Чёрный пёс Элчестера

Размер шрифта: - +

Часть 3. Глава 21. Владелец меча возвращается

Милица проснулась, когда солнце стояло в зените, и чувствовала себя совершенно разбитой. Голова раскалывалась, тошнило, тело было словно чужим…

-   Доброе утро! – обрадованный Фрэнсис, в одной нижней рубашке и штанах, присел рядом. – Я ждал, ждал… И боялся тебя разбудить… Хочешь молока?.. Или, может, сока?..

Мили отвернулась к окну.

-   Спасибо. Я ничего не хочу.

-    Тебе нехорошо? – встревожился юноша.

-    Да… Тошнит немного. Это нормально, не волнуйся.

-    Мили.

-    Что?

-    Мили, ты сама не своя.

Девушка промолчала.

-    Да посмотри же на меня!

-    Оставь меня в покое! – сорвалась на крик Милисента. – Что ты ко мне прицепился с утра пораньше?!.

-     Хорошо, хорошо. Я не настаиваю, - покладисто согласился молодой граф, помня о перепадах настроения у беременных женщин. – Только ты не волнуйся, тебе нельзя…

Милица стиснула зубы.

-    Когда мы отсюда уедем?

-    Я хотел сегодня, после завтрака, но, раз тебе плохо…

-    После завтрака всё пройдёт! – тут же заверила колдунья. – Сколько нам потребуется времени, чтобы добраться до Лозанны?

-   Думаю, неделя…

-   Фрэнсис, а почему…

Милица запнулась.

-   Что «почему»? – насторожился лорд.

«Почему ты на мне не женишься?» – этот вопрос жёг губы Милисенте. Нет, никогда она не задаст его, она не настолько безумна…

-    А почему мы должны ехать именно через Лозанну? – вместо этого спросила она.

-    Ну, можно, конечно, и напрямик, снова через перевалы, - усмехнулся лорд. – Но через город ехать куда проще и безопаснее…

-    Да, наверное… - Милица выдавила из себя улыбку. – Принеси-ка мне, в самом деле, сока!

-    Как пожелает моя госпожа!

Фрэнсис соскочил с постели и направился к столу, где ждал нетронутый завтрак: юноша не положил в рот ни крошки, ожидая пробуждения любимой.

Мили закрыла глаза.

«Моя госпожа»…

Значит, Лозанна. Она уйдёт от него в Лозанне.

Милица медленно цедила сок, сидя на постели, ничего не выражающим взглядом уставившись за окно. Фрэнсис сел рядом, обняв её за плечи.

-    Дорогая… Я подумал, что тебе надо привыкать к служанкам…

-    Зачем? – безразлично проронила волшебница.

-    Затем, что так положено знатной даме. Мили… Мили, ты меня слушаешь?

-    Да.

Юноша глубоко вздохнул, решив проявить терпение.

-   Одна местная девушка изъявила желание пойти к тебе в услужение. Она говорила со мной, когда принесла завтрак. Ты спала.

Милица пожала плечами.

-    И что ты сказал?

-    Я ответил, что спрошу у тебя. Но эта идея кажется мне отличной. Тебе не придётся готовить еду на привалах, этим станет заниматься прислуга. У нас появится больше времени, чтобы побыть наедине…

-   Мы всё время только и делаем, что бываем наедине! – огрызнулась Милица.

Фрэнсис отшатнулся, словно она дала ему пощёчину. Девушка вновь замолчала, упорно глядя в окно.

-   Милисента, - совсем иным тоном заговорил граф. – Посмотри на меня.

Она посмотрела ничего не выражающим, пустым взглядом.

-    Что произошло?

-    Ничего.

-    Тогда, чёрт возьми, что значит твоё поведение? Чем я тебя обидел?

-    Ничем.

-    Милица!..

-    Не кричи на меня.

-    Не кричи?.. Да мне тебя хочется потрясти, чтобы вытряхнуть правду! Что случилось ночью? Тебе что, тоже приснился какой-то сон?

-    Нет. – Помолчав, она спросила: - Фрэнки… Скажи мне… У Фредерики были чёрные глаза?

-    Карие, - ничего не понимая, ответил лорд.

-    А у…

-    А у Эдгит – зелёные, - угадав вопрос, ответил граф. – Значит, я был прав. Сегодня ночью тебе пытались заморочить голову! И, по-моему, успешно заморочили!.. Мили… - нежно шепнул он, привлекая к себе возлюбленную. – Не надо никого слушать. Я люблю тебя…

-   Какая служанка хотела наняться ко мне? – вместо ответа полюбопытствовала Милица, осторожно отводя руки Фрэнсиса.

-    Рыженькая такая. Марта её зовут.

Милицу затрясло.

-   Да… Да как она посмела… Фрэнсис… Если она сюда только зайдёт, я кувшином запущу ей в голову, этой… Этой мрази, этой дряни, этой!..

-    Мили, Мили, успокойся! Уймись! – прижимая к себе дрожащую девушку, шептал Фрэнсис. – Я понял, что мы ей откажем. Мне довольно было бы и одного твоего короткого «нет»… Только не волнуйся, жизнь моя, тебе нельзя!

-   Я видеть её не могу! После того, что она ночью молола своим подружкам про меня… Чтобы её язык отсох, у гадины ядовитой!.. И иметь наглость набиваться ко мне в услужение?! Что она задумала, мерзавка?!. Я на неё порчу наведу!.. Я её в жабу заколдую, я!..

-   Тс-с, тс-с… - успокаивал граф. – Проговорилась, моя радость! Что ты ночью услышала?



Ольга Митюгина

Отредактировано: 25.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться