Черный диплом. Институт Черновиков

Размер шрифта: - +

## 13

Дальше общим советом в составе двух эльфа и меня было решено начать военные действия против МПМ. В них мы включили обучение, затем физическую подготовку, а еще Готар сказал, что поможет моему некроманту усилить магию.
— Хотя куда уж больше, — задумчиво протянул эльф. 
— Витя настолько силен?
— А ты не ощущаешь? — подняв удивленно брови, спросил Готар.
Я склонила голову к плечу, как птичка, и задумалась.
— Пожалуй, я не ощущаю ни чью магию кристально ясно. Могу чувствовать ауру, но дар не особо. Нити хоть и вижу, но будто вне сознания что ли. Будто не я.
Готар что-то хотел ответить, но тут Элиль ойкнул и подскочил из-за стола.
— Простите, я быстро.
Он кинулся в библиотеку и вскоре вернулся со старой книгой. Быстро пролистав пару страниц, он развернул к нам изображение и текст на тенгвар. Мы с Готаром наклонились ближе, рассматривая письмена. Там оказалось подробное описание древнего ритуала по запечатыванию верхнего магического резервуара.
— Почему ты решил, что такой ритуал провели над Вероникой? — спросил Готар и взялся за тарталетку. Я ведь оторвала их от завтрака. Да и себя тоже.
— Когда мы купались с Вероникой, — на этих словах Элиль посмотрела на Готара, словив его взгляд. Они молчали, глядя друг на друга, из чего я сразу сделала вывод — мысленно общались. 
Вскоре Элиль продолжил: 
— Я обратил внимание на три точки около левой лопатки. — Он ткнул пальцем в рисунок трезубца. — Не зная об этом артефакте, можно никогда не обратить внимание. Хотя я, зная о трезубце мертвой воды, не сопоставил отметины, ведь это очень извращенный ритуал. Он не убивает силу магу, она может расти и копиться, но владелец использовать ее не сможет. Хитроумный блокиратор, который никто и распознать не в силах. Все вокруг будут полагать, что ты слабенький маг, но с сильным даром.
— Потому что я не могу использовать второй резервуар? 
— Теоретически, да. Но ты можешь в критических ситуациях выплескивать магию сразу через третий сосуд, ведь ты друид — древнейший маг, память сама подсказывает тебе. — Элиль задумчиво пожевал губу. — Подозреваю, что это больно, ведь ты нарушаешь естественный ток силы.
Это было правдой, магия всегда ассоциировалась с болью, хотя она не была настолько сильной, чтобы быть мучительной.
— Но кто мог использовать трезубец? Кто вообще знает о таком ритуале? Ведь его создали, чтобы блокировать драконов и питаться их силой? — Готар был растерян. По лицу было видно, что новости в его голову не укладываются.
— Что значит «питаться их силой»? 
Элиль сел и положил подбородок на сложенные руки. Он погрузился в свои мысли, почти не замечая нас, но все-таки слышал вопросы.
— Думаю, начать стоит с того, а кто вообще знает о драконах, о том, какова их магия. Такие книги крайне редко достать, еще сложнее найти, ведь мы постарались обезопасить себя. Тот, кто заблокировал тебя, очень умен и слишком осведомлен. Вынужден признать, но такого изящного и изощренного плана по контролю над магом я еще не видел.
— И я, — безрадостно протянул Готар. — Не удивлюсь, если этот план привели в действие несколько магов.
— А цель? Какая у этого всего может быть цель? Не проще ли было меня убить? — Я развела руки в стороны, показывая, что вот убить меня точно легче легкого.
И тут Готар нахмурился и зло ударил по столу, отчего чашки жалобно зазвенели.
— Вот именно! Тебя убить легче легкого! И если бы этого хотели эти маги или один маг, то сделали бы до твоего магического совершеннолетия, но цель совсем иная. — Белеготар посмотрел на меня с безумной улыбкой. — Цель — твой некромант. Чернов — их жертва.
— Что? — в один голос спросили мы с Элилем.
— А то! Тот, кто продумал этот план, хочет не просто избавиться от Вероники, нет. Он намерен присвоить ее дуоса — Чернова, тем самым усилив свою магию до колоссальных размеров. А значит, этот маг — друид. И не просто друид, а маг с Земли, который явно следит за своим экспериментом. 
Мне стало страшно. 
— Садовник? — еле разлепила губы, чтобы задать этот вопрос.
Готар задумался, сопоставляя свои размышления и образ этого человека.
— Слишком много совпадений, Вероника, чтобы полностью отрицать такое предположение. Давайте не будем терять бдительность, возможно, этот маг лишь для отвода глаз, но будь с ним аккуратна.
— Когда он или они захотят завершить план?
— К концу вашего обучения, — ответил Элиль. — Подорвать уровень Института смертями они не захотят, но после выпуска, когда многие отправятся по своим мирам, закончить план будет намного проще. Несчастный случай, месть, защита от всплеска твоей магии, — на последних словах Элиль замер. — Именно так. О твоих опасных всплесках знают все, и не будет новостью, если Веронику Бобрикову нечаянно убьют в попытке защититься от ее очередного всплеска магии. 
Элиль даже резко встал, уронив стул. Голос его звенел от такой злости, которую сложно было представить в нем.
— Поэтому твоя мантия не активирована! Поэтому тебя дополнительно не обучают! Поэтому ты почти изолирована! Все направлено на то, чтобы не дать тебе сбалансировать силу и открыть второй сосуд.
— Твой кукловод слишком умен, Вероника, но и мы чешуей не один век обрастали. Обхитрим твоего мучителя. Не переживай, — ласково договорил Готар и улыбнулся. Краешком губ, как только умел он. Я бросилась к нему на грудь и разревелась. Тело било крупной дрожью, слезы не останавливались, но меня отпускало. Напряжение будто выдавливалось изнутри, выходило слезами, растворялось в всхлипах. Я не плакала на турнире ТиаТра, я держалась после смерти Юли, я терпела каждодневное давление в Институте, но никуда эти эмоции не уходили, копились во мне. Камешек за камешком в душе, а теперь я крошу их в песок и выплакиваю. Очищаю. Освобождаю.
Белеготар Морохир прекрасно понимал мою случившуюся истерику и молчал, поглаживая по спине. Молчал и Элиль.
Наверное, это правда, и я для них самый настоящий ребенок, которого нужно защитить.



Рина Карисума

Отредактировано: 20.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться