Черти бегали по школе

Размер шрифта: - +

3.

Первым уроком по расписанию была география. Алешка поскребся в дверь. Потом приоткрыл щелочку, заглянул. Ирина Ивановна стояла у карты и тыкала указкой в Атлантический океан. Рядом жалась к доске белобрысая девчонка Настя Быстрицына. Видимо, Быстрица не подготовила домашнее задание и опозорилась у доски, ляпнула какую-нибудь глупость, потому что ребята на задних партах шушукались и хихикали, а сама девчонка чуть не рыдала.

– Свет-Настасья, не переживай, было бы из-за чего! – сказала Ирина Ивановна. – Садись на место. А Алексей Солин прямо из-за двери пойдет к доске. Успеешь рюкзак отнести. Расскажи-ка нам об Атлантиде.

О чем?.. Разве это было задано? В учебник, если честно, он вчера и не заглядывал. Но об Атлантиде, сказочной стране красивых и смелых людей, мог говорить часами. Олень скинул рюкзак с плеч, шмякнул на пол. Взял из рук учительницы протянутую указку.

– Вот здесь она была. Ну, приблизительно. Точно никто не знает, даже ученые. Но когда-нибудь ее найдут, над Шлиманом тоже все смеялись, а он же нашел Трою. Там жили такие люди – атланты. Высокие, красивые. Они строили города в несколько этажей, это в древние-то века. Ездили на самоходных колесницах. Апельсины выращивали во-о какие – с арбуз.

– А потом куда делись? – спросил маленький Лешка Строев по прозвищу Пена с первой парты.

– Затопли. Вместе с материком.

Класс снова захихикал. Чего им неймется? Он-то ничего смешного не сказал.

– Затонули, – поправила Ирина Ивановна. – Молодец, Солин.

Варя Гаева подняла руку:

– Ирина Ивановна, а ведь в учебнике сказано, что Атлантиды никогда не существовало.

– Никто не знает, – огрызнулся Солин. И щегольнул умным словцом. – Это гипотеза.

– Если Солин еще и объяснит, что такое гипотеза, получит «пять» за ответ.

Класс возмущенно загудел. Ничего себе: опоздал, отвечал не по учебнику, нес какую-то отсебятину, а ему еще и «пять»!

– Это… когда может – так, а может – иначе. Существуют разные версии.

Так говорил Синекот. О маминой гибели. Господи, неужели возможно такое, что она жива?! Что перепутали, похоронили кого-то другого…

– Давай дневник, Солин. Замечание за опоздание не записываю, хотя следовало бы. Пусть будет устное предупреждение. А за ответ спасибо, порадовал. Видно, что читаешь дополнительный материал. Иди на место. И ты, Настя, тоже. Я давно уже тебе велела садиться, а ты все маячишь у доски.

Настасья вдруг дернулась, сделала два шага назад и вскочила с ногами на парту.

– Там… Та-ам!..– показывала она пальцем в сторону приоткрывшейся входной двери.

– Что, Настя? Что тебя напугало? – встревожилась Ирина Ивановна.

– Там мышь! – выдохнула Быстрица. – Во-от такая.

Она показала руками расстояние сантиметров в двадцать.

– Успокойся и сядь на место, пожалуйста. Таких больших мышей не бывает, заметно, что ты невнимательна не только на географии, но и на биологии.

Самое странное, что никто не засмеялся. А Пена снова с места, не подняв руки, сказал:

– Ирина Ивановна, а у двери вправду крыса.

Девчонки завопили и вслед за Быстрицей повскакивали на парты. Географичка охнула. Наверное, ей, как любой нормальной женщине, тоже захотелось заорать от ужаса. Или даже упасть в обморок. Но она была педагог при исполнении служебных обязанностей и не имела никакого морального права так поступать. Поэтому она просто охнула.

Олень обернулся. Крыса была, конечно, не такая крупная, как показала Быстрица. Гораздо меньше – с его ладонь. Серо-белая с беззащитно-голым розовым хвостом, она сидела около мальчишкиного рюкзака и шевелила верхней губой. Словно силилась что-то сказать. Олень любил кошек, а крыс – не знал, любил или нет. Просто до сих пор он их ни разу не видел. А как можно знать, любишь ты или нет то, что тебе незнакомо? По крайней мере, этот крысенок вызывал у него симпатию. Он почему-то сразу подумал: крысенок, хотя не знал, какого размера бывают взрослые крысы. У этого существа был какой-то детский взгляд, испуганный и любопытный. И Олень улыбнулся крысенку, как другу.

– Так, ребята, все успокоились! – Ирина Ивановна быстро пришла в себя и принялась приводить в чувство учеников. Застучала указкой по столу. – Крыса убежала, продолжаем урок. В перемену я скажу завхозу, и он вызовет специальную службу. А сейчас – все по местам, записываем тему урока.

– Ирина Ивановна, – вдруг сказала Гаева, – а она не убежала. Она к Солину в рюкзак заскочила.

– Что ты врешь?! – возмущенно сказал Лешка.

– Алеша… – начала географичка. Олень не дал ей договорить. Схватил рюкзак, перевернул его и вывалил все его содержимое. Учебники, дневник. Несколько ручек и фломастеров раскатились по линолеуму. Тяжело стукнул о пол застегнутый на «молнию» большой кожаный пенал цилиндрической формы.



Anrie An

Отредактировано: 01.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться