Чёрный пёс Элчестера

Размер шрифта: - +

Часть 3. Глава 19. За магической книгой

* * *

 

Сегодня все храмы пусты и все окна темны,

Сегодня безумие - серая тварь - будет ждать,

Сегодня - последняя битва незримой войны

С собой, за себя, за того, кто умел обещать.

 

Сегодня луна так прозрачна над плотностью стен,

И пьяная боль так сильна беззащитностью снов.

Сегодня я смею признаться в своей правоте,

Что станет отныне мне самою страшной виной.

 

Сегодня все реки отравленной кровью текут,

И шепчут деревья: зачем?.. Нет дороги назад...

Сегодня - в ночи Отреченья я снова смогу

Все звёзды небес твоим именем светлым назвать.

 

И это – любовь? Нет, лишь робкая просьба вести,

Вести за собой, и какое мне дело – куда?

Живым совершенством своим мне пути осветишь...

Но как же страшна мне, бывает, твоя правота!

 

Сегодня вонзаются в душу святые слова,

Бездонностью муки, что выше, чем радость и свет...

Роняя росу, об отчаяньи шепчет трава.

О, как я отчаянно падаю в огненный бред!

 

Я верю в тебя! Пусть давно не умею. Пусть – боль.

Лишь имя твоё всем сомненьям и страхам ответ.

Прости меня, счастье моё, я иду за тобой,

И мне всё равно, позвала ты меня или нет…

 

Мистардэн.

 

 

Облачка сухой пыли поднимались из-под копыт Уголька. Солнце стояло в зените, раскалив белые останцы скал, рассеянные по долине: видимо, некогда по этой земле прошёл ледник, оставив за собой переломанные рёбра камней. Узкая пасть ущелья, которую путники миновали с час назад, не дала отдыха: раскалённый воздух между нагретых гранитных стен колыхался, словно у устья печи.

Долина, со всех сторон замкнутая кольцом гор, была полна тишиной и зноем. Прошлогодняя высохшая трава не радовала взгляд, натыкавшийся повсюду только на нагретый камень.

Ни капли воды.

- Мили, тебе дать флягу? – в который раз попытался Фрэнсис завязать разговор.

И в который раз ответом было молчание.

- Сядь на коня!

Сам Фрэнсис тоже шёл пешком, ведя Уголька в поводу. Милица словно не замечала.

- Ты устала!

Девушка резко остановилась и круто развернулась к спутнику.

- Я была бы вам обязана, господин граф, если бы вы избавили меня от своего внимания!

- Я о тебе же забочусь! – возразил юноша, обрадованный, что наконец-то удалось завести разговор, каким бы ни было его начало.

- Оставьте свою заботу при себе, милорд! А ещё лучше – оставьте меня! Вы, кажется, намеревались ехать в Париж?

- Я намереваюсь доставить в Париж тебя, целой и невредимой!

- Но я пока не собираюсь туда.

- Отлично. До тех пор, пока мы туда не доберёмся, я тебя не оставлю, - не сдержал улыбки молодой человек. – Я дал тебе слово.

По лицу девушки скользнула тень.

- Ах, так всё дело в вашем слове? – горько усмехнулась Милица. – Так я вам его возвращаю! Теперь вам ничто не мешает отправляться, куда вам угодно!

- Я не приму вашего великодушного подарка, моя леди, - ответил граф. – Я не забираю обратно своих слов.

- Право? – с невесёлой усмешкой покачала головой девушка.

А потом отвернулась и пошла дальше.

«Мили, Мили… Как объяснить тебе, что ты ошибаешься?.. Как заговорить о колдовстве, затмившем мой разум?.. Я вполне могу представить твой ответ! «У вас, милорд, одна песня: что свадьба, что похороны. Обвешайтесь амулетами и не общайтесь с ведьмами!»

И что на это скажешь?

О, Мили…»

Он молча шёл следом, ведя коня под уздцы. Тихо звякала сбруя, и это был единственный звук, нарушавший тяжёлую тишину.

- Мили… Я очень тебя прошу… Давай поговорим! – сам не сознавая, сколько боли звучало в этих простых словах, произнёс юноша.

- Что ж, давайте, милорд, - согласилась Милица столь ровным голосом, что он мог поспорить с первым льдом на воде.

- Я очень виноват… - прибавляя шаг и равняясь с волшебницей, начал Фрэнсис. Заглядывая ей в лицо, пытаясь поймать взгляд. – Мне нет оправдания. Но я… Прости меня, если можешь… Не гони…

Её глаза чуть потеплели.

- Хорошо. Я не берусь судить вас, милорд. Мы можем вместе идти до Парижа.

- Тогда…

- И не более того! – сухо отрезала она.

Молодой человек, сам не ожидавший такой удачи, решил пока не настаивать.

- Может, попьёшь воды?

- Давайте! – Мили протянула руку.

«Какая же у тебя воля!» - невольно восхитился Фрэнсис, протягивая спутнице флягу. Девушка отпила несколько глотков, и дальше молодые люди пошли рядом, бок о бок. Ему отчаянно хотелось коснуться ладони Милисенты, но он не смел…



Ольга Митюгина

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться