Черти бегали по школе

Размер шрифта: - +

7.

Мальчик надеялся, что сон придет снова. Но он не пришел, то есть не пришел «тот самый» сон. Олень смотрел какие-то картинки, ничем не отличавшиеся от тех приключенческих сновидений, что обычно показывает усатый Морфей (или как его зовут, это сонное божество?) напереживавшимся за день и заболевшим ангиной мальчишкам. Ни Синекота, ни маму с отцом он не увидел. Эх, Крис! Приспичило же тебе, парень, в столь неподходящий момент! Ищи теперь этого Синекота, чтобы спросить о проводнике…

– Олень! А что был за сон?

Молочно-белое, то ли пасмурное, то ли туманное, но все же не ночное, а утреннее небо заглядывало в окно. Лешка изумленно посмотрел на копошащегося в своей коробке Криса:

– Ты что – читаешь мысли?!

– Нет, – хихикнул крысенок, – этого я не умею.

– А откуда же тогда ты знаешь про сон?

– Ниоткуда, просто вспомнилось. Ты ночью ругался, что я не даю тебе досмотреть важный сон. Вот мне и захотелось спросить… Это ничего, что я спрашиваю? Это не секрет?

– Не секрет. Помнишь, я тебе говорил, что встретил Синекота?..

Крысенок выслушал всю историю внимательно, не перебивая. Он сидел на задних лапках, передние и мордочку положив на бортик коробки. Когда Олень закончил, он еще немного посидел-помолчал. Потом потоптался по своим тряпкам, расправил хвост-шнурок. И спросил:

– Это все?

– Все. Синекот сказал, что у меня будет проводник. А потом ты меня разбудил.

– Я думаю… может, нам вместе отправиться?

– А нам по пути? Разве тебе тоже нужно в Нижний мир? Я думал, там только… ну, те, кто умер.

– Или те, кто еще не родился, это все равно. Видишь ли, Олень, миров не три, как написано в твоей книжке, а гораздо больше. Нижних, Средних и Верхних – всяких. Твой мир – один из Средних, мой – тоже, но он ближе к Нижним.

– А в вашем мире есть солнце? – спросил Олень.

– Солнце есть везде, даже в Нижних мирах.

– Нет, я видел – там его не было. Только туман.

– Ты в окно погляди – у вас тоже туман. Но ведь солнце-то есть – там, за туманом!

– Ох, правда, а я и не подумал. Мне казалось, что если под землей…

– Под землей другое небо и другая земля. Ты, можно подумать, сказок никогда не читал. Когда героя сбрасывают в яму, он начинает копать глубже – и проваливается. И оказывается не в подземелье, а в нормальном мире, с небом и солнышком.

– Да, я такое читал. А обратно он поднимается на птице Рух.

– Ага, или на любой другой птице, неважно. Вот птица и есть проводник. Или еще бывает крылатый конь.

– И где их всех искать, как ты думаешь, Крис?

– Кого – всех?

– Птицу. Или Сивку-Бурку…

– Олень, ты не понял. Птица и конь – это проводники к Верхним мирам. Тебе они понадобятся потом, когда надо будет подняться.

– А сначала надо будет грохнуться в яму? Или в кроличью нору, как Алиса? Тогда нам нужен кролик.

– Ты, Олень, совсем глупый, да? Ты рядом со мной сидишь, на меня смотришь – и говоришь о каких-то кроликах! Крысы умеют рыть норы. Крыса – проводник в Нижние миры. Мы неслучайно встретились, Олень.

– Тогда… собираемся в дорогу?

Лешка отбросил одеяло и заскакал по комнате, подбирая разбросанные по полу джинсы, носки, рубашку. Бабушка Вероника заглянула в комнату.

– Алексей, ты уже проснулся? Так, а куда это ты собрался? Нет, будь добр, сними джинсы и снова надень пижаму. Доктор сейчас придет, а ты в уличных штанах. Выговор будет не тебе, а мне, но…

Они с мальчиком прекрасно понимали друг друга. Если будет выговор, то за ним последует жалоба в органы опеки. Веронику лишат права присматривать за ребенком, и Лешка прямым ходом отправится в детдом. Именно поэтому ему предписывалось «не хватать двоек», «одеваться прилично», «не рыться в помойках». И съедать все, что положено на тарелку, «чтобы не был таким тощим, а то люди добрые сообщат куда не надо, будто я тебя голодом морю». Последнее удавалось с трудом – Лешка, давясь, глотал Вероникины супы и каши, но оставался все таким же «скелетом с ушами», каким выписался из больницы.

В общем, пришлось послушаться. Правда, он попробовал спорить:

– Не надо доктора, я здоров, как бык!

И тут же голова у него закружилась – чуть не шлепнулся на пол.

– Вот видишь, – сказала бабушка, – тебе только кажется, что ты здоров.

Он вытерпел все. И визит доктора, надавившего на язык чайной ложкой так сильно, что мальчишку замутило. И компресс на шею, и теплые противные полоскания. И новую порцию куриного бульона. И необходимость объяснить, откуда в его комнате взялась белая крыса. (Хорошо, что Крис оказался умницей, не стал при Веронике разговаривать. Иначе объяснять пришлось бы гораздо больше!) Так хотелось поскорей закончить с этими глупостями и выбраться на улицу, отправиться вместе с Крисом на поиски прохода в другие миры. Лешка подумал, что сделает это сразу же, как только Вероника уйдет в аптеку. Но не смог – после бульона его сморило, и он уснул. Позорно уснул днем, как малек из детсада.



Anrie An

Отредактировано: 01.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться