Черный Барон

Размер шрифта: - +

II

Тот страшный вечер в новом музее современного искусства оставил свой отпечаток и на жизни Екатерины Беловой. Еще долгое время девушка с содроганием вспоминала момент, когда Дмитрий велел Стасу вывести ее из здания, в то время как сам бросился на звук выстрела. Катя смутно помнила, как оказалась в охваченной паникой толпе и бежала вместе со всеми. Волошин крепко держал ее руку, не позволяя им отделиться друг от друга, и только тогда, когда они наконец оказались на другой стороне улицы, Стас позволил себе отпустить ее. Они покинули здание, оставив в нем верхнюю одежду, но в тот момент Катя не чувствовала холода. Стас что-то говорил ей, пытался набросить на ее обнаженные плечи свой пиджак, но девушка словно не замечала его. Она отчаянно искала взглядом Дмитрия.
- В здании остались люди! - воскликнула она, к своему ужасу заметив среди выбежавших на улицу охранников музея. Вместо того, чтобы защитить людей, они бежали вместе с остальными и теперь явно не собирались возвращаться назад до приезда полиции.
В эту ночь Катя так и не уснула. Несколько раз она пыталась дозвониться до Дмитрия, отсылала ему смс-сообщения, однако он не отвечал. Иван тоже не смог дозвониться до своего друга, поэтому, не видя иного выхода, забронировал билеты на самый первый рейс Петербург – Москва. Однако ближе к четырем утра Дмитрий все же вышел на связь. Он отослал Ивану, Роме и Кате одинаковые сообщения с фразой «У меня все нормально, позвоню вечером».
Стас старался держаться, но чувство ревности вновь обожгло его, когда он увидел, как Катя бросилась к телефону, едва пришла ответная смс-ка от Дмитрия. Она жадно пробежала ее глазами, после чего, словно обессилев, опустилась в кресло и закрыла лицо руками. Усталость за все пережитое обрушилась на нее, словно снежная лавина, и теперь девушка не знала, чего ей хочется больше – смеяться или плакать. В тот миг Волошин тоже не знал, как правильно поступить – обнять свою девушку или оставить ее одну. То, что она переживала за своего одноклассника, казалось ему понятным, однако ее общение с Дмитрием вызывало у него ненавистное чувство ревности. Даже сейчас, находясь со своей девушкой наедине, Стас чувствовал в комнате незримое присутствие Лескова. Он словно стоял рядом с Катей в своем идеальном костюме и смотрел на него, Стаса, с той снисходительной усмешкой, которую продемонстрировал во время их разговора в музее.
«Он – ее прошлое. Я – ее настоящее!» - успокаивал себя Стас. Он решил, что не будет напоминать Кате о сегодняшней ночи, не будет упрекать ее, и, быть может, тень Лескова наконец растворится в забвении.
Однако тень не то, что не растворилась - на следующий день она материализировалась. Как Дмитрий и обещал, вечером он позвонил Кате и предложил ей встретиться. Лесков не стал признаваться ей о том, что сейчас ему безумно хочется увидеть единственного родного ему в Москве человека. Белова согласилась без колебаний.
Они встретились в небольшом кафе, довольно скромном в сравнении с теми местами, куда до этого приглашал ее Дмитрий. Видимо, он все же учел опасения Кати по поводу ходящих о них слухах и даже не стал заезжать за ней в магазин, чтобы не порождать новые.
Несмотря на то, что Катя и Дима договорились быть друзьями, тем не менее на эту встречу девушка собиралась так тщательно, словно шла на свидание. Она надела казалось бы строгое черное платье, которое подходило для работы в офисе. Однако при всей своей строгости, это платье выгодно подчеркивало ее фигуру, и в нем Катя получала немало комплиментов от мужчин. Уже выходя из магазина, Катя в последний раз взглянула на себя в зеркало, после чего быстро сняла с волос заколку, позволяя им небрежно рассыпаться по плечам.
Спустя сорок минут такси притормозило у кафе, выполненном в восточном стиле. Расплачиваясь с водителем, Катя поймала себя на мысли, что снова начинает нервничать. Так бывало каждый раз перед встречей с Лесковым.
- Вы настолько красивая, что я бы позвонил вам еще раз уже не по долгу службы, - игривым тоном произнес таксист, скользнув по лицу девушки оценивающим взглядом. Катя не ответила. Подобные кавалеры попадались ей не в первый раз, и она предпочитала игнорировать их.
- Всего доброго, - сухо сказала она, после чего вышла из машины и захлопнула за собой дверь. Водитель разочарованно пожал плечами, после чего принял очередной заказ и поехал по новому адресу.
Дмитрий ждал Катю уже за столиком и разговаривал по телефону. Заметив Белову, Дмитрий внезапно прервался на полуслове, и его взгляд не по-дружески оценивающе скользнул по ее фигуре. Он впервые видел ее с распущенными волосами со времен детского дома, и в этот миг девушка показалась ему особенно красивой.
 - Я перезвоню, - сказал он своему невидимому собеседнику, после чего положил трубку. Затем Дмитрий поднялся с места, желая помочь Кате устроиться за столиком. От девушки не ускользнуло, насколько уставшим он выглядел. Казалось, Лесков толком не спал с того злополучного вечера.
- Я очень за тебя волновалась, - тихо произнесла она вместо обычных слов приветствия. Дмитрий не ответил. Он молча притянул девушку к себе, обнимая так, словно они не виделись несколько лет. В первый миг Катя растерялась, но затем обняла его в ответ. Они ведь друзья, а друзья имеют право обниматься, и уж тем более после случившегося в музее. Вот только отстраняться от этого друга Кате совершенно не хотелось. Его тепло успокаивало, а аромат парфюма казался привычным и родным.
Позже, уже сделав заказ, они вспоминали о том, что произошло на открытии. Дмитрий рассказал, что его друга тяжело ранили, и прошлую ночь он провел подле него.
- Знаешь, когда я был еще пацаном, мне казалось, что деньги могут решить абсолютно все проблемы, - произнес Лесков. – Они заполнят собой все, чего нет в твоей жизни, и смогут защитить от любой напасти. Однако, наконец добравшись до этих самых денег, я внезапно обнаружил, что на моих глазах застрелили одного из богатейших людей мира и чуть не убили моего совсем не бедного друга. Так что же это получается? Деньги только делают видимость защиты, а на самом деле порождают еще большую опасность.
- Мне кажется, все дело в том, какой образ жизни ты при этом ведешь, - ответила Катя. – Я читала статью о том, что убили владельца телепорта, и ты был на том вечере. А на открытии музея стреляли уже в твоего друга. Мне страшно представить, в кого могут стрелять следующим.
- Не нужно представлять, тогда и не придется бояться, - Лесков слегка пожал плечами. - От смерти никто не застрахован. Если не пуля, то неисправные тормоза...
- Тем не менее не стоит провоцировать судьбу. Можно жить тише и осторожнее.
- Я уже жил однажды тихо и осторожно. В детском доме. А теперь чертовски жалею о том, что не защитил мальчишку, который просил меня о помощи, и девчонку, которая мне не безразлична.
Катя вновь почувствовала, как ее охватывает волнение. Дима уже во второй раз прямо говорит о своем отношении к ней, а она ничего не может ему на это ответить. Точнее, она просто не имеет права этого сделать. Сейчас в двухкомнатной квартире шестнадцатиэтажного панельного дома ее дожидается парень, который искренне любит ее. И девушка вновь почувствовала себя виноватой.
- Ты не хочешь немного прогуляться? – внезапно предложила она, желая сменить этот разговор. Дмитрий задержал взгляд на ее лице, словно хотел прочесть ее настоящие мысли, после чего заставил себя улыбнуться.
- Пойдем, - согласился он. Играть в друзей с девушкой, которая ему нравится, было чертовски трудно. Их редкие встречи словно дразнили его, а он даже не мог сказать Кате, как сильно по ней скучает. Сейчас ему хотелось взять ее за руку, но вместо этого он мог позволить себе лишь помочь Кате надеть пальто.
Спустя десять минут они вышли на набережную. Вечерний город уже утонул во мраке, наполнив пространство желтыми пятнами огней. Было удивительно безветренно. Вода едва заметно колыхалась внизу, баюкая в своих ладонях подтаявшие куски льда. Под ногами прохожих тихонько похрустывал снег.
Катя и Дима неспешно шли вдоль реки, погруженные в непривычное для них молчание. Казалось, они оба боялись нарушить царящую здесь атмосферу. Катя все еще прокручивала в голове фразу Дмитрия о его отношении к ней, а он осторожно посматривал на нее, словно пытался угадать, о чем она думает.
- За что ты его любишь? – внезапно спросил он.
Девушка удивленно посмотрела на Дмитрия. Она поняла, что он имеет ввиду Волошина, но не ожидала, что он заговорит о нем напрямую. Тем более сейчас.
От Лескова не укрылось то, как Катя нервно поправила прядь волос. Своим вопросом он загнал ее в тупик, но Дмитрий хотел, чтобы она ответила.   
- За многое, - наконец тихо произнесла она.
- А конкретнее?
Девушка вновь посмотрела на Дмитрия, но теперь уже несколько смущенно. От этого разговора ей вдруг сделалось неловко, словно она должна была оправдываться за то, что по-прежнему живет со Стасом.
- Он добр ко мне... Заботлив... Любит меня...
- Это называется «благодарность», - усмехнувшись, ответил Дмитрий.
- С ним спокойно... Я чувствую себя защищенной...
- Это называется «уверенность в завтрашнем дне».
- Дима, я не могу причинить ему боль, - девушка, наконец , решила сказать прямо.
- А это называется «чувство вины». Если бы ты сказала, что счастлива с ним...
- Я счастлива!
- Катя, мне лгут по сто раз на дню. Думаешь, я не могу отличить ложь от правды? – Дмитрий вопросительно вскинул бровь, глядя на свою смущенную спутницу. Было видно, что ей неловко, и она не прочь перевести тему, однако Лесков словно этого не замечал.
- Я была с ним счастлива, - тихо ответила Катя. – Пока не появился ты.
- Так оставь его. Что тебя держит рядом с ним кроме чувства вины?
- Я не могу сломать человеку жизнь!
- Как раз этим ты сейчас и занимаешься. Неужели ты считаешь себя настолько хорошей актрисой, что сможешь доиграть роль любящей женушки до глубокой старости, а он – такой дурак, что поверит? Или, может...
- Дима, ты не имеешь права, – внезапно прервала его Катя. – Я ценю все, что ты для меня сделал, но ты не должен так говорить. Ты врываешься в мою жизнь, словно к себе в квартиру, переворачиваешь все верх дном, а потом заявляешь, что я неправильно живу.
Девушка тут же замолчала, осознав, что наговорила лишнего. Она не хотела ссориться с Димой, и уже представила, что он сейчас разозлится, но к ее удивлению, он улыбнулся, словно услышал что-то забавное.
- Сейчас ты делаешь то же самое, что и со своей карьерой художницы, - ответил Лесков.
- Что я делаю? – Катя чуть нахмурилась.
- Отбрасываешь возможность получить что-то лучшее, потому что боишься рискнуть привычным. Тебе проще ходить на работу в «Прада» и раз в несколько лет организовывать скромную выставку, чем броситься в омут с головой и полностью отдаться любимому делу. Почему нельзя быстро заработать легкие деньги с последней выставки, а потом махнуть в Верону и пройти обучение у лучшего мастера Европы? Вернуться с новыми картинами, еще лучше прежних, и сделать свое имя настолько устоявшимся, чтобы никто не посмел усомниться в твоем мастерстве. А ты отказываешься от своей мечты лишь потому, что столкнулась с обычной светской сплетней, которая, надо сказать, не так уж и далека от истины.
- Я не хочу больше продолжать этот разговор, – Катя почувствовала, как ее лицо предательски вспыхнуло. – Ты ошибаешься.
Девушка остановилась и, облокотившись на парапет, посмотрела на реку. Она не хотела, чтобы Дима видел ее состояние, когда все ее эмоции можно было читать, как раскрытую книгу.
- Ошибаюсь? – эхом переспросил Дмитрий. Внезапно Катя почувствовала, как он обнимает ее со спины. Ее сердце забилось чаще, как случалось всегда, когда Дима касался ее. Но вместо того, чтобы позволить себе утонуть в тепле его объятий, Катя быстро повернулась к нему лицом, желая остудить его взглядом.
- Ты переходишь все границы, - она попыталась произнести это строго, однако голос ее дрогнул. – Если ты не перестанешь...
Лесков не позволил ей договорить. Он сделал то, что хотел сделать еще во время их разговора на яхте, когда утверждал, что согласен на дружбу. Катя откровенно опешила, когда губы Дмитрия накрыли ее губы. Она не ответила на его поцелуй, но и не попыталась отстраниться. Ладонь девушки лишь нерешительно уперлась ему в грудь в слабом протесте. Поцелуй становился все более требовательным.  Дима словно пытался наверстать то время, пока играл с ней в лучшего друга. И девушка наконец поддалась. Она ответила на поцелуй, чувствуя себя так, словно опять сорвалась и сделала то, что категорически себе запрещала. Кате не верилось, что все происходит наяву, она клялась себе, что больше никогда не обманет Стаса. И эта мысль наконец отрезвила ее. Девушка поспешно отвернулась. Губы Димы коснулись ее щеки, после чего он еле слышно произнес:
- Я сделаю для тебя все, что захочешь. Останься со мной.
- Я не могу, - прошептала она. В этот миг ей безумно хотелось прижаться к нему и никуда не отпускать, однако девушка заставила себя отстраниться. – Прости меня... Наверное, нам лучше пока не встречаться. Не провожай меня...
Спустя несколько минут Катя скрылась из виду. Дмитрий смотрел ей вслед, чувствуя себя так, словно у него забрали что-то очень ценное. Она не хотела принимать его помощь, не хотела быть с ним, а он не мог притворяться ее другом. Возможно, в данной ситуации слова Кати имели смысл. Возможно, им действительно лучше пока не встречаться.
После этого случая они больше не виделись. Белова по-прежнему получала различные приглашения на вечеринки, однако раз за разом она отказывалась их посещать. Теперь ее жизнь вернулась на прежние круги, вот только в душе девушка чувствовала себя совершенно несчастной. Практически все картины с ее прежней выставки были раскуплены, однако она по-прежнему ходила на работу в магазин «Прада», давала частные уроки живописи, но за кисти она больше не бралась. Вдохновение куда-то исчезло, и большую часть свободного времени Катя проводила вместе со Стасом. Ее радовало только то, что их отношения с Волошиным наконец вновь стабилизировались. Та Катя, которую он полюбил, снова была с ним. Несколько раз он спрашивал свою девушку о том, почему она забросила живопись, но Белова лишь отшучивалась.
А вот Дмитрию в этот раз пришлось хорошенько потрудиться над тем, чтобы остудить в себе вспыхнувшие чувства к Кате. Помогла работа. Лесков старался занять каждую свободную минуту, чтобы не оставалось времени на ненавистные самокопания и сравнения себя с Волошиным. В свободные от работы часы Дмитрий читал книги, учился играть на гитаре и изучал испанский язык. Знакомые Лескова уже посмеивались над ним за то, что на все приемы он являлся непременно один, а девушки буквально объявили на него охоту. Особенно, когда в прессу просочилась информация, что Дмитрий перекупил компанию Лопатина, а так же подыскивает себе особняк на Рублевке.



Deacon

Отредактировано: 12.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: