Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник

Размер шрифта: - +

Глава 14. Вопрос на засыпку 14.2

— Время истекло, Капитан, — заметил Судья Дилгертон, отрывая взгляд от своего стола, на котором мерцала проекция Ноотропии. — Вы узнали, где находится Лариан Грин?

Доус стоял в центре кабинета и чувствовал себя здесь, как человек страдающий клаустрофобией в лифте, застрявшем где-то на верхнем этаже. С тех пор, как Доус получил весточку от Лариана, нервы не давали ему покоя. Капитан вспоминал лицо своего племянника, и сердце сжималось в тисках. Хотя, он понимал, что лучше знать, что Лараин жив, пускай и находится где-то в лоне врага, чем…

Судья Дилгертон с шумом выдохнул, словно стараясь привлечь к себе внимание собеседника.

— Простите, сэр, — наконец ответил Капитан Доус. — Мы прилагаем все усилия, чтобы отыскать его, и я…

Не успело последнее слово слететь с его губ, как Судья прервал его речь ядовитым смешком, показывая Доусу, что тот ошибается.

— Мы говорим о Лариане, — напомнил Судья Дидгетрон. — И я, напротив, непоколебимо уверен, что вам известно, где сейчас находится ваш племянник.

Капитан не знал, что ответить. Все разумные и логические подсказки улетучились сами собой, и теперь в голове у него была лишь болезненная пустота.

Впервые, за все то время, что Доус служил в качестве Капитана, он, на какой-то короткий миг, почувствовал, что всё то, что он до этого делал, бессмысленно и глупо.

— Я хочу, чтобы вы забрали Лариана Грина со станции Изгнанников и привезли сюда. На казнь, — в голосе Судьи не проскальзывало сочувствия, легкого горестного тона или мимолетной печали. Его голос казался ледяным ветром, который колючим порывом саднил кожу.

Капитан в ужасе молчал, чувствуя, как земля уходит у него из под ног. Решения Судьи Дилгертона  для него всегда были неоспоримы и верны, а приказы не поддавались сомнению… но чем дальше тянулись дни, тем больше Доус понимал, что хочет возразить, сказать, что принятое решение неправильное, неверное. Он хотел, но что-то не давало ему этого сделать. Слова, которые он жажда произнести жгли язык, и одновременно были усладой: вы ошибаетесь!

Может он просто не хотел признавать эту ошибку. Ведь, если бы Капитан сделал это, весь мир, в котором он жил до этого – стал бы ложью. Ведь именно в том мире Судья был благим защитником своего народа, их пастырем, а в этом, другом он наемник.

Доус вспомнил слова, которые когда-то сказала ему мать Лариана, Анна, – «Неужели ты не видишь, Доус? Неужели не замечаешь, кто стоит перед тобой? И перед кем ты приклоняешь колено? Он не пастырь…пастырь добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец, и разгоняет их».*

Она говорила, что наступит тот день, когда придут волки и он сбежит, бросив стадо.

Капитан сам не знал, верит ли во все это или нет, но его глаза, которые раньше видели в Судье лишь честного и справедливого правителя, теперь видят в нем гнусного и самолюбивого лжеца, словно он, как змея, вот-вот скинет свою кожу и покажет миру истинную личину своей души.

Доус набрал в легкие побольше воздуха.

— Простите, сэр, — слегка охрипшим голосом, сказал он, — но  я не понимаю, что вы имеете ввиду, к тому же, я видел отчёты о турбинах и…

Капитан резко замолчал. Судья Дилгертон сверкнул черными, как самая непроглядная ночь, глазами и ударил ладонями по столу. Проекция Ноотропии на столе зарябила и исчезла.

— Мне наплевать, Капитан, — ровным, стальным тоном проговорил Судья. — Вам приходилось уже общаться с ним, и вы знаете, где именно он находится.

Доус опешил, ведь о том, что он общался с Ларианом, никто попросту не мог знать.

Откуда? Как он узнал?

Судья Дилгертон раздраженно закатил глаза.

— Неужели вы думали, что я не узнаю? — фыркнул он, словно прочитав мысли Капитана. Каждое его слово сочилось ядом.

Доус помотал головой.

— Я и не думал скрывать от вас что-то, сэр, — сказал он, правда, прозвучали его слова не слишком убедительно.

 Капитан старался держаться достойно, но выглядел сейчас не лучше, чем любой из Изгнанников –  потерянно и беспомощно.

Судья с шумом выдохнул.

— Найдите его по чипу, который мы вживляем каждому младенцу. Я надеюсь, это вы способны сделать.

— Но чип опасен! — оторопел Доус. — Если его включить, сигнал поймает весь земной шар, а значит и Бездушный тоже.

— Тем лучше, — небрежно бросил Судья.

— Простите?

— Вы понимаете, о чем я, Доус, не притворяйтесь. Вы знайте о войне. Знайте об Очистке. Зачем марать руки, если кто-то может сделать всю работу за тебя.

Капитан открыл было рот, но Судья перехватил его:

— Вы служите Галлитерию, Капитан Доус, — напомнил он, грозно подавшись вперед, — и должны понимать, что для вас является самым важным. Мне напомнить вам?

В последнем слове Капитан отчетливо слышал нотки угрозы. Если бы не его безупречные планы, благодаря которым Галодрион надёжно защищён, Судья не стал бы церемониться и попросту избавился от него. Доус не может этого допустить, ведь иначе такая же участь ждет и его семью.

Капитан встал прямо и расправил плечи, словно был на параде. Внутри у него всё холодела от слов, которые слетали с его побледневших губ.

— Я всё понял, сэр. Что прикажите делать?

Судья Дилгертон удовлетворенно ухмыльнулся и облокотился на спинку кресла. Его глаза горели победным пламенем, взращивая тревогу в душе у Капитана.

— Доставь мне Лариана Грина, — медленно проговорил Судья. — Пока Лариан жив – я не успокоюсь.



Лара Джейн

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться