Черный Сапфир

Размер шрифта: - +

3.2

Эдвард кивнул и поплелся на выход, специально завернув по пути на кухню, чтобы потянуть время. Алый Арлекин не может выйти из спальни через каких-то пятнадцать минут после того, как занес туда императорскую наложницу. Но тянуть до бесконечности тоже не стоило: Амира подумает, что он пытается ее обмануть. Наконец Эд вытащился из жилого блока и побрел в сторону «Костяной девы» – самого крупного бара на всей территории Парадиза.

Внутри уже веселились все члены его команды, в том числе и Джейн с Тихоней Грегом. Здоровущий навигатор и стрелок «Шальной волчицы» молча отсалютовал кружкой темного пива, остальные же радостно загомонили. Джейн сорвалась с места и повисла на шее Эда:

– Кэп, ты самый чокнутый и везучий из всех Вольных капитанов. Как же я рада, что все обошлось.

– Теперь мы знамениты, Джейн.

Он покружил девушку и опустил на пол. Она же чмокнула Эда в щеку и вернулась за стол. Точнее – за целый ряд столов, который занимала команда «Призрака».

– Пируете без кэпа? – притворно нахмурился Эд. – Всем по кружке пива вне очереди!

Команда поддержала его радостными возгласами, а Билли, владелец бара, уже тащил к ним первый из подносов с пивом и закусками. Сегодня вечер Алого Арлекина, который ничем не испортишь! Поздравления от команды, похабные шутки и выпивка, что льется рекой. До противности натуральные голограммы, танцующие на столах фривольные танцы настолько мастерски, что хотелось шлепнуть их по нарисованному заду. Такая близкая и привлекательная Джейн, что если бы не проклятые таблетки, уже потащил бы ее в блок, как не раз бывало в прошлом.

Его вечер! Возможно, последний в жизни, как и у любого другого из пиратов. Облава космических копов Федерации, охотники за головами, бешеные имперцы или же слишком «зубастая» жертва – и Алый Арлекин направится прямиком в ад или в тюрьму на пожизненное заключение. Поэтому нужно веселиться и отдыхать, пока есть возможность.

Его вечер!..

– Эд, Эд, Э-эд! Приди в себя и посмотри сюда, – назойливый Мин теребил его за плечо и тыкал пальцем в возникший над столом вирт-экран.

А с него на Эда смотрел импи. Точнее – император, и сейчас он не казался смешным или глупым. Его непонятная сила и властность чувствовалась даже через экран, заставляя пальцы неметь, а плечи – ежиться от холода. Каково же тогда находиться рядом с этим человеком? Или демоном? Адепты Обновленной христианской церкви единогласно причисляли императора к посланникам ада и предрекали грядущий апокалипсис.

Но сейчас Темный пришел по душу Эдварда и, казалось, смотрел прямо на него, хотя лицо императора скрывалось под капюшоном длинной черной хламиды.

Экран пошел рябью, само изображение дернулось несколько раз, после чего правитель заговорил:

– Не люблю долгих речей. Сегодня один из пиратских капитанов, Эдвард Найт, похитил дорогого мне человека. И эту выходку я не намерен прощать. Поэтому хочу озвучить свой новый приказ: за возвращение мне Черного Сапфира живой и здоровой назначаю вознаграждение в размере ста тысяч золотых эквивалентов, за поимку самого Алого Арлекина – пятьсот тысяч. За труп империя тоже заплатит, но уже пятьдесят тысяч. Мира всем и преданных друзей!

Эдвард готов был поклясться, что импи сейчас улыбается. Еще бы: так отомстил и поиздевался над похитителем своей наложницы. Бар же погрузился в тишину: за полмиллиона можно купить новенький эсминец и на пару-тройку катеров средства останутся. Многие из пиратского братства не выдержат подобный соблазн, и гнев самого Джонса их не остановит.

– Ты – покойник, кэп, – испуганно прошептала Джейн, и Эдвард был с ней полностью согласен.

Один из пунктов пиратского кодекса гласит: «Каждый, продавший своего собрата, будет незамедлительно исключен из братства Вольных капитанов и лишится его поддержки», и Генри Джонс, один из основателей Парадиза, всегда бдительно следил за тем, чтобы законы в этом месте соблюдали. Поэтому Эд может чувствовать себя в безопасности. Какое-то время.

Импи-подлец знал, куда давить: сумма была невероятной, за такую можно выкупить себе гражданство в Федерации или в Содружестве и безбедно жить в каком-нибудь курортном поселении до конца своих дней вместе с командой и десятком личных слуг. И плевать оттуда на голографическое изображение как Парадиза, так и самого Джонса. Импи недаром пожелал преданных друзей — кажется, у Эдварда появится небывалая возможность проверить всех близких ему людей.

Он взял у Билли бутылку виски и побрел в сторону своего блока, Мин и Джейн незаметно пристроились следом, поддерживая своего капитана. В этих двоих можно быть уверенным. Впрочем, Эд надеялся, что и в остальных членах команды – тоже. Хотя пятьсот тысяч, пятьсот, мать их, тысяч в самой твердой из валют обитаемого космоса. Сумма, которая сделает человека не просто богачом, а настоящим представителем элиты на любой из планет. Да с такими деньгами можно и свой собственный гарем собрать.

Кажется, теперь Эду стоит спать с оружием под подушкой.

– Кэп, – Мин тронул его за плечо, призывая развернуться, – ты бы пригласил Волчонка или Бешенного к себе.

– Думаешь, я настолько пьян, что одной наложницы мне не хватит?

– Думаю, ты не настолько имбецил и правильно понял, что я хотел тебе сказать.

Да, Эд все прекрасно понял: киборги очень быстро перенимали привычки людей, но к материальным благам по-прежнему оставались равнодушными. И сейчас он мог доверять только им. Но позвать к себе личных телохранителей сразу же после объявления императора — значило в открытую признать свой страх и слабость. А слабаки не становятся адмиралами. Нужно продержаться всего чуть-чуть, шумиха с вознаграждением быстро уляжется: самые ретивые обломают зубы о «Призрака», остальные же побоятся рисковать. А некоторые из пиратских капитанов все же решат перейти под руку Алого Арлекина. Адмирала Найта.



Елена Труфанова, Катя Водянова

Отредактировано: 04.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться