Черный Барон

Размер шрифта: - +

VI

На следующий день Лесков проснулся непривычно рано. Маленькая стрелка часов с трудом дотянулась до пяти, когда мужчина открыл глаза и резко сел на постели. После того, как он провалялся в отключке четверо суток, сон перестал быть для него чем-то расслабляющим. Все последующие ночи стали своего рода кошмаром, из которого Дмитрий старался вырваться, отчего и просыпался по нескольку раз.
Какое-то время мужчина тупо смотрел на циферблат часов, пытаясь осознать происходящее, а затем устало потер глаза.
«Господи, когда же это все закончится?» - с досадой подумал он.
И закончится ли вообще? То будущее, которое Дмитрий рисовал себе в студенческие годы, теперь напоминало уродливую пародию на его мечты, а будущее, которое еще не пришло, могло и вовсе не наступить.
Да уж... Мечты. Почему-то раньше грезить о завтрашнем дне получалось так просто и так глобально одновременно. Еще пять лет назад Лесков стремился достичь богатства, уважения, признания, иметь в подчинение толковых специалистов. Возможно, даже обзавестись семьей. А сейчас он вообще с трудом представлял, каково это – строить планы на собственную жизнь. В мыслях были только какие-то неуверенные зарисовки по поводу предстоящего перемещения в Вашингтон. Он вместе с Фостером попытаются забрать оттуда Лунатика и вернуться назад. Вот только, несмотря на слова Альберта, что наемник не лжет, Дмитрий чувствовал себя так, словно собирается шагнуть в пропасть.Что если появление «блуждающего во сне» - это ловушка врага? Что если этот мальчишка уже давно работает на «процветающих», и он всего лишь пытается выманить Барона и Призрака из норы? И, главное, что если они смогут перенестись в Вашингтон, но не сумеют вернуться обратно?
- Снова проснулся? - услышал он мягкий, все еще сонный голос Эрики.
Вспыхнула тусклая прикроватная лампочка, и девушка села на постели подле Дмитрия, обнимая его со спины. Это прикосновение вырвало мужчину из паутины мыслей, и он невольно улыбнулся. Если бы кто-то прежде сказал, что ему доведется просыпаться в одной постели с Эрикой Воронцовой, Дмитрий посмотрел бы на этого шутника, как на умалишенного. Но сейчас каждая минута, проведенная с этой девушкой, была дорога ему. Их отношения напоминали апрель, который за один день перечеркивает все холода, оставляя на их месте робкое непривычное тепло.
- Извини, что разбудил, - тихо отозвался Лесков, накрывая руку девушки своей ладонью. Было так странно ощущать ее близость, ее ласку...
- Снова кошмар? – в голосе Эрики послышалась тревога.
- Скорее предвкушение экскурсии в Вашингтон. Я так ни разу и не был в этом городе.
Ему не хотелось признаваться девушке в том, что он чертовски боится не проснуться. Те четверо суток, проведенные в забытье, наложили свой страшный отпечаток, и Дмитрий изо всех сил делал вид, что случившееся никак на него не повлияло. В последнее время в его жизни было и так слишком много страхов, чтобы еще говорить о них вслух.
Услышав про Вашингтон, Эрика несколько помрачнела. Она отстранилась от Дмитрия и, небрежно отбросив с лица прядь волос, внимательно посмотрела на него.
- Ты уверен в том, что делаешь? – спросила она. – Одно дело – подняться на поверхность в сопровождении Альберта и солдат. И совсем другое – отправиться на другую часть света с ненадежным спутником за таким же ненадежным союзником. Эрик Фостер может говорить что угодно, но я до сих пор не понимаю, каким образом Лунатик активирует телепорт в Белом Доме. Он ведь не может ходить. И как четырнадцатилетний ребенок может разбираться в устройстве арки?
- Эрик сказал, что мальчик знает, а Альберт в свою очередь судит по энергетике Фостера. «Блуждающие во сне» хоть и не имеют материального облика, но «следы» на энергетике все же оставляют. Вайнштейн считает, что эти двое говорят правду. Другой вопрос – не работает ли Лунатик на «процветающих»?
- Именно этот вопрос я как раз и собиралась тебе задать. Альберт не может этого подтвердить.
- Но и опровергнуть тоже, - ответил Дмитрий. – Этот мальчик – наша единственная надежда. «Процветающие» вырезали всех «блуждающих во сне» еще в рамках проекта. Этот – последний. Я не знаю, каким чудом он уцелел.
- Может, пожалели ребенка?
- «Процветающие» никого не жалеют. Скорее, не сочли его опасным или он каким-то образом сумел скрыться. Не знаю... Эрик сказал только то, что сейчас его используют для защиты Вашингтона. Он истощен. А Альберт и вовсе опасается, что мальчик находится на грани жизни и смерти.
- Тогда тем более ему выгодно сдать вас «процветающим»! Что если он активирует портал только в одну сторону?
- Значит, я заставлю его, - нарочито спокойно ответил Дмитрий. Эрика, сама того не подозревая, озвучивала его мысли, которые он предпочитал хранить при себе.
- Еще бы мне заставить тебя не рисковать, - произнесла девушка, на что Лесков молча притянул ее к себе, желая обнять.
- Допустим, а если... – Эрика хотела еще что-то сказать, однако Дмитрий прервал ее поцелуем. Но не тут-то было. Девушка немедленно отстранилась и, накрыв его губы ладонью, строго произнесла:
- Я не люблю, когда меня перебивают... Даже таким способом.
- А я не люблю, когда из меня выуживают ответы. Если ты боишься, что я могу остаться по другую сторону океана и завести себе новую девушку, так и скажи, - Лесков убрал ее руку от своего лица и с улыбкой поцеловал ее запястье.
- Новую девушку? – Эрика невольно рассмеялась. – А кто тебе сказал, что у тебя сейчас есть девушка? Или ты рассчитывал на меня? Спешу тебя огорчить, но я тут не при чем. Я свободна.
- Может, жениться на тебе? – неожиданно произнес Дмитрий, с долей иронии подмечая удивление, промелькнувшее в глазах собеседницы.
- Если три дня без ругани заставляют мужчину думать о браке, я не понимаю, откуда столько статей с советами из рубрики «Как заставить его сделать предложение?». А если без шуток, я не пойду за тебя.
- А кто тебя будет спрашивать? – усмехнулся Лесков. – Мне политики, бандиты и олигархи не могли отказать, что взять с одной самодовольной девчонки.
- Ты всех их звал замуж? – деланно ужаснулась Эрика. И в тот же миг оба весело рассмеялись. Было даже странно вот так вот беспечно улыбаться друг другу, в то время как через несколько часов Дмитрию придется шагнуть в телепортационную арку, а его девушке – в отчаянии смотреть в пустоту, которая останется через секунду после перемещения. И, наверное, именно поэтому, прекрасно осознавая, что произойдет дальше, ни он, ни она не спешили покинуть постель. Они провели вместе еще пару часов, разговаривая, занимаясь любовью и снова разговаривая. Но, когда стрелка часов неумолимо подошла к семи, Дмитрий в последний раз поцеловал Эрику в губы, после чего покинул комнату.
Лесков вернулся в свой кабинет и первым делом вызвал к себе Вайнштейна. Альберт молча следил за тем, как мужчина заваривает кофе, после чего нахмурился и спросил:
- Почему ты не хочешь, чтобы я пошел вместе с тобой? Я все-таки врач, к тому же «энергетик», и как никто другой могу помочь тебе. Я могу определить расположение врага или найти выход из здания... Этот чертов Фостер хоть и обзывает меня «овчаркой», но в чем-то он прав – мои навыки гораздо полезнее, чем его.
- Эрик знает эти лаборатории. В конце-концов, он сбежал оттуда, - ответил Дмитрий, подавая собеседнику чашку кофе. - А ты нужен здесь. Когда мы вернемся, Лунатику скорее всего понадобится твоя помощь.
- Я все уже давно подготовил, - отмахнулся Альберт. – Меня беспокоит другое. Хотя энергетика Фостера и кажется более-менее нормальной по отношению к тебе, я опасаюсь, как бы в случае опасности он не предал тебя. У американцев ведь тоже есть роботы, которым ты ни черта не сможешь внушить...
- Значит, мы постараемся не шуметь. К тому же вряд ли этих роботов осталось много. Наверняка, часть из них уничтожена войной. А основную армию давным-давно забрали на Золотой Континент еще в рамках «Процветания». Или ты забыл, откуда родом вся нынешняя «элита» Австралии? Штаты, Израиль, Арабские Эмираты и Западная Европа.
- Других национальностей там тоже хватает.
- Я говорю о верхушках, - ответил Дмитрий.
- Предположим, что ты прав. Но, если в Вашингтоне нет нормального оружия, как они до сих пор держатся?
- Я не думаю, что они «держатся». Они просто прячутся внизу, как и мы. Но конкретно нас интересует не Вашингтон, а зона за городом, где и расположены лаборатории для изучения полукровок. Вполне возможно, что выжившие используют «иных» и каким-то образом умудряются оставаться незамеченными. Правда, это лишь мои догадки. Эрик не говорил об этом с Лунатиком. В свои последние «визиты» мальчик был слишком слаб.
- Его энергетика очень нестабильна, - с досадой произнес Альберт. – Я опасаюсь, как бы он не умер прежде, чем вы перенесете его сюда.
Оба мужчины замолчали, глядя друг на друга. Один – с тенью страха, другой – обреченности. В последнее время Дмитрий слишком часто произносил фразу «У нас нет выбора», и не было нужды озвучивать ее еще раз.
Тогда Альберт, не желая еще больше нагнетать обстановку, решил перевести тему.
- Как Эрика? – внезапно спросил он, своим вопросом заставив Дмитрия замереть с чашкой кофе у самых губ.
- Ты хотел сказать, Эрик?
- То, что я хотел сказать, я сказал, - улыбнулся врач. - Хоть передо мной спектакль не разыгрывай. Я все-таки «энергетик».
- Нормально, - чуть поколебавшись, ответил Дмитрий. – Переживает, но она сильная. Справится.
Альберт молча кивнул. Он не стал говорить, как сильно Лесков заблуждается. Все привыкли видеть в Воронцовой этакую непробиваемую железную леди, что не замечали перемен в ее поведении. Она сделалась более спокойной, больше не засиживалась допоздна и не спешила в лабораторию самой первой. В свою очередь Альберт ориентировался преимущественно на энергетику девушки – она стала теплой и бархатистой, как у влюбленной женщины. Такой Вайнштейн видел Эрику впервые за все время их знакомства. Но теперь мужчина всерьез опасался, что будет с ней в случае, если Дмитрий не вернется.
Время приближалось к десяти утра, когда Лесков в сопровождении совета, а так же Вайшнтейна и Эрика Фостера вошел в телепортационный зал. Оба Зильбермана и несколько ученых уже стояли подле «арки», в который раз перепроверяя настройки.
- Так-так-так, Барон, и этот уродливый ящик перенесет нас в страну Оз? – нервно усмехнулся Эрик, рассматривая металлическое сооружение, похожее на лифтовую кабину.
Его высказывание осталось незамеченным, потому что Марк Зильберман поспешил к Дмитрию, желая отчитаться о проделанной работе.
- Всё настроено. Остается только дождаться контакта с американской стороны, - сообщил ученый. – На данный момент Вашингтонская арка по-прежнему деактивирована.
- Пока что все нормально. Мы условились ровно на десять, - отозвался Лесков.  
- Посмотрим, насколько эти американцы дружат с часами, - сердито проворчал Рудольф Зильберман, в последний раз внимательно пробегая глазами по настройкам. Затем он обвел взглядом членов совета Спасской и ядовито поинтересовался:
– А эти зачем сюда пришли? Тоже полетят за тем пацаном?  
- Нет, мы..., - начал было один из советников, на что старик разворчался еще больше.
- Нет! Только и слышишь это «нет». Как пенсии поднять – нет! Как пособие инвалидам повысить – нет! Как учителям зарплаты увеличить – тоже нет! Зато народ обворовывать да дома себе на Карибах строить – в этом они первые. А для людей ничего не делают! «Управляют» они так! Вот и доуправлялись! Планета разрушена... А нам, простым людям, погибать из-за таких вот «управителей»! Вот я бы на месте Лескова, вас туда отправил. Посмотрел бы, как вы там «управляете»!
Александр чуть заметно отрицательно покачал головой, заметив, как другой советник приоткрыл было рот, желая объяснить старику, что они вообще прежде никогда не были во власти.
Ворчание Рудольфа касательно этой темы исчерпало себя только в тот момент, когда он переключился на другую, а именно – на новоприбывших. Дверь в телепортационный зал с грохотом отворилась, и первым в помещение вошел Георгий Лосенко, следом за ним Иван, Рома и Алексей. Цепочку завершали Оксана и Одноглазый.
- А это еще что за делегация? – возмутился Зильберман-старший, сердито уставившись на Лося. – Вас кто-то звал сюда?
- Мы только попрощаться... и пожелать удачи, - произнес Ермаков-младший, глядя на Лескова. Решение прийти сюда далось Алексею тяжело, но мысль о том, что Дмитрий может погибнуть, считая себя его врагом, была парню неприятна. Они слишком многое прошли, чтобы расставаться, даже не пожав друг другу руку. Если бы здесь никого не было, Алексей сказал бы еще, что не винит Лескова в смерти своего отца. Что касается Фостера, то на него парень предпочел не смотреть.
- Будь осторожен, - продолжил Алексей и хотел было приблизиться к Лескову, как Рудольф отвлек его очередным потоком ворчания.
- Раньше надо было прощаться! – пробубнил старик. - Что, времени было мало? Или вам негде было? У каждого есть своя комната, в столовой можно, в казармах, в коридорах, в жилой зоне...  Нет же, надо именно здесь толпиться! За три дня они не успели наговориться!
Иван проигнорировал восклицание Зильбермана-старшего и, приблизившись к Дмитрию, крепко обнял его.
- Как же меня задолбало с тобой прощаться, - с досадой произнес он. – Ненавижу это! Давай я все же с тобой пойду? У меня под одеждой лихтин, так что я готов. И оружие при себе. Вместе не так стремно будет.
- Знаю, но мы это уже сто раз обсуждали, - Дмитрий заставил себя улыбнуться, хотя на самом деле ему было чертовски тяжело даже говорить. Вполне возможно, что он видит своих друзей в последний раз, и Иван тоже чувствовал себя не лучше.
- Дим, правда, Олега я уже потерял. С Игорем непонятно что. Если еще и ты... То, что ты задумал, это не под силу одному человеку.
- Я – полукровка, - еле слышно ответил Лесков, нехотя выпуская друга из объятий. Бехтерев выглядел подавленным. Тихо выругавшись, он отошел в сторону, уступая место Роме. Когда Суворов приблизился, сохранять спокойствие стало еще тяжелее.
- Об-бещай, что в-в-вернешься! – произнес он, не в силах скрыть своего волнения.   
- Это в моих интересах, - Дмитрий крепко обнял друга и, улыбнувшись ему, потрепал по плечу.
- Мы, п-п-правда, хотим п-п-п-ойти с тобой. Я т-т-тоже в лихт-т-т-тине, - с этими словами Рома оттянул воротник рубашки, показывая плотную черную ткань, похожую на тонкую резину.
Но Лесков отрицательно покачал головой и перевел взгляд на Георгия. Тот, явно растрогавшись прощанием близких друзей, стоял, понуро опустив голову.
- Дим, реально, - пробормотал он, когда бывший босс сам приблизился к нему и потрепал по плечу. –Какая-то неправильная жесть нарисовалась... Почему такие смачные подставы мутит жизнь?
Столь глубокий философский вопрос, прозвучавший из уст Лося, несколько развеселил Дмитрия. Но придумать ответ он не успел, вместо него заговорил Одноглазый.
- Потому что жизнь – сука, - произнес он, приблизившись к Лескову. – Вроде бы хочешь ненавидеть человека, который по сути твой враг. А не получается.
- Мне, правда, жаль, - начал было Дима, но Руслан перебил его.
- Я не знаю, что у тебя в голове, но твои поступки говорят о том, что ты как минимум не трус. Я тоже готов пойти за тобой. И я, и Алексей, и остальные пацаны – мы в лихтине и при оружии.
- И еще одна пацанка, - произнесла Оксана, поравнявшись с Русланом. И хоть ее голос звучал по-прежнему прохладно, давая понять, что ее отношение к Диме не изменилось, девушка действительно готова была шагнуть в арку, чтобы помочь ему.
- Ну ладно, этим не дали «грин-карту», и они рвутся поглядеть на Америку, но у тебя же вроде как была, - не удержался от комментария Фостер. Сейчас он на миг даже задумался, а, может, все-таки стоит взять эту русскую девочку с собой. Там Эрик спасет ей жизнь, и она будет обязана его отблагодарить. Вот это будет забавно!
Но Дмитрий отказался, и в итоге разговор был прервал взволнованным восклицанием Зильбермана-младшего.
- Боже мой! Американская «арка» начала активироваться! Координаты - 38°53′51″ северной широты, 77°02′12″ западной долготы. Минута до завершения синхронизации «арок».
Дмитрий и Эрик в тревоге переглянулись. Через каких-то жалких шестьдесят секунд они оба шагнут в пропасть, где уже никто не сможет им помочь. Они будут сами за себя среди... врагов или таких же несчастных выживших, как и они сами. Фостер не знал, может ли он доверять Лескову, в свою очередь Дмитрий не мог быть уверенным в том, что наемник в случае беды придет на помощь.
«Этот скорее добьет», - подумал мужчина, глядя на американца.
«Этот скорее подставит», - промелькнуло в голове Фостера, когда он посмотрел на русского.
- Тридцать секунд до завершения синхронизации! – произнес Рудольф. Никто из присутствующих не заметил, как дверь в телепортационный зал приоткрылась, и в помещение вошла Эрика. Как в тумане она наблюдала за тем, как двери кабины телепорта открываются, как Дмитрий вместе с американцем заходят вовнутрь, как затем Лесков оборачивается и смотрит на нее. Его губы что-то беззвучно прошептали, но девушка не могла различить, что именно. А затем кабина телепорта закрылась, и оба мужчины исчезли.
- С нашей стороны все прошло хорошо... Показывает, что объекты доставлены по указанным координатам. Перемещение завершено успешно. Они в Белом Доме, - доложил Марк, проверив показатели. В тот же миг зал наполнился гулом голосов.
- Ну все, расходитесь! – заворчал Рудольф. – Сделали и успокоились. Не мешайте нам работать. Только вашей толкотни мне еще не хватало. Посмотрели и достаточно! Здесь вам не театр!
Однако расходиться присутствующие не торопились, словно ждали, что уже через минуту американская арка снова активируется, и Дима с Фостером выйдут сюда, ведя за руку мальчика по прозвищу Лунатик.
Все неотрывно смотрели на кабину телепортационной арки. Точнее, почти все. Взгляд Полковника теперь был прикован к его дочери, которая по-прежнему стояла, прижавшись спиной к двери зала, словно только эта опора позволяла ей не упасть. Девушка выглядела настолько потерянной, будто ей только что сообщили о гибели близкого человека.
«Что это с ней?» - мрачно подумал мужчина. Он уже во второй раз видел свою дочь в таком состоянии, и если впервые это случилось, когда Лесков уснул на четыре дня, то сейчас ее волнение показалось Полковнику каким-то подозрительным. Ладно, в тот раз Эрика винила себя в возможной смерти человека, но в данный момент... И что она вообще здесь делает?
Тогда мужчина неспешно приблизился к дочери и вполголоса спросил:
- Меньше всего я ожидал увидеть здесь тебя. Объясни, как мне это понимать?
- Я хотела посмотреть, как работает телепорт, - сухо ответила девушка и первой покинула зал.



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: