Черный снег. Проект «полубог»

Размер шрифта: - +

Глава вторая

«Доверься мне. Ведь больше некому…»

«Теперь все будет по-другому. Ты больше не один»

«Эта планета ждала тебя, слышишь? Ты нужен ей именно таким, какой ты есть. Поэтому тебе нельзя сдаваться…»

Как тепло от этих слов. Будто шепчет их кто-то очень близкий, родной…

Но голоса таяли, и вместе с ними таяло тепло. Тот яркий греющий свет, что окутывал все тело, теперь таился где-то в глубине сердца. Он все еще был здесь, рядом, но уже не мог заглушить новых чувств – растерянности и тревоги.

…Парень очнулся от очередного странного сна, но еще долго не решался открыть глаза, опасаясь, что вслед за этим начнутся новые издевательства. Опять появится этот человек с холодными глазами, снова будет происходить что-то непонятное – необъясненное или необъяснимое.

Впрочем, сейчас вокруг было очень тихо. Подозрительно тихо. И сознание больше не взрывалось сводящими с ума ощущениями. И самочувствие было не таким уж плохим. Да и сколько можно спать, не понимая, что происходит?

Парень приоткрыл глаза и огляделся. Оказалось, он находится в комнатке без окон, с пустыми стенами и люминисцентными лампами под высоким потолком. Из мебели — лишь стол с двумя стульями, койка. Нехитрое убранство обычной больничной палаты дополняли лишь большой экран на стене, видеокамера под потолком. В отдельной небольшой кабинке располагался санблок.

Скупая обстановка молодого человека не смутила. Насторожило другое: отсутствие окон и — самое главное — наглухо запертая входная дверь. Массивная стальная конструкция не имела ни ручки, ни замочной скважины, ни окошка, позволяющего выглянуть наружу. «Лаборатория, – вспомнил паренек разговор с загадочным доктором Вольфом и поежился. – Как же я сюда попал? И кто я вообще?!»

Память к молодому человеку так и не вернулась. Зеркала в его темнице не было, поэтому надеяться, что его собственная внешность пробудит хоть какие-то воспоминания, не приходилось. Одежда была столь же безлика, как и окружающая обстановка: блеклого серого цвета штаны и футболка, напоминающие спецодежду, да мягкая обувь, похожая на сандалии.

Углубиться в размышления о своем положении парень не успел. Монолит двери с шумом уехал в стену, и на пороге появилась Хинета: та самая девушка, которую молодой человек увидел в первые секунды своего прошлого пробуждения. Как контрастировал ее приветливый образ со скупым равнодушием всего окружающего! Так хотелось довериться этой девушке с большими добрыми глазами и детским лицом, больше похожей на девочку-подростка, нежели на сотрудника серьезной научной организации. Но как можно здесь и сейчас доверять кому-то?

— Здравствуй. Как твое самочувствие? – спросила Хинета, закрыв за собой дверь с помощью дистанционного пульта, и осторожно направилась к своему подопечному.

Как дрессировщик в цирке, она старалась двигаться как можно медленнее и мягче, чтобы не пугать и без того встревоженного парня. Он сейчас больше всего напоминал загнанного в угол зверька, тщетно старающегося скрыть страх и убедить себя защищаться.

— У меня много вопросов. Надеюсь, ты ответишь на них. – Юноша старательно придал своему голосу спокойствие и уверенность, исподлобья глядя на девушку. Получалось скорее обиженно, нежели сурово, но Хинета удержалась от смешка.

— Разумеется, отвечу. Ты только не волнуйся, тебе не грозит никакая опасность. – Девушка улыбнулась и присела на краешек койки. – Я проверю состояние твоего здоровья, а ты пока спрашивай… Я твой куратор, Хинета, если ты вдруг забыл мое имя.

— Любопытнее всего, что твое имя я помню, в отличие от своего, – буркнул юноша, нехотя позволяя нацепить на себя несколько датчиков. – Кто я и как оказался здесь?

— Ты согласился участвовать в эксперименте известнейшего в научных кругах доктора Вольфа, вот как ты попал сюда, — ответила Хинета, не поднимая глаз от устройства, на дисплее которого высвечивалась информация, считанная датчиками. — Ученые этого научного центра нашли тебя на улице, раненного и без памяти. Тебя вылечили здесь, а так как никакой информации о тебе узнать не удалось, доктор предложил тебе принять участие в эксперименте за достойную плату, — заученно лгала Хинета, записывая в блокнот какие-то данные и беря кровь своего подопечного на анализ.

Действовала она бережно, почти нежно.

— Почему же я даже этих событий не помню? – с подозрением спросил юноша.

Хинета оставалась невозмутимо приветливой:

— Видимо, это последствия травмы. Поэтому в прошлый раз нам пришлось привязать тебя к креслу: каждый раз пробуждаясь в беспамятстве, ты начинаешь буянить… Надеюсь, больше ты не будешь терять память – мне кажется, это очень утомительно.

— Это точно. – Молодой человек невольно улыбнулся, и Хинета неожиданно залюбовалась этой робкой улыбкой. – Значит, никто даже не знает, как меня зовут?

Ответ на этот вопрос у девушки был готов. Ее научный проект носил рабочее название «Тео». Все подопытные наделялись буквенно-цифровым кодом, которое служило им обозначением вместо имени. Несколько дней назад Хинета собственноручно надписала папку с файлами о своем подопечном: «Тео-J1». Тео-Джей один. В разговоре с коллегами Хинета предпочитала сокращать его до «ТеоДжей». Ей нравилось, как звучит это случайное сочетание.



Кристина Гофман

Отредактировано: 30.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться