Черный Барон

Размер шрифта: - +

VI

Поездка на Мальдивы совершенно не вписывалась в планы Дмитрия. Объем работы никак не желал уменьшаться, поэтому целая неделя за пределами Москвы казалась ему непозволительной роскошью. В самолет Лесков сел, вооруженный ноутбуком, который не собирался выпускать из своих рук до самого возвращения в Россию. Впрочем, Оксана восприняла поведение своего новоиспеченного молодого человека совершенно спокойно. Она старалась не отвлекать его лишний раз. Во время полета девушка развлекала себя чтением романа Умберто Эко «Маятник Фуко», в то время как ее спутник отвечал на телефонные звонки или с кем-то переписывался.
В какой-то миг Оксана снова отвлеклась от текста. Уже в который раз мысли увели ее прочь от романа, и девушка опять посмотрела на Дмитрия. Он был погружен в чтение какого-то документа, поэтому не почувствовал ее изучающего взгляда.
За время их общения Оксана успела составить о нем некоторое представление: Лесков казался ей скрытным, замкнутым и довольно подозрительным. С людьми он разговаривал мало, сдержанно, но при этом производил на своих собеседников поразительное впечатление. Хворостовой даже казалось, что они откровенно побаиваются его. Не всегда. Их состояние словно зависело от настроения самого Лескова. Когда он был весел, на людях это не сказывалось, но когда он мрачнел, присутствующие буквально расступались перед ним и боялись поднимать на него глаза.
Однажды Оксана и сама испытала похожее ощущение. Они были на деловом вечере, когда один из партнеров позволил себе отпустить в адрес Дмитрия ядовитую шуточку. Лескову было достаточно лишь взглянуть в его сторону, чтобы улыбка мигом испарилась с губ шутника. Сама же Оксана почувствовала, как по ее коже пробежал холодок. Вот только вместо того, чтобы испугаться этого ощущения, девушке понравилось, что ее спутник способен производить подобное впечатление.
Уже позже Оксана вспоминала об этом случае с долей иронии: ее отец никогда бы не одобрил ее отношений с подобным человеком. Про таких, как Дмитрий, он говорил: «Сколько волка не корми, он все равно в лес смотрит». Для нее Лесков был слишком свободолюбивым, слишком себе на уме. Подле своей дочери Сергей Хворостов хотел видеть искреннего, порядочного и трудолюбивого человека. И из всех перечисленных качеств у Димы было только последнее. Однако, после того, как ее искренний, порядочный и трудолюбивый бывший супруг пополнил ряды «процветающих», Оксана решила прислушиваться только к себе.
Когда Хворостова переезжала в Москву, она не знала, что ждет ее в этом городе. Из Соединенных Штатов Америки девушка буквально сбежала, узнав, что ее муж так же может быть замешан в убийстве ее отца. Она понимала, что ее побег ничего не изменит. Если «процветающим» захочется ее убрать, они найдут ее в любой точке земного шара. Однако сидеть на месте и послушно ждать своей участи девушка тоже не могла.
Ее интерес к Дмитрию Лескову возник тогда, когда она узнала про историю с Беридзе. Эта нашумевшая и крайне непонятная ситуация долгое время не давала людям покоя. Имя Лескова обрастало слухами, если не сказать - суевериями. Разумеется, все эти истории казались девушке очередной выдумкой: люди всегда любили придумывать монстров, чтобы на их фоне самим не казаться чудовищами. Тем не менее имя Черного Барона не выходило у нее из головы. Тогда Оксана начала собирать всевозможную информацию об этом человеке. Она загорелась идеей познакомиться с Дмитрием. Если слухи правдивы, и он не побоялся пойти против одного из «процветающих», Лесков запросто мог стать ее союзником. Но для начала нужно было заинтересовать его. Самым простым и эффективным способом было пустить слух о своей симпатии к нему. Она, не стесняясь в выражениях, описывала своей самой болтливой подруге, что мечтает сделать, оставшись с Дмитрием наедине, и отсылала ей множество его фотографий с разными недвусмысленными комментариями. Внешне она действительно находила его привлекательным, и девушка надеялась, что его характер хотя бы отдаленно будет напоминать тот, что она себе представляла. Союз с Дмитрием мог помочь Оксане выиграть время: «процветающие» успокоятся, решив, что после свадьбы ее компанией будет распоряжаться один из них, в то время как Оксана планировала составить брачный контракт, в котором основным пунктом было условие, что она не инвестирует в проект ни цента. А за эти месяцы противники «Процветания» наконец сумеют разоблачить "Процветание" в глазах общественности.
В каком-то смысле эта девушка была идеалисткой и все еще пыталась верить в то, что если люди сумеют объединиться, то диктатуру «процветающих» можно будет сбросить, а запущенные ими процессы повернуть вспять. Впервые увидев Дмитрия, Оксана приятно удивилась, почувствовав, что Бранн Киву подыгрывает ей. Она ожидала оказаться в змеином гнезде, но вместо этого в ее сторону не было брошено ни одного едкого словечка или косого взгляда. Также ее удивило и то, что Дмитрий решил быть с ней честен. Складывалось ощущение, что он и сам прекрасно понимал, какой западней оказался этот проект, но выбраться из него уже не мог.
Ее идея слетать вдвоем на Мальдивы была обоснована Дмитрию тем, что для общественности им перед свадьбой нужно отправиться хотя бы в одно совместное романтическое путешествие. Однако на самом деле девушка хотя бы на время хотела вытащить Лескова из его окружения, чтобы понять, с кем собирается проживать хоть и фиктивно, но все же под одной крышей. За эти два месяца ей так и не удалось заглянуть ему в душу. Казалось, Дмитрий постоянно носит какую-то маску, которая прочно приросла к его лицу, и уже нельзя было понять, какой же он настоящий. В его улыбке не чувствовалось искреннего тепла, взгляд был холоден, а речи немногословны. Тем не менее, вместо того, чтобы испугаться, Оксана вновь поймала себя на мысли, что этот человек ее все больше притягивает. Она чувствовала себе ребенком, который, прочитав сказку про чудище в подвале, ночью выбирается из постели и, несмотря на страх, все равно спускается вниз, чтобы посмотреть.
Когда они прибыли на остров и заселились в бунгало на берегу океана, Оксана в качестве своей комнаты выбрала спальню, а Лескову пришлось довольствоваться гостиной. На вопрос, зачем девушка сняла столь крохотный дом без дополнительной спальни, Хворостова резонно заметила, что нормальным влюбленным вторая кровать не нужна. Тем не менее его недовольство откровенно позабавило девушку. Даже несмотря на романтическую обстановку, ее спутник продолжал вести себя сдержанно и формально, совершенно не напоминая тех мужчин, которых Оксана встречала до этого. Вряд ли она могла припомнить хотя бы одного холостяка, который отказался бы воспользоваться ситуацией и разделись с ней постель. В каком-то смысле поведение Дмитрия даже немного ужалило ее самооценку.
Впрочем, виду Оксана не подала – не позволила гордость. Таким образом их совместный отпуск напоминал скорее деловую поездку, нежели романтическое путешествие. В то время как Оксана отдыхала на пляже, занималась дайвингом или гуляла по магазинам, Дмитрий сидел под кондиционером в отеле и работал. Выходил Лесков только под вечер, когда жара спадала, и вместе с Оксаной они отправлялись ужинать в ресторан.
- У меня скоро начнут интересоваться, не относится ли мой мужчина к семейству Носферату, - с иронией заметила девушка, когда они устроились за столиком на берегу океана. В этот раз девушка была одета в тонкое белое платье, которое смотрелось на ней особенно соблазнительно. Она чувствовала на себе взгляды других мужчин, вот только Лесков, казалось, похвалил ее внешний вид только из вежливости.
Сравнение с вампиром заставило Дмитрия слегка улыбнуться:
- Извини, я говорил, что не люблю сильную жару.
- Да-да, я помню, - скучающим тоном ответила девушка, отпив немного шампанского. – Кстати, мы здесь уже третий день, а ты так даже ни разу и не искупался. И у нас нет ни одного совместного снимка с поездки, чтобы я могла разослать их самым болтливым подругам. Не боишься, как бы наша игра в любовников не накрылась медным тазом из-за твоей вопиющей халатности?
С этими словами Оксана весело улыбнулась.
- Не боюсь, потому что я никогда не стремился демонстрировать свои отношения на публику, - усмехнулся Лесков. – Напротив, если мы начнем рьяно доказывать общественности нашу «любовь», это будет выглядеть как минимум странно.
- А ты любил когда-нибудь по-настоящему? – Хворостова внезапно сменила свой шутливый тон на более серьезный. Теперь она внимательно смотрела Дмитрию в глаза, словно пыталась прочесть его мысли. Однако ответа на свой вопрос девушка так и не услышала. Лесков предпочел уйти от неприятной темы и предложил Оксане после ужина искупаться, пока еще не совсем стемнело.
Вскоре они покинули ресторан и направились в сторону дома, чтобы переодеться. Оксана шла по кромке воды, держа в руке свои босоножки. Ее не заботило то, что ласковые волны то и дело задевали подол ее платья, словно так было задумано.
- Не поверишь, но я никогда в жизни не купалась в одежде, - произнесла она, обратившись к Дмитрию.
- Так что мешает? – усмехнулся Лесков. – Давай прямо сейчас.
- Это платье стоит восемьсот долларов!
- Впечатления стоят дороже, - с этими словами Дмитрий принялся расшнуровывать свои кеды. Глядя на него, Оксана весело рассмеялась.
- И это говорит мне протеже самого чопорного румына на планете?
- Скорее детдомовец, которого на одной из экскурсий добрые друзья скинули в реку... Так что, ты идешь?
Девушка с улыбкой кивнула. Она сняла с волос заколку и закрепила ею подол платья таким образом, чтобы ткань не всплыла на поверхность, после чего направилась в воду следом за Дмитрием. Бархатистый теплый океан ласково заключил ее в свои объятия, и в этот миг Оксана впервые за долгое время почувствовала, как все ее заботы куда-то отступили. Да и Лесков, казалось, впервые за время их знакомства позволил себе по-настоящему расслабиться. Оказывается, он тоже умел искренне веселиться.
- Не представляла, что ты можешь быть таким, - с улыбкой произнесла Оксана. – Мне казалось, что ты скорее умрешь, чем позволишь себе подобное ребячество.
С этими словами девушка обрызгала его.
- Ты была недалека от истины. А вот где твои хваленые правила приличия? – деланно возмутился Дима, стирая брызги с лица.
- На берегу забыла, - хохотнула девушка. – Ну что, давай наперегонки до того камня...
- А ты где так плавать научилась?
- Я была в университетской сборной по плаванью...
- Ну конечно же... – улыбнулся Лесков. - Что еще ждать от отличницы.
- Завидуйте молча, уважаемый, - Оксана подплыла ближе.
- Может, ты еще космос в детском саду осваивала?
- Так, знаешь что... – с этими словами девушка внезапно обвила шею Димы руками и попыталась затащить его под воду.
В какой-то момент между ними завязалась шуточная борьба. Дима и Оксана словно стали детьми, у которых больше не было никаких проблем. В мире разом перестал существовать проект «Процветание», все заботы отступили на задний план, и теперь можно было бесконечно резвиться в теплой воде.
Когда они выбрались на берег, закат уже практически догорел. Оксана подхватила свои босоножки и первой направилась в сторону дома. Она все еще улыбалась после того дурачества, которое они устроили в воде.
- Я победила Барона! – громко закричала она, словно желала похвастаться первым появившимся звездам.
- Не льсти себе, я поддался, - последовал ироничный ответ. Лесков поравнялся со своей спутницей и, коснувшись ее волос, вытащил запутавшуюся в них веточку. В этот миг Оксана поймала себя на мысли, что ей безумно хочется его поцеловать. У нее уже была такая возможность, когда они находились в воде, и ей даже показалось, что он тоже хочет это сделать. В тот момент Лесков недвусмысленно задержал взгляд на ее губах, но затем отстранился. Их беспечная игра продолжилась, но девушка почувствовала себя немного разочарованной. Однако это разочарование немедленно испарилось, когда Оксана заметила, что Дмитрий старается не смотреть на нее слишком часто: мокрое платье соблазнительно облепило ее фигуру, почти не оставляя простора воображению, и, видимо, парню становилось все сложнее сдерживаться.
«Еще пара дней, и айсберг растает», - с иронией подумала девушка.
Вернувшись в дом, они переоделись в сухую одежду и на какое-то время остались каждый в своей комнате. Лесков вновь погрузился в работу, а его соседка устроилась на балконе в кресле-качалке с книжкой и бокалом вина. Однако уже спустя двадцать минут Оксане наскучило ее занятие. Вскоре она вышла из спальни, и, к удивлению Дмитрия, спросила разрешения посидеть с ним в гостиной и посмотреть телевизор. Лесков согласился: на данный момент ничего конфиденциальное он не разбирал, а после нескольких лет жизни под одной крышей с Геной и его Людкой, так вообще привык работать, не обращая внимания на посторонние звуки. Оксана устроилась подле него на диване и, включив огромный плазменный телевизор, со скучающим видом принялась листать каналы. В какой-то момент она остановилась, найдя для себя американскую экранизацию романа Булгакова «Мастер и Маргарита».
- Маргарита – блондинка? Революционно! - вырвалось у Оксаны, когда она увидела главную героиню.
- Значит, Мастер должен быть чернокожим, а Фагот – геем. В противном случае, неполиткорректно, - с насмешкой заметил Дмитрий, не отрывая взгляда от экрана ноутбука.
Хворостова с улыбкой посмотрела на него:
- Политкорректность необходима в нашем обществе.
- Но зачем доводить ее до абсурда?
- Тебе не говорили, что ты бываешь очень категоричным? – с этими словами девушка поднялась с дивана и, взяв со стола еще один бокал, наполнила его вином. Затем протянула напиток Дмитрию.
- Говорили, - Лесков взял бокал и наконец отложил ноутбук. – Но ты еще не видела Ивана. Это мой друг, с которым мы вместе росли в детдоме. На его фоне моя категоричность так же незначительна, как муравей на фоне небоскреба.
- Вы так давно общаетесь? – не поверила Оксана. Она вновь устроилась на диване, но в этот раз уже гораздо ближе к Дмитрию.
- Стараемся хотя бы изредка...
- Я не могу похвастаться такой долгой дружбой ни с одной из своих подруг, - усмехнулась Хворостова. – Если быть честной, я вообще не верю в женскую дружбу. Я сталкивалась с тем, что даже сестры друг другу завидуют, не говоря уже о посторонних девушках. А причиной тому может послужить откровенная ерунда: тряпка с биркой, фотография в социальной сети, машина, взятая напрокат... У меня была подруга в Америке. Так вот она увела у меня моего самого первого парня. Я, правда, на тот момент тоже была немного другой: тихой отличницей из состоятельной семьи. Скромно одевалась, не пила алкоголь, не курила, не пользовалась макияжем. Моя лучшая подруга была более... продвинутой.
Услышав эти слова, Дима невольно вспомнил Милану и Катю.
- А тебе доводилось оказываться в подобной ситуации? – спросила Оксана, отпив еще немного вина.
- Можно и так сказать. Мне нравилась девушка моего друга, но, к счастью, у нас с ней так ничего и не было.
- К счастью? – удивилась Оксана.
- Да, в таких случаях нужно выбирать дружбу. Жизнь не заканчивается на влюбленности в одного человека. А вот друзья для меня – это уже на всю жизнь.
- Твоим друзьям повезло. И каким образом можно пополнить ряды счастливчиков? – девушка отпила еще немного вина, после чего положила голову Дмитрию на плечо. Лесков на миг замер, удивленный ее поведением, однако в этот раз отстраняться не стал.
- Действительно ли это ряды счастливчиков? - тихо ответил он спустя какое-то время.
- Ну а что насчет женщин? Есть ли среди твоих друзей женщины?
- Нет.
- Нет? Тогда к какой категории ты причислишь меня?
- Насколько мне не изменяет память, ты – моя невеста, - усмехнулся Дмитрий.
- Без кольца, цветов и поцелуев? – фыркнула Оксана. – Даже перед подругами не похвастаться...
- Наш поцелуй не красуется разве только в журнале по садоводству. Цветы вон стоят... Кольцо куплю по возвращению в Москву. Так что будет тебе, чем хвастаться. Главное, сама не воспринимай этот цирк всерьез.
В этот миг Дима снова прервался, почувствовав, как губы девушки коснулись его шеи. Ее рука скользнула по его груди, игриво задевая ногтями верхнюю пуговицу рубашки.
- Оксана, поверь мне, тебе этого не нужно, - спокойно произнес он, желая отстраниться. – Не придумывай себе влюбленность, в которую тебе всего лишь нужно играть.
- А что, если я не играю? – девушка внимательно посмотрела в глаза Дмитрия. – Что, если ты мне действительно нравишься?
С этими словами она прикосновением очертила скулу парня, но в этот миг Лесков мягко перехватил ее руку.
- Значит, тебе придется выбросить эту глупость из своей головы. И чем быстрее ты это сделаешь, тем лучше для тебя.
Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, но, когда Оксана уже собиралась было что-то сказать, она внезапно обратила внимание на то, что говорилось по телевизору. В экстренном выпуске новостей сообщалось, что полчаса назад в собственном автомобиле был застрелен Жак Сорель, главный акционер компании «Lumière». Для большинства людей этот человек был известен, как отец современного «искусственного интеллекта», но для «процветающих» он был откровенной занозой. Жак выступал против того, каким образом планируется использовать его разработки, и не раз пытался разоблачить ненавистный проект «Процветание» перед общественностью. Он выражал протест по поводу внедрения робототехники с такой скоростью, так как считал себя виноватым в растущей безработице. В последнее время его заводы, несмотря на страшные убытки, приостановили свою работу...
Несколько секунд Оксана молча смотрела в одну точку. Новость настолько потрясла ее, что она забыла о своем разговоре с Дмитрием и сейчас силилась не заплакать. Жак Сорель был близким другом ее отца, и девушка хорошо знала его. Она уважала его, и именно семья Сорель наиболее поддерживала ее после утраты отца.
- Ты знал? – еле слышно спросила она, не глядя на Лескова.
- Нет, - так же тихо ответил Дмитрий. - Но он, к сожалению, будет не единственным.
Девушка стиснула руку в кулак, до боли вонзая ногти в ладонь и тем самым пытаясь отвлечься от той боли, которая сейчас терзала ее сердце.
- Кто следующий?
- Не знаю. Может быть, Константин Милов, может, Герман Шварц, может, Антонио Гонсалес...
- Может, Оксана Хворостова, - договорила за него девушка. - Иными словами, любой, кто хоть раз высказывался против «Процветания».
Оксана посмотрела на Дмитрия сквозь мутную пелену слез, но теперь в ее глазах читалась неприкрытая ярость.
- Они не получат мою компанию! Плевать, если меня убьют. Я не хочу жить в таком мире. Я не хочу жить в ИХ мире!
Она поднялась с дивана и начала мерить шагами комнату.
- Тебе нужно успокоиться, - произнес Лесков, наблюдая за ней.
- Я спокойна, - ответила она. – Пойду покурю. А ты ложись спать или... занимайся своим проектом.
С этими словами Оксана схватила со стола пачку сигарет и вышла на улицу.
Спустя полчаса Лесков начал беспокоиться. Девушка все еще не вернулась. Он вышел из дома, надеясь застать ее сидящей на крыльце. Но нигде на территории сада Хворостовой не оказалось. Тогда Дмитрий отправился к причалу. Почему-то ему казалось, что сейчас ей захочется побыть где-нибудь у воды. И он не ошибся.
Он действительно нашел Оксану на причале. Она сидела на деревянном настиле, обняв руками колени, словно маленькая девочка, которая имела неосторожность потеряться. Дмитрий молча опустился рядом с ней, и девушка поспешно отвернулась, не желая демонстрировать ему свое заплаканное лицо.
- Оксана, - он мягко позвал ее по имени, но девушка продолжала смотреть в сторону. – Я предупреждал тебя, что это может случиться.
- Но ты не пытался помешать... Если бы все объединились, этих ублюдков можно было бы остановить. Почему ты с ними, Дима? Ты же лучше других понимаешь, каково сейчас тем, кто внизу. Хватит уже прятаться!
- Они убьют меня. Ты можешь считать это трусостью, но я не готов умереть непонятно зачем. Моя могила на кладбище ничего не изменит. А мои недолгие выступления в СМИ оборвутся уже спустя несколько часов. Я – пешка, Оксана. В этом-то весь парадокс системы. Для кого-то ты – Барон, а для кого-то марионетка.
- Но ты же что-то сделал с Беридзе? – с этими словами девушка с надеждой посмотрела на своего собеседника.
- Забудь о Беридзе. Единственное, что я могу сейчас сделать, это защитить тебя. Главное, доверься мне и не делай глупостей.
- Мой папа тоже доверился... И где он сейчас? – Оксана поспешно стерла с лица слезы. Она не плакала со времен смерти своего отца, и сейчас стыдилась своей слабости. – Разве я могу в своем положении вообще кому-то доверять?
- А у тебя нет выбора... Теперь вернемся в дом. Тебе нужно успокоиться.
- Возвращайся. Я еще немного посижу здесь. Мне сейчас лучше побыть одной.
- Да ни черта не лучше, - не выдержал Дима, наверное, впервые показав свои настоящие эмоции в подобном разговоре. - Думаешь, я не понимаю, каково это – терять близких?
Оксана не ожидала, что Лесков обнимет его. В какой-то миг ей захотелось отстраниться, словно его сочувствие еще больше подчеркивало ее слабость, но затем она все же сдалась. Уткнувшись лицом в его плечо, девушка обняла его в ответ и тихо прошептала:
- Господи, как же мне страшно! Теперь всюду будет мерещиться наемник.
- С тобой все будет нормально. Обещаю.
Лесков успокаивающе провел рукой по ее по волосам. Впервые эта девушка показалась ему настолько хрупкой и беспомощной. Прежде она больше походила на уверенную в себе хищницу, сильную и независимую.
Но вот она внезапно отстранилась от него.
- Я не хочу, чтобы ты мне что-то обещал, - с ледяным спокойствием произнесла она. – Если... Если со мной что-то случится, ты не должен чувствовать себя виноватым.
С этими словами девушка поднялась на ноги и, подобрав пачку сигарет, медленно направилась в сторону дома.



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: