Черный Дракон

Размер шрифта: - +

Глава 15

Маркус красивым голосом стал напевать своими словами балладу, которую услышал во дворце когда-то давным-давно. Она произвела на него тогда еще совсем зеленого юношу неизгладимое впечатление, и уже позже он перечитал все книги, повествующие о событиях, воспетых в балладе.

Леди Маверик заворожено слушала его, не перебивая, и только когда закончилось пение, поинтересовалась:

— Как называется эта баллада?

— «Илиада» Гомера, и повествует она о древнегреческих воинах и их богах.

— Красивая, — протянула леди Маверик. — Только вот я не совсем поняла, из-за чего началась война и как она закончилась.

— Давно это было, когда деревья были большими, а реки глубокими. Мужчины были благородными сильными альфами, а женщины — милыми красивыми омегами. Я уже говорил это. Когда прекрасная Елена, дочь Леды, достигла брачного возраста, со всей Греции стали приезжать к ней женихи с богатыми подарками свататься. Только ее приемный отец, царь Спарты Тиндарей, ни от одного из них не принял даров и ни одному не пообещал отдать Елену в жены. Он боялся, что из зависти, претенденты на ее руку и сердце передерутся, и начнется великая распря. И тогда хитроумный герой Одиссей посоветовал царю Тиндарею, чтобы Елена сама возложила венок на голову своего жениха. А все остальные пусть поклянутся, что будут уважать ее выбор и никогда не посягнут на ее честь и достоинство, а также никогда не поднимут оружие на ее жениха и придут ему на помощь, если она тому потребуется. Елена выбрала прекрасного Минелая, который после смерти Тиндарея стал царем Спарты. И родила ему Елена дочь и двух сыновей. А потом появился прекрасный Парис, сын царя Трои Приама, и увез Елену. А все ее бывшие женихи и поклонники, выполняя клятву, данную Минелаю, присоединились к нему в праведном гневе отмщения за измену.

— А почему прекрасная Елена согласилась уехать с Парисом? — громко хмыкнув, поинтересовалась из-за двери леди Маверик. — Что ей не хватало в жизни? Приключений?

— Это тоже длинная и не менее интересная и красивая история, — отозвался Маркус.

Ему понравилось, что леди Маверик перестала поскуливать и вполне нормальным тоном беседовала с ним. Не зря говорили древние: «Слово лечит, разговор мысль отгоняет».

— Вы мне ее тоже расскажите, — леди Маверик не спрашивала, она утверждала, а если быть точнее, приказывала.

— Как скажете, — согласился Маркус.

Ему не привыкать исполнять чужие приказы. Можно рассказать и про Елену.

— Помните, баллада заканчивается смертью Гектора? — поинтересовался Маркус и, не дожидаясь ответа, продолжил:
— Но смерть Гектора отнюдь не означала окончание войны. Не закончилась война и смертью героя Ахилла, павшего от стрелы Париса, поразившего его точно в пяту, которая теперь так и называется, ахиллесова пята. Суждено Трое пасть было только вследствие ловушки, придуманной хитроумным Одиссеем. Греки сняли осаду и покинули лагерь, оставив на его месте огромного коня. Троянцы же посчитали его знаком богов и втащили коня за городские ворота. А внутри него спрятались самые сильные греческие воины. Глубокой ночью они покинули свое убежище и, перебив охрану, открыли ворота, а греки, вернувшись под покровом ночи под городские ворота, беспрепятственно проникли в город. Погибли все защитники Трои, был убит и совсем еще маленький сын Гектора, и старый мудрый царь Приам. Город был предан огню. Так настал последний день Трои.

Маркус замолчал, молчала и леди Маверик.

— Вам это ничего не напоминает? — поинтересовался Маркус спустя некоторое время.

Он неспроста затеял этот разговор.

— Вы хотите сказать… — тихим вкрадчивым голосом поинтересовалась девушка из-за двери.

— Да, — ответил ей Маркус уверенным тоном. Он не сомневался, что оно так и будет. — Вы введете во дворец лорда Харланда, как троянцы коня, он откроет ворота и всех неугодных ему перебьет. А неугодны ему будут все, в том числе и вы. Вы хоть это-то осознаете? Вы — только средство для проникновения во дворец. Ни для чего вы ему больше не нужны. И еще с вашей помощью он собирался избавиться от всех нелояльных к нему еще до своего появления во дворе, чтобы и со спины никто не смог нанести ему удара.

— Как же так? — всхлипнув, совершенно тихо сказала леди Маверик, но Маркус ее услышал и продолжил безжалостно:
— А если бы не получилось с троянским конем, у него оставался запасной вариант к отходу. Вы хотите услышать какой? Или сами догадываетесь?

— Кажется, я догадываюсь, — неуверенно начала леди Маверик. — Я знаю, что согласно преданию, перед алтарем мать будущего наследника должна стоять девственной и принести клятву своему альфе в верности.

— А вы? На что вы подписались? Стать королевской шлюхой и ложиться под всех, на кого вам укажут, причем воистину с королевским размахом, — Маркус не говорил, а хлестал словами. — Ваша течка, почему о ней солгали? Кто из магов знал об этом? Из великих магов?

— Дейн, лорд Дейн, — последовал тихий ответ. — Когда это случилось впервые, знал только он, больше никто. А уже потом он доложился всем остальным, и со мной провели разъяснительную беседу, сообщив, что скоро меня отправят во дворец в сопровождении моего жениха. Таков обычай. Я испугалась и солгала им, сказав, мол, она только что прошла.

— Это лорд Дейн вам посоветовал?

— Он. Он самый, — тихо проговорила леди Маверик.

— Вы хоть понимаете, во что ввязались? — Маркус был зол на глупую девчонку, но ничего поделать не мог, только стегать ее словами. — И вас обманули, как ребенка? А лорд Харланд?

— Он приезжал в замок несколько раз, когда лорд Дейн был за главного среди магов. Меня с ним оставляли наедине… — прошептала леди Маверик. Кажется, она начинала понимать, что произошло и почему они с Маркусом оказались на этом островке среди болот.



Учайкин Ася

Отредактировано: 15.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться