Чёрный пёс Элчестера

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 12. "Так получилось"

Его разбудил луч солнца, тёплой ладонью накрывший глаза. Приподняв ресницы, Фрэнсис наблюдал, как свет играет в сосновых ветвях с ветром…

День обещал быть замечательным.

Юноша повернулся, глянув на свою нежданную попутчицу. Она спала, свернувшись клубочком и подложив ладони под голову, и волосы густой накидкой укрывали её тело. Бурые, с серебристым отливом… Немыслимый цвет…

 Прядь волной скатывалась на лицо...

Сердце отозвалось ноющей болью. Если бы судьба была чуть милостивей, рядом с ним могла бы быть его любимая…

Если бы его леди могла колдовать…

Милица улыбнулась во сне, прикрыла рукой глаза. Фрэнсис вздохнул, поднялся – и накинул на девушку блио. Она тут же натянула его на голову, даже не просыпаясь.

Совсем ещё дитя. Такая беззащитная… Что ж, теперь, по крайней мере, у него есть цель: помочь Мили добраться до Парижа. Не утонув ни в каком болоте.

Юноша усмехнулся, приседая на корточки и осторожно касаясь её мягких волос. Грудь вдруг захлестнуло волной тёплой нежности…

Боже, какое совершенство! А он так давно не обладал женщиной… Если бы она не была столь чиста и столь доверчива…

Лорд робко, кончиками пальцев, дотронулся до плеча спящей девушки, провёл ладонью над певучим изгибом талии… Тело начала бить крупная дрожь.

Упруго поднявшись, он направился к озеру.

Над водой стлался лёгкий туман, и в его прозрачных завитках молчаливо стояли сосны, слушая тишину. Под ногами Фрэнсиса похрустывала галька – и в целом мире, казалось, существует лишь этот звук…

Чаша озера приняла путника в свою каменную купель. Со дна били ледяные ключи, и потому после, на берегу, воздух казался тёплым, как полуденный песок. Одевшись, молодой человек почти бегом направился обратно, мечтая согреться у огня.

Костёр, едва дымившийся поутру, теперь весело потрескивал сучьями, и булькал над пламенем котелок: Милица, уже переодевшаяся в платье, заканчивала разогревать завтрак.

- Ты молодец, - одобрительно покачал головой лорд, сворачивая свой плащ. – Времени даром не теряла…

- Просто это не первое моё утро у костра, - с улыбкой пожала плечами девушка. – Я думаю, лорд Фрэнсис, мы позавтракаем – и в путь?

Он молча кивнул, покосившись на разложенные по камням для просушки белые цветки ненюфаров.

Ведьма оценила его тактичность, поглядев на молодого воина без слов, но с такой благодарностью, что Фрэнсис в полной мере почувствовал себя вознаграждённым.

- Откуда ты знала, что здесь такое удобное место? – спросил он, закончив есть.

- Я их чувствую, - просто пояснила Милица.

- Вот как! – хмыкнул юноша. – А я уж подумал было, что ты эти места наколдовываешь!

Мили звонко рассмеялась его шутке, и он усмехнулся в ответ.

- Было бы неплохо… - наконец ответила она. – Но всё куда проще… Я всего лишь слушаю ветер и воду, разговор деревьев и птиц…

- А ты знаешь их язык?..

- Иначе я не могла бы плести заклятья, лорд.

- А вот эти твои ненюфары, - не удержался всё же Фрэнки. – Скажи мне, они для чего?

- Ну… они применяются в достаточно сложных заклятьях, которые я всегда мечтала попробовать… Вам они не понравятся, благородный господин.

- Я спрашиваю тебя не о том, понравятся они мне или нет, я спрашиваю, что это за заклятья!

- Вызов духов, призраков, и подчинение их своей воле. С миром мёртвых эти заклятья связаны, и вы, верно, скажете, что нечестиво это…

Фрэнсис долго молчал, глядя на хрупкие, увядшие цветы на тонких длинных стеблях, подобных щупальцам хищной болотной твари. А какие чистые, прекрасные лепестки!..

Дик. Эдгит.

- Нечестиво позволять этой мрази творить свои мерзости и убивать людей! – глухо ответил он. – Подсохли твои ненюфары? Едем, Мили!

Девушка внимательно, чуть нахмурясь, вгляделась в собеседника, но ничего не сказала, лишь небольшая складочка залегла меж её изогнутыми бровями.

Вскоре путники уже ехали по дороге, оставив гостеприимную поляну.

Время перевалило за полдень, когда, выехав из-за крутого поворота, они увидели, что дальнейший путь преграждён поваленной толстой сосной. Сквозь ветви весело просвечивало солнце, а по обеим сторонам дороги гудел золотой бор. Густые кусты и невысокие деревца ограждали тракт, как пушистые стены.

Фрэнсис придержал коня, чутко прислушиваясь к тишине. Она была какой-то странной, напряжённой, как охотник, что уже натягивает тетиву, целясь стрелою в дичь…

- Лорд?.. – подала голос Милица. – Что-то не так, лорд?

Юноша вскинул руку, молчаливо попросив девушку не отвлекать его.

Мили замолчала и тоже прислушалась.

Она ничего не успела понять. Фрэнсис как-то боком скатился с седла, увлекая её за собой, над головами свистнул тяжёлый брус – и напуганный конь, истошно заржав, промчался мимо них, куда-то в глубь леса…

А норманн уже стоял в боевой стойке, и свет танцевал на седом лезвии его обнажённого меча.

- Беги! – крикнул лорд, толкая девчонку к деревьям, а из кустов со всех сторон уже высыпали, как горох из драного мешка, разбойники.

Мили не заставила себя упрашивать. Быстрой куницей она шмыгнула мимо неповоротливого громилы, увернулась от чьих-то волосатых лап и юркнула в кусты. Секунда на то, чтобы влезть на первое же дерево: ей, деревенской, такие «подвиги» были не в новинку, и вот уже вся дорога перед ней, как на ладони…

Бандиты, увидев обнажённую сталь в руке противника, чуть поостыли, но не оставили своего намерения. Они подступали к молодому лорду медленно, как стая голодных трусливых собак, а юноша стоял, не спуская с мерзавцев холодного цепкого взгляда, держа меч обеими руками.



Ольга Митюгина

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться