Черный Барон

Размер шрифта: - +

Часть 4. Проект "Процветание"

I

Если вспоминать всё, что произошло за этот год, трудно поверить, что подобные перемены могли уместиться в такой короткий срок. Жизнь сбивала с ног и уносила в стремительном потоке, не позволяя ни оглядеться, ни отдышаться. Время утекало с такой скоростью, словно было водой, а этот год – чертовым решетом, в котором ничего нельзя удержать. Задерживались только обрывки воспоминаний да фотографии, которыми пестрели глянцевые страницы.

После того, как Дмитрий стал спонсором проекта «Процветание», его имя звучало в СМИ куда чаще чем прежде. Подписывая контракт, Лесков полагал, что связывается с очередным благотворительным фондом, который кроме потери денег и успокоения совести ничего особо не принесет, однако он ошибался. Как оказалось, спонсоры проекта не только занимались общим делом, но и максимально старались помочь друг другу в развитии бизнеса. За этот год доходы Дмитрия возросли настолько, что он смог перекупить компанию Федора Лопатина и таким образом сделаться одним из самых влиятельных людей на нефтяном рынке.

Это произошло спустя всего пару месяцев после того, как сын Лопатина, Арсений, открыл свой музей современного искусства. Еще не утихли разговоры о кровавом происшествии в тот роковой вечер, как новое, еще более ужасающее событие вновь потрясло общественность. Отец Арсения был хладнокровно застрелен в собственной постели. В прессе случившееся описывали не иначе как бойню. Вся охрана Лопатина-старшего была убита, не пощадили даже домработницу и ее тринадцатилетнего сына, которого женщина в тот день взяла с собой.

Для Арсения смерть отца стала тяжелым ударом. В своем последнем интервью он даже не смог скрыть слез, а на похоронах нервы молодого мужчины окончательно сдали. Он припал к гробу, воя, словно раненный зверь, и несчастным родственникам пришлось буквально оттаскивать его от усопшего. Дмитрий тоже присутствовал на кладбище, и, наверное, был единственным, кто с долей скептицизма наблюдал за развернувшимся спектаклем. Он прекрасно знал, что Арсений ненавидел своего отца – ненавидел настолько, что на пьяных вечеринках не раз грозился избавиться от надоедливого старика.

На следующий день Лесков приехал к Арсению, якобы желая поддержать своего безутешного друга. Лопатин пригласил его в дом, будучи совершенно разбитым – от него разило алкоголем, лицо выглядело опухшим и болезненным. Не тратя время на приветствия, Арсений с порога предложил Дмитрию хорошенько напиться. Они устроились в гостиной, где царил поразительный кавардак.

Поставив на стол бутылку дорогого коньяка, Лопатин нашел чистые стаканы и, плюхнувшись на диван, начал рассказывать о том, как сильно скучает по своему старику. Однако постепенно его печальный тон начал меняться.

- Я давно хотел его грохнуть, - усмехнулся Арсений, глядя в медные глаза своего собеседника. Наличие на столе включенной видеокамеры, казалось, совершенно его не заботило. – Призрака мне посоветовал один знакомый американец, сказал, толковый киллер. И вуаля, я – наследник. Теперь этот старый хер больше не будет угрожать оставить меня без гроша.

- Что за Призрак? – поинтересовался Дмитрий.

- Честно? Без понятия. Его никто никогда не видел. Он принципиально не светит свою рожу перед заказчиком. Сам выходит на связь, сам указывает, где оставить деньги. Говорят, его несколько раз пасли на этих точках, но бабло пропадало, а его так никто и не видел. Отсюда и погонялово такое.

- А тот, кто тебе его посоветовал?

- Он тоже его никогда не видел.

Чуть помолчав, Дмитрий задал следующий вопрос:

- Как зовут твоего «советчика»?

- Фредди Стоун. Ты его знаешь. Он – один из спонсоров «Процветания».

Дмитрий выключил камеру, пристально глядя на своего собеседника. В его глазах читалось неприкрытое презрение. Как такой человек, как Федор Лопатин, мог воспитать подобное ничтожество? В каком-то смысле Лесков всегда завидовал Арсению: его отцом нельзя не восхищаться. Он был умным, проницательным и очень целеустремленным человеком. Федор поднялся с самых низов – он был выходцем из простой рабочей семьи и приехал в Москву из глубинки, имея в кармане всего несколько тысяч рублей. А теперь, пройдя столь долгий и сложный путь, этот человек был убит собственным сыном – мелочным подонком, которого интересовали только деньги, шлюхи и кокаин.

- Завтра к тебе придет мой человек и принесет кое-какие документы, - наконец Дмитрий снова заговорил. - Ты поставишь подпись на договоре о продаже своей компании мне. Сумма тебя, вероятнее всего не устроит, но ты согласишься, иначе отправишься за решетку. Я лично сдам тебя, благо, у меня есть свидетельство твоего признания. Если ты настолько расстроишься, что захочешь отомстить, то настоятельно рекомендую перебороть это желание. Если со мной что-нибудь случится, запись немедленно попадет в полицию и в СМИ. А так ты получишь хотя бы какие-то деньги...

После Дмитрий не раз мысленно возвращался к этому разговору. Ему не давало покоя наличие наемного убийцы, который в любой момент мог зайти в любое место, убить любого человека и безнаказанно уйти. Лесков был почти уверен, что именно некий Призрак отправил на тот свет владельца первого частного телепорта, а так же устроил охоту на Киву.

Тот вечер в честь открытия музея Дмитрий до сих пор вспоминал, как кошмарный сон. Казалось, достаточно закрыть глаза, чтобы снова ощутить на своих ладонях теплую кровь и услышать хриплый голос умирающего Бранна. Человек, который представлялся Дмитрию практически неуязвимым, внезапно оказался лежащим на полу, словно разбитая кукла, а его лицо искажала гримаса невыносимой боли. Лесков смотрел на него и не верил, что это был тот самый Бранн Киву, который с легкостью разносил несколько кварталов и одним только взглядом заставлял человека молить о пощаде. И уж точно это не мог быть тот самый Бранн, который относительно недавно победил смертельную болезнь и вернулся настолько сильным, что не справлялся со своими способностями. Тот Бранн не мог так просто умереть. Он слишком любил жизнь, чтобы потерять ее настолько легко.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 12.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться