Чёрный рейдер

Размер шрифта: - +

Глава 4

Чем ближе были твари, тем отчётливее я понимала, что живу последние минуты. Страшно и обидно. Страшно умирать, страшно знать, что меня разорвут на части и пропустят через пищевод и до боли обидно, что меня победят какие-то кусачи. Мощные твари, но уж если умирать, то от когтей скребберов или, на худой конец, матёрого элитника.

Нет уж. Я отшвырнула топор, выключила насос, и налегке побежала вдоль берега. Скорости несопоставимы, расстояние, отделяющее меня от тварей, стремительно сокращается, но моя цель не сбежать, а отвлечь кусачей на себя таким образом, чтобы не попортили лодку. Обернулась. План сработал, только твари оказались шустрее, чем я надеялась. Видать, ускорились. В чём была, рванула в воду и вкладывая всю себя в каждый гребок, поплыла от берега. Одежда сразу намокла и неприятно облепила тело, затруднила движение, но я только упрямо поднажала. Сзади плеснуло. Я невольно обернулась. Кусачи сунулись в озеро и тотчас попятились. Да, вода не их стихия, можно расслабиться. Урчание из предвкушающего стало обиженно-недовольным, поняли, что им меня не достать. Я скорее утону, чем позволю себя сожрать.

Какие всё-таки мерзкие существа. Непропорциональные, с массивными плечами, длиннющими руками, голые и лысые. А ещё грязные и вонючие. До меня ветерок как раз донёс их амбре. Зато челюсти во всех смыслах выдающиеся. У того кусача, что был крупнее, наметился второй ряд зубов. Не знай я наверняка, в жизни бы не догадалась, что передо мной мутировавшие люди. Впрочем, нет, они не люди. Улей милостив. Заразив их, он сперва разрушил их сознание, стёр личность и оставил лишь оболочку.

Потоптавшись на берегу минут десять, кусачи двинулись обратно в город, где их ждало куда более доступное мясо. Я даже порадовалась, что мозг у тварей перерождается и со времение их интеллект становится не совсем нулевым. Пустыши, недавние заражённые, не догадались бы уйти, так бы и стояли, пуская слюни. С другой стороны, медлительных зомби я бы покрошила топором, и проблем бы не было.

А ещё я радовалась, что в Улье вечное лето и воздух тёплый. Всего ничего в по-вечернему прохладной воде, и я начала замерзать. Каково же мне было бы, если бы на дворе стояла осень или весна. Про зиму не говорю. Я мотнула головой, словно это могло помочь избавиться от глупых мыслей, и, стараясь не шуметь, поплыла к берегу.

Выбравшись из озера, первым делом избавилась от мокрой одежды, затем достала из рюкзака запасную майку, ею вытерлась, яростно растёрла кожу, как мочалкой. Начала согреваться, по крайней мере, зубы больше не выбивали дрожь. Солнце между тем добралось до линии горизонта, почернело и осыпалось хлопьями. Нормальный закат над только что перезагрузившимся кластером.

Более-менее придя в себя, я нажала кнопку на насосе, и он снова загудел, извещая обо мне округу. По счастью, звуком больше никто не заинтересовался. Сколько ни пялилась в темноту, ничего не замечала. Правда, в какой-то момент мне показалось, что я вижу тень. Тёмное пятно двигалось от города, но не ко мне, а куда-то значительно левее озера. Моргнув, потеряла тень из виду. Наверное, действительно, почудилось.

Хорошее настроение ко мне вернулось только, когда я вывела лодку на середину озера. Во-первых, я окончательно согрелась, во-вторых, оделась в тёплое и сухое из своих скромных запасов, в-третьих, проверила виноградину, извлечённую из затылочного мешка ротвейлера. Хорошо, что я сообразила положить платок в целлофановый пакет. Заначка не намокла, и споран не пострадал. В-четвёртых, я сжевала пару сухарей, заела йогуртом, прикарманенным в супермркете. Пожалуй, радость прячется именно в таких мелочах. Потянувшись, я легла на дно лодки, пожалела, что не взяла одеяла, оно бы сейчас пригодилось. С другой стороны, ещё и его я бы не утащила. С лодкой едва справилась.

Я уставилась на небо. На чёрном полотне горели редкие, их было не больше сотни, разноцветные звёзды. В основном они выглядели не слишком большими, этакие фосфоресцирующие вишнёвые косточки, которые кто-то неведомый прилепил наверх, и только пара звёзд по размеру не уступала целой ягоде.

Глядя на привычное, но чужое небо, я впервые по-настоящему задумалась о будущем. До сих пор я решала насущные проблемы: выбраться из мёртвой зоны, поесть, переночевать, раздобыть вещи первой необходимости. А что дальше? Я могу вечность бродить от кластера к кластеру, мародёрствовать, но это бессмысленно, это путь вникуда. Я повернулась на бок, подпёрла щёку кулаком. Пожалуй, придумаю себе цель, да такую, чтоб дух захватывало. Жить сразу станет интересней.

Узнать, кто я и кем была? Мало того, что мелко, так ещё и развлечение весьма сомнительное. Если исходить из того, что в Улье каждый сам за себя, а в мёртвой зоне я очнулась в одиночестве, то вряд ли есть кто-то, кому я дорога. Нужна другая цель, более глобальная. Что же касается поиска информации о моём прошлом, то займусь, обязательно займусь. Самое логичное — заглянуть в цивильный стаб. Возможно, на меня составлена ментальная карта: удостоверение личности и личное дело в одном флаконе.

С маршрутом я определилась, осталось придумать мечту. Задачка посложнее, чем сделать первый шаг. Знания об Улье всплывали в памяти по мере необходимости, а сейчас в голову ничего толкового не шло. Вариант, который я рекламировала Анне, не про меня. Ничего о себе не помню, но абсолютно уверена, что никогда не стремилась выскочить замуж, свить гнёздышко, и обзавестись детьми. Нарисованная воображением картинка вызвала лишь глухое раздражение. Я покрутила её так и эдак, и поняла, что ей не хватает нескольких существенных деталей. Каких именно, определить не смогла. Я снова перевернулась на спину и уставилась на звёзды. Не там ли затесался рай? Если существует ад, я в нём живу, то должна же где-то быть его противоположность. Кстати, чем не цель? На ум пришла легенда о Центральном стабе. Якобы, где-то далеко на Западе, где самые страшные твари бродят стаями, есть стабильный кластер, на котором находится портал в рай.



Нелли Видина

Отредактировано: 01.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться