Черный Барон

Размер шрифта: - +

XX

Появление Стаса вызвало у присутствующих разные эмоции, но если Алексей и Тимур были рады видеть своего друга, то взгляд Дмитрия говорил об обратном. Точнее в этот раз Лесков смотрел на своего бывшего конкурента, как на пустое место.

- Нам не нужен еще один человек, - вполголоса произнес он, обратившись к Кириллу Матвеевичу. – Неужели непонятно: чем больше группа, тем больше внимания она к себе привлечет.

- Наличие еще одного человека ничего не изменит, - ответил Стас, обернувшись на Дмитрия. Он говорил нарочито громко, чтобы слышали все присутствующие.

Заметив тень насмешки в глазах Лескова, мужчина тем не менее продолжил:

– Если «костяные» заметят тринадцать человек, они заметили бы и двенадцать. Зато я могу помочь нести стекло. Говорят, оно очень тяжелое, и даже группе из тринадцати человек придется хорошенько попотеть, чтобы дотащить его до базы. Или ты, Дима, недоволен именно моим присутствием? Заметь, в вопросах вылазок я гораздо опытнее большинства стоящих здесь, ведь именно моя группа эвакуировала выживших с поверхности даже при наличии «костяных».

В ответ Стас ожидал получить бурный протест или какую-нибудь ядовитую насмешку, но вместо этого Лесков молча надел шлем, позволявший переговариваться с группой без риска быть услышанными, а затем кивнул Кириллу Матвеевичу в сторону лифтов.

- Ну с Богом, - произнес Ермаков, стараясь придать своему голосу побольше уверенности. – Выдвигаемся.

Затем он так же надел шлем, и остальные последовали его примеру. Раздался предупреждающий звук активации лифта, и Кирилл Матвеевич коснулся ладонью сенсорной панели, подтверждая запуск. Уже через пару секунд металлические двери разошлись в стороны, любезно приглашая группу шагнуть вовнутрь.

- Оставь надежду всякий сюда входящий, - мрачно прокомментировал Руслан, оглядываясь по сторонам. Он впервые видел этот лифт, так как под землю его доставили без сознания.

На его фразу отреагировал лишь Тимур, посчитавший, что начинать их путь с такой мрачной фразы не есть хорошо. Он мягко рассмеялся, желая разрядить атмосферу, и произнес:

- Волков бояться – в лес не ходить.

Эта казалось бы приободряющая пословица оказала должный эффект на всех кроме Альберта. Он вспомнил о «волке», который жил у них прямо под боком, отчего вся станция превращалась в тот самый «лес», в который боятся ходить.

- Дима, - встревоженно произнес врач, переключившись на приватную связь, - по-моему, из-за появления этого Волошина, ты забыл внушить Фостеру подчинение.

- Нет, не забыл, - последовал спокойный ответ.

Лесков не солгал. Никто из присутствующих не заметил, что в момент появления Стаса, Дмитрий и Эрик случайно встретились взглядами. Это произошло в тот момент, когда тринадцатый участник их экспедиции решил выступить с пламенной речью, а Эрик автоматически взглянул на Лескова, желая понять, как тот отреагирует. Хватило секунды, чтобы внушение подействовало.

 Но вот по общей связи снова прозвучал голос Кирилла Матвеевича.

- Пойдем по тоннелю метро, затем свернем в канализационный отсек и попробуем как можно ближе подобраться к зданию Адмиралтейства. В метро старайтесь держаться либо Лескова, либо Вайнштейна... Так, надеюсь, наш тринадцатый участник понимает, почему?

- Потому что Лесков может их отпугнуть, а Вайнштейн чувствует их присутствие, - отозвался Стас.

- Бинго. Парень сделал домашнее задание, - усмехнулся Ермаков-старший. – Когда дойдем до канализации, там будет узко, поэтому пойдем друг за другом. Вначале Вайнштейн, затем бойцы. Ученые должны оказаться точно посередине. Затем бойцы. Гаврилов, наемник и Лесков замыкают цепочку. «Костяные» могут добраться до нас с обеих сторон. Всем все понятно?

- Да, - хором подтвердили присутствующие. И в тот же миг лифт остановился. Повисло гробовое молчание. Какое-то время Ермаков-старший вглядывался в экран, отображающий происходящее снаружи, пытаясь заметить хоть какое-то движение, а остальные начали нервно переглядываться, чувствуя, как их сердца начинает заполнять страх. Липкий. Свинцовый. Пронзительный.

Альберт закрыл глаза, пытаясь абстрагироваться от чужой энергетики и почувствовать ту, другую, которая теперь растекалась по Петербургу смертоносной жаждой крови. Вайнштейн не верил датчикам, не верил камерам видеонаблюдения, предпочитая полагаться исключительно на свои способности. В отличие от остальных, он уже вышел из лифта, хотя физически продолжал находиться на том же месте. Он шел по узкому коридору, пытаясь почувствовать наличие голодной твари, затаившейся в темноте.

- Никого, - наконец произнес он, обращаясь к присутствующим по общей связи. Тогда Кирилл Матвеевич быстро снял с правой руки лихтиновую перчатку.

- С Богом, - еще раз повторил он, после чего прижал ладонь к сенсорному замку. Двери лифта послушно разошлись в стороны. Присутствующие невольно затаили дыхание. Тусклый свет в кабине как будто замер на пороге, не смея шагнуть дальше. Казалось, за этой гранью начиналось какое-то другое измерение, темное, молчаливое и бесконечно жестокое. Мрак полностью затопил коридор, и если бы не шлемы, группа двигалась бы вслепую. Здесь пахло сыростью, где-то вдалеке слышалось монотонное капанье воды.

- Выходим, - приказал Кирилл Матвеевич, стараясь сбросить с себя тяжелые оковы страха. Он напоминал себе, что не раз уже выходил на поверхность, что рядом с ним стоят полукровки, что при нем находятся световые гранаты. Конечно, это жалкое оружие против кровожадной твари, похожей на огромного юркого варана, но все же был хотя бы один шанс продержаться.

Схожие мысли были и у его сына. Всю свою жизнь Алексей старался поступать правильно, вдохновленный примером своего отца – быть честным, любить свою страну, а, главное, не предавать и не продавать свои ценности. И даже сейчас собственный страх Алексей воспринимал как своего рода предательство, недостойное настоящего мужчины. Бог послал ему очередное испытание, и, если это могло помочь людям избавиться от гнета «процветающих», Ермаков-младший готов был пожертвовать даже собственной жизнью.



Deacon

Отредактировано: 21.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: