Чёрный дом в чёрном лесу (черновик)

Размер шрифта: - +

Глава 16

В окно барабанил мелкий дождь, начавшийся на рассвете. Я отрешённо наблюдала за прозрачными каплями, резво стекающими по стеклу, и пыталась не думать о случившемся, чтобы банально не разреветься.

Цеплялась за мысли о том, что дедушка жив и это главное, что теперь возле нашего дома будет круглосуточно дежурить полицейский патруль, вот только они не успокаивали. Ощущение полной беспомощности не просто угнетало - сводило с ума. Мне было страшно. Очень. Не столько за себя, сколько за родных, оказавшихся под ударом. Скорее бы всё вспомнить! Но Суворов сможет приехать лишь вечером - они с женой гостят у родственников в другом городе.

От досадной проволочки на глаза вновь навернулись слёзы. Я поспешно вытерла их, напомнив себе, что дедушке не стоит видеть меня в таком состоянии. Он и так во многом себя винит. Мне не удалось уговорить его поспать (фельдшер велел пациенту больше лежать и меньше двигаться), надеюсь, хоть у Горина получится.

Не дождавшись моего звонка, хирург приехал вскоре после полицейского наряда и остался, когда они уехали. Но сейчас даже его присутствие не утешало и ничего не гарантировало.

Тихий стук в дверь вывел из ступора и заставил ещё раз тщательно вытереть слёзы. Вошедший в мою комнату Горин был бледным и очень сосредоточенным.

- Георгий Романович уснул, - сказал он, привычно сканируя меня внимательным оценивающим взглядом. - Вам тоже нужно отдохнуть. Попробуйте уснуть. На улице дежурит полиция. Сюда больше никто не войдёт.

- Знаю, всё равно не спится.

- Нужно, Лиза. Я побуду здесь. Только днём отлучусь на пару часов, а потом вернусь.

Эта фраза разрушила оцепенение, в котором я до сих пор пребывала. В памяти всплыл образ дедушки, безжизненно лежащего возле калитки с окровавленной головой, и я резко возразила:

- Нет, не возвращайтесь!

- Почему? - удивился собеседник.

- Не хочу, чтобы вам тоже раскроили голову или застрелили из-за меня! Что я скажу вашей матери и Кате? Никто больше не должен пострадать! Никто! - голос противно дрогнул, и я снова отвернулась к окну.

- Лиза, я не собираюсь умирать, и, поверьте, могу за себя постоять, - устало возразил хирург за моей спиной. - А вам обязательно нужно отдохнуть и постараться успокоиться.

- Успокоиться?! - я нервно рассмеялась. Глаза жгли бессильные слёзы, и сдерживаться становилось всё сложнее. - Как, если в любой момент всё может повториться?!

- Не может. У ворот дежурит полиция, а в доме буду находиться я. Лиза, посмотрите на меня.

От непривычной мягкости в его обычно строгом голосе стало только хуже, я упрямо замотала головой и ещё тщательнее всмотрелась в ползущие по стеклу капли.

- Но вы не сможете быть здесь постоянно. А как же отделение?

- Считайте, что с сегодняшнего дня я в отпуске, - будничным тоном сообщил мужчина.

Шокированная этим заявлением, я резко обернулась и возмущённо запротестовала:

- Нет! Вы не должны из-за нас, из-за меня...

Игорь Борисович небрежно передёрнул плечами, словно речь шла о чём-то не заслуживающем внимания и сухо пояснил:

- Я не был в отпуске несколько лет, а это нарушение трудового законодательства. Так что никаких жертв с моей стороны. Начальство давно грозилось меня туда отправить.

- Всё равно это неправильно. В отпуске люди обычно на море ездят отдыхать.

Горин презрительно скривился и проворчал:

- Миллионы бактерий, человеческие фекалии и разлагающиеся останки в солёной воде - вот что такое ваше море. Каждое лето, когда отпускники возвращаются с этих самых морей, подхватив кишечную инфекцию, у нас переполнено инфекционное отделение. Как можно добровольно купаться в этой грязи? Нет уж, мне такой отдых и даром не нужен.

- Вы ужасны, - я слабо улыбнулась, представив описанную картину, - всегда любила море, а теперь не смогу смотреть на него без содрогания.

- Смотреть можно, морским воздухом дышать даже полезно, а вот лезть в воду - категорически не советую, - серьёзно заявил хирург, как будто мы обсуждали исключительно летний отдых и не касались никаких неприятных тем.

Вероятно, он пытался меня так отвлечь, но я предпочла вернуть беседу в прежнее русло.

- В любом случае отпуск нужно проводить не так. Ничего, сегодня вечером придёт Суворов, он поможет мне вспомнить, кто убил Олесю и, надеюсь, всё закончится - преступника арестуют, а вы будете отдыхать, например, в санатории.

К концу фразы Горин помрачнел, а взгляд тёмно-карих глаз наполнился осуждением. Очевидно, меня ждала очередная порция нравоучений. Только какой от них в сложившейся ситуации толк? Своего решения я всё равно не изменю.

- Как же я забыл, что чем вам страшнее, тем отчаяннее вы рвётесь собой рисковать! Значит, решились на сеанс гипноза?

Я молча кивнула, с трудом выдержав его недовольный, пристальный взгляд, от которого, как и прежде, захотелось куда-нибудь спрятаться. Интересно, у меня когда-нибудь выработается к ним иммунитет?

- Лиза, это опасно. Ваша психика... вы можете просто сойти с ума.



Наталия N

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться