Чертежи и чары

Размер шрифта: - +

Глава 20

   Картофельные оладьи, хочу я вам сказать, это что-то восхитительное. Сначала я всеми силами воздерживалась от того, чтобы их попробовать, прекрасно помня, какие проклятия я насылала на ни в чем не повинный картофель, а ведь Сев не зря столько доказывал, что глаз у меня дурной, а язык еще дурнее, но вроде все обошлось. Даже Мо не помчался как обычно после ужина в гальюн, что мы с Севом приняли за комплимент своей стряпне. Снежок так вообще утащил десяток ароматных блинчиков на мачту, и демона лысого мы бы его оттуда достали, если бы не сообразительность мага, выставившего на видное место миску с еще одной стопкой лепешек. Свойственная тушканам жадность взяла верх, и вскоре мы смогли поймать прожору и после пары подзатыльников отобрать половину нечестно изъятой порции.

   - Вот подсадишь его на свой картофель, испортишь мне тушкана, - сообщила я магу. - Перестанет он лопать капусту и придется тебе забрать его с собой в Ферру, чтобы он не умер с голоду.

   Север даже перестал жевать от такого предложения и посмотрел на меня с легкой укоризной:

   - Что же тебе мешает выращивать сей дивный овощ в своей теплице?

   - Хотя бы то, что у меня, если ты не заметил, есть некоторые проблемы с выращиванием чего бы то ни было, - отозвалась я.

   - А как же мох? - с фальшивым изумлением уточнил Север, и я пожалела, что Сол запер в чулане единственную лопату. - А как же тот изумительный мох редчайшего вида Sanctus Mohus, который умудрился зачахнуть даже под присмотром имперского садовода, но при этом совершенно вольготно чувствует себя в твоей кружке из-под коффа?

   - Наверное, это все коньяк, - пожала я плечами, чтобы скрыть некоторое смущение, и решила в ближайшее время тщательно почистить кружку.

   - А ведь вполне возможно, - оживился Север. - Я тут еще вспомнил подозрительную активность под твоим диваном. Мне кажется, там что-то или возможно кто-то живет.

   - А почему не посмотрел? - удивилась я.

   - Ты знаешь, когда из-под дивана высовываются странные мохнатые конечности и твои любимые пушистые тапочки исчезают в неизвестной темноте, совать туда руки и голову почему-то уже не хочется. Не то чтобы страшно, просто я после тюрьмы стал очень аккуратно относиться к чужому личному пространству.

   - Ах, вот как, - я с сомнением заглянула под стул и на всякий случай задрала ноги на подлокотник кресла, в котором сидел маг. На вопросительный взгляд владельца кресла, который явно не обрадовался соседству, я как можно более небрежно ответила:

   - Вдруг здесь тоже чье-то личное пространство?

   - Мое, например, - хмуро ответил маг, поглядывая на мои ноги.

   - Не куксись, я их сегодня мыла, - почти гордо заявила я. - И кушай, кушай оладушки.

   - Только это тебя и спасает, - со вздохом отозвался маг и потянулся за добавкой.

  

   Ранним утром мы уселись на палубе, предварительно завернув вечно мерзнущего по ночам Мо в два одеяла. Обсуждали планы, отмечали маршрут, и все шло неплохо до тех пор, пока Северин не почесал нос.

   С реакцией, достойной лучшего применения, мой ученик шлепнул мага по пальцам. От неожиданности тот дернулся и пролил на карту чашку коффа, которую он держал в другой руке.

   - Проклятье, ты не мог сдержаться? - я не могла бы сказать точно, кого именно из участников бедствия я имею в виду.

   - Прости, Северин, но давно известно: когда чешут нос - это к несчастьям, - стал испуганно оправдываться мой ученик.

   - Трерогий, помоги этим людям, ибо не ведают они, что творят, - странно спокойным голосом произнес Вэнко с закрытыми глазами, пока Мо с душераздирающими стонами пытался промокнуть бумагу краем одеяла. Моего, кстати, одеяла.

   - Тебе действительно нельзя чесать нос, Север, ты же помнишь, ты так делал и перед бурей, и перед походом в библиотеку, - напомнила я, хотя больше всего мне хотелось свалиться и хохотать, но феррцы бы не оценили.

   Северин бы точно не оценил:

   - Я бы сказал, что в вашем присутствии чесаться действительно не стоит, но вот скажи, что теперь делать с картой? Мо, перестань ее тереть, у нас уже дыра на месте Дыры.

   - Что очень даже символично, - ответила я. - И вообще кому нужны карты, если мы и так знаем, по какому пути плыть?

   - Тогда веди нас, капитан!

   - Я говорю тебе, Вэнко, как капитан - я честно выброшу свой комбинезон, если до заката мы не влипнем в историю. С учетом того, что мы находимся посреди безжизненной пустыни, могу точно предсказать, что история будет связана с университетом.

   - Демон сказал? - влез в нашу перепалку очкастый археолог.

   - Нет, я! - грозно ответила я магистру и отправилась в рубку.

  

  

   Со спором я опять прогадала, так как на колодец мы наткнули только следующим утром. Феррцы бы его проморгали, но я была слишком привязана к своей одежде, чтобы просто так выполнить обещание, и поэтому, не жалея зрения, всматривалась в пространство вокруг корабля. Черная точка, которая приближалась с каждой минутой, была явно искусственного происхождения, поэтому я не стала терять времени и звать спутников, а просто отключила двигатели и сбросила якорь. Моя команда не преминула напомнить о себе возмущенными протестами и любопытными взглядами из трюма.

   - Всем выстроиться на палубе, - громко оповестила всех я. - Сейчас пойдем на разведку. Надо осмотреть некий колодец.

   - По колодцам главная у нас Нери, - сообщил товарищам Сол. - Один раз она помогла нам вытащить из него корову.



Инна Черкашина

Отредактировано: 21.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться