Черный Барон

Размер шрифта: - +

VIII

Когда пришло время снова выдвигаться, ни Эрик, ни тем более Дмитрий совершенно не чувствовали себя отдохнувшими. Нервное напряжение и отсутствие доверия друг к другу не могло не сказываться, отчего оба мужчины практически не спали. Изредка кто-то из них проваливался в тревожный сон, но затем снова выныривал из него, точно кусок пенопласта, который безуспешно пытались утопить. Но вот милосердная ночь наконец затянула небо чернотой и тем самым позволила двум чужакам продолжить свой путь.

Обглоданный войной Вашингтон остался позади, уступив место не менее безобразному пригороду. Когда-то уютный частный сектор теперь казался заброшенным, но запах разложения ясно давал понять, что на самом деле жители никуда не ушли. Они лежали на полу и на постелях, сидели в креслах и на диванах, таращась слепыми глазами куда-то в темноту.

Стараясь избегать открытых пространств, Дмитрий и Эрик осторожно продвигались вперед. Они шли молча, погруженные в собственные мысли, и каждый считал правильным не тревожить эту первобытную тишину.  Пока что им везло, и если где-то попадались роботы, то это были лишь груды искореженного металла. Что-то словно оберегало их от опасности, укрывая от врага и позволяя идти дальше.

Постепенно пригород перетек в небольшой парк, в центре которого расположилось озеро. Вода была настолько спокойной, что в темноте она походила на черное зеркало, в глубине которого застыла серпообразная трещина луны. В другой ситуации это место  можно было даже назвать красивым – искусственный водоем, на берегу которого разместились лавочки и детская площадка, выглядел величественным и умиротворенным.  

- Мы на месте, - еле слышно произнес Эрик, кивком головы указывая на угрюмую поверхность воды. – Лаборатория под этим озером. Оно появилось здесь относительно недавно в качестве показательного выступления «процветающих», мол, посмотрите, как мы заботимся о благополучии обычных людей. А местные жители, эти тупоголовые идиоты, так радовались, будто им каждому подарили по острову. До них даже не дошло, насколько ничтожна была эта подачка!

- Всё это, конечно, увлекательно, - прервал его Дмитрий, - Однако мне бы хотелось узнать, каким образом нам попасть в лабораторию? Я не брал с собой водолазный костюм, и, насколько мне не изменяет память, вы тоже предпочли оставить плавки в России.

- Когда я бежал отсюда, озера здесь не было. Но будем надеяться, что спуститься вниз мы сможем, не прибегая к купанию под луной. Пойдем нашими излюбленными тропами, а именно, через канализации. Осталось только найти люк. Он был где-то здесь. Где-то совсем рядом…

- Как насчет того люка? – с этими словами Дмитрий указал в сторону деревянной скамейки, которая уютно расположилась под уже облетевшим кленом. Люк был почти полностью засыпан опавшими листьями, поэтому Фостер не сразу заметил его.

– Так и представляю, как здесь в солнечные деньки сидели мамаши со своими чадами, в то время как под их задницами резали полукровок. И в этом все человечество. Может, и хорошо, что оно почти полностью вымерло?

Губы наемника тронула веселая улыбка, однако взгляд его был холоден, если не сказать, жесток. Казалось, отдыхай на этой скамейке сейчас какой-нибудь человек, Эрик без колебания застрелил бы его. Так, шутки ради…

Глядя на своего союзника, Дмитрий едва ли не кожей ощущал его ненависть к людям. Эта была глубокая затаенная злоба, которую долго и старательно взращивали. Злоба, совсем непохожая на ту, которую Эрик испытывал к нему, Диме, или, например, Альберту Вайнштейну. Ненависть за то, что они якобы «поломали идеальную жизнь» этого американца, теперь казалась не более чем детской досадой.

И в данном случае ощущения Лескова не были ошибочными. Фостер действительно ненавидел всё, связанное с этим озером, с этим парком, с этим городом, с этой чертовой страной. В его памяти отчетливо вставали картины из прошлого, одна ужаснее другой, где люди в белых халатах выступали в роли неуязвимых «богов», не имевших ни жалости, ни чувства вины. Сюда десятками свозили «материал» для исследований, не важно, кто это был – пятилетний мальчик или дряхлый старик. Здесь они все теряли имена, прошлое и будущее, становясь безликими особями с порядковыми номерами.

- Как думаете, Барон, как выглядит ад изнутри? – тихо спросил Фостер, опускаясь на колени подле люка и смахивая с него опавшие листья. Его губы вновь искривила широкая улыбка, но настолько неестественная, что в сочетании с ледяным взглядом выглядела какой-то карикатурной. – А я вам скажу… Там очень стерильно, и пахнет медикаментами. Вот только там, внизу я так и не встретил ни одного демона. Белые халаты носили только люди.

Дмитрий не нашелся, что ответить на подобное. Да и вряд ли Эрику нужен был этот самый ответ. В тот момент его голос показался Лескову каким-то незнакомым, не по годам взрослым и пропитанным такой горечью, что мужчина невольно почувствовал жалость к этому парню.

Вскоре крышка люка поддалась, и мужчины начали осторожно спускаться в канализацию. Гнилостная вонь и сырость немедленно поглотили их, однако после метро этот запах показался Дмитрию едва ли не приятным. Здешние тоннели хотя бы не источали смерть.

Дальнейший путь снова протекал в молчании. То и дело Лесков бросал на своего спутника быстрые взгляды, словно пытался прочесть его мысли. И по лицу наемника было видно, что он предпочел бы неделю провести на станции  Federal Triangle,  нежели спуститься сюда.

- Эрик, - еле слышно окликнул его Дмитрий, вкладывая в свой голос несвойственную ему мягкость, - мы идет туда только ради мальчика. Никаких личных счетов.

- Это уже как карта ляжет, - ответил Фостер. – В любом случае, на вашем месте я бы не вставал у меня на пути.

- Я говорю это к тому, что мы не знаем, какая у них защита. Процветающие», определенно, осведомлены об этой организации и сохранили ее нетронутой не просто так. Скорее всего они даже спонсировали эти исследования. Возможно, как и мы, искали препарат, усиливающий способности полукровок. Или же, пытались найти способ вывести какую-то особую расу людей…



Deacon

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: