ты пришел один?
- У нее возникли неотложные дела, - Дмитрий не счел нужным сообщать Кате, что он расстался с Воробьевой. В конце концов, теперь это не имело значения. - А почему ты без спутника?
А вот этот вопрос интересовал Лескова с самого начала его появления на яхте. Он хоть и решил примерить «костюм» друга, вот только мысль о том, что Белова в последнее время появляется в обществе одна, не давала ему покоя.
Напоминание о Волошине откликнулось в сердце тупой болью, и девушка вновь поспешно отвернулась. Дмитрий был достаточно проницательным человеком, чтобы почувствовать ее настроение, и она не хотела рисковать, глядя ему в этот миг в глаза.
Несколько секунд Лесков смотрел на нее, в который раз невольно отмечая красоту своей собеседницы. Длинные шелковистые волосы, чувственные губы, изящная точеная фигура. За то время, пока Дмитрий не видел Белову, она словно сделалась еще более привлекательной. Странно, почему он в детдоме этого не замечал? Хотя в детдоме он вообще никого не замечал, кроме Миланы. В нее на тот момент вообще все были влюблены: красивая, раскованная, к тому же еще и главная среди девчонок.
- У Стаса дежурство, - наконец призналась Катя. – Банкеты ведь не отменяют возможные пожары. И к тому же он не может сопровождать меня постоянно. У него тоже могут быть дела. И он тоже может быть не в настроении. В конце концов, он не обязан всюду следовать за мной. И я бы не поняла его, если бы он отменял все свои дела в угоду моим. Так что нет ничего такого в том, что я сегодня одна. Иногда мне даже нравится приходить одной. Можно больше общаться с другими людьми. К тому же, Стас не очень интересуется живописью, и не все темы ему по-настоящему интересны.
Последние слова Белова буквально выпалила, тем самым заставив Дмитрия несколько насторожиться. Что-то было не так в этом замечательном рассказе.
- Он не хочет бывать в обществе? – осторожно поинтересовался Лесков.
- Нет, хочет! Но у него тоже могут быть свои дела. К тому же, нельзя постоянно ходить с банкета на банкет. Мы же не какая-нибудь светская пара. Есть еще и реальная жизнь!
Дмитрий вопросительно посмотрел на свою собеседницу. Определенно, что-то было не так, но Белова никогда бы в этом не призналась. Впервые Лесков видел Катю в таком состоянии. Она избегала его взгляда, словно боялась, что он узнает правду.
- Вы поссорились? – Дмитрий решил спросить напрямую, и по выражению лица Кати понял, что попал в точку. – Из-за чего?
- Я думаю, нам пора вернуться к людям, - девушка заставила себя улыбнуться.
- Он что-то сказал тебе, да? – Лесков словно не услышал ее слов.
Катя что-то попыталась ответить, но в этот миг Дмитрий заметил небольшой синяк на ее запястье.
- Скажи мне правду! – в голосе Лескова внезапно послышалась сталь. Мысль о том, что Стас приревновал свою девушку к местной богеме, становилась все более реальной. Но неужели он посмел поднять на нее руку?
В этот миг Катя вдруг почувствовала, что ей чертовски хочется рассказать, что на самом деле случилось между ней и ее парнем. Она не понимала, откуда взялось это желание, и даже не заметила, как по ее щекам вдруг побежали слезы. Ей хотелось лишь смотреть в медные глаза собеседника и рассказывать всё.
К счастью, Стас не поднимал на нее руку: девушка честно призналась, что поскользнулась в ванной комнате и ударилась о дверной косяк. В противном случае, славный пожарный вряд ли бы отделался легким испугом.
Когда Катя опомнилась, первым делом она почувствовала тепло и исходящий от Дмитрия аромат парфюма и дорогих сигарет. На миг ей захотелось закрыть глаза и плотнее прижаться к обнимающему ее парню, но вместо этого она поспешно отстранилась и испуганно посмотрела на Дмитрия. На нее внезапно обрушилось понимание, что она зачем-то все ему рассказала и вдобавок еще и обняла его.  
Лесков понимал, что лезть в ее сознание было не слишком красиво с его стороны, но ему хотелось понять, что произошло, поэтому всего лишь заставил девушку делать и говорить то, что она на самом деле хочет. То, что она обняла его, стало для него приятной неожиданностью. Все-таки ее тоже тянуло к нему. По-прежнему тянуло. Но теперь сдерживаться приходилось уже Дмитрию. В этот миг ему чертовски хотелось поцеловать ее, но он заставил себя ограничиться ответными объятиями.
Катя выглядела совершенно потерянной. Она молча приняла платок из рук Дмитрия, но вместо того, чтобы стереть слезы, начала нервно комкать его в пальцах.
-  Я не хотела рассказывать. Не знаю, что на меня нашло, - виновато прошептала она.
- У тебя сдали нервы, - ответил Дима. - Еще бы, после такой недельки... Насчет твоего парня, - Лесков добавил это без особой охоты. – Он не со зла тебе все это наговорил. Это нормально, что он боится тебя потерять. Поговори с ним завтра. Спокойно. Он как раз остынет... И, может, действительно, тебе стоит пропустить следующую вечеринку.
Несколько секунд Белова молчала, после чего заставила себя улыбнуться.
- Ты прав. Спасибо, что выслушал, - тихо произнесла она, аккуратно промокнув уголки глаз платком. – Думаю, мне пора вернуться в зал...
С этими словами Катя еще раз улыбнулась ему и ушла с палубы.
Дмитрий остался один. Несколько минут он мрачно смотрел на ночной город, после чего прикурил еще одну сигарету. Его мысли вернулись к Волошину.
«Что ее с ним связывает?» - думал Дмитрий. «Ладно, еще ребенок был бы. Но ведь и ребенка нет. Так зачем она гробит свою жизнь? Если он не совсем идиот, то должен чувствовать... Скорее всего, уже чувствует. Отсюда и скандалы.»
В этот миг Дмитрий чуть заметно ухмыльнулся. Он даже не предполагал, что эта выставка может принести такой побочный эффект. Причем, крайне удачный для Лескова.
«А еще наш герой, видимо, не может смириться с тем, что его дама начала зарабатывать больше... Действительно, для самолюбия его масштаба это великая трагедия».



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: