Чёртов лерат!

Размер шрифта: - +

Глава 4

- Вот дрянь, да? – с тихой улыбкой, практически шепотом, растягивая губы как можно натуральнее, прошипела я, продолжая поглаживать морду прильнувшего ко мне дархара. – Сука рыжая. Ты же ее сожрешь, да, Демон? Я тебе только за это спасибо скажу…

- Карина.

Свое имя из уст сидящего неподалеку Лиона я скорее почувствовала, чем услышала. И, крепче сжав зубы, продолжила притворяться… как там меня назвали? Безмозглой послушной коровой?

О да. Именно ей, родной! При этом почесывая гигантского питомца, и стараясь не обращать никакого внимания ни на шум вокруг от остальных гостей, ни на главных действующих лиц неподалеку.

Пожалуй, я не солгу, сказав, что именно сейчас контролировать собственные эмоции удавалось сложнее всего. Опустить себя, макнуть по самую макушку в вакуум без чувств не удавалось от великого слова «вовсе» - они то и дело пытались прорваться наружу. Я не могу сказать, что меня злило произошедшее, по крайней мере, не в плане отношения ко мне.

Давайте все-таки называть вещи своими именами. Я ведь действительно рабыня и, нацепив ошейник, я добровольно отдала себя Аделиону. Я действительно принадлежала ему, хоть душой, хоть телом, и прекрасно осознавала это. Более того, это мне нравилось, уж от самой себя бегать и скрывать бесполезно! Конечно, как говорят одесситы, есть две большие разницы: на правах нашего мира, признавать себя некой собственностью… наверное, что-то из разряда БДСМ столь презираемого пуританскими нравами некоторых дам, но безумно любимого современной молодежью.

Спасибо за это стоит сказать, конечно же, книгам и синематографу, в свое время качественно так распиарившему откровенно порнушный ширпотреб в лице «Пятьдесят оттенков серого», да простят меня истинные фанаты этой серости.

Но есть и вторая разница, а именно, реальное положение вещей, когда ты всерьез оказывается чьей-то бесправной вещью. И тут, поверьте моему горькому опыту, ни стоп-слово, ни придуманные сугубо между вами правила тебя не спасают.

Здесь главная ставка – твоя жизнь, и сексуальные игры стоят… не в последнюю, но и далеко не в первую очередь в обширном списке требований, благодаря которым ты сумеешь выжить. И не только выжить, к слову.

Я не могу сказать, что я полностью осознавала всю серьезность ситуации. Нет, это было далеко не так! Не смотря на все произошедшее со мной, за эти месяцы невольного попаданства, не смотря на крылатого дархара, сверх силы Аделиона, собственную жизнь, постоянно висевшую на волоске, собственный прагматичный ум и все остальное… я все еще, как это ни странно, находилась где-то посередине.

Возможно, Наследник Амил Ратана действительно был прав, и я тоже не лишена некой доли тщеславия. Но я все еще, в глубине своей души, продолжала воспринимать все происходящее как некую игру в рабство, изредка лишь осознавая всю серьезность ситуации. Мне правда, нравилось заступничество будущего правителя Темной Крепости, в которого я на самом деле влюбилась, как сопливая девчонка. Я понимала - вреда он мне не причинит. Не теперь, когда во всеуслышание заявил свои права на меня…

Не говоря уже о том, что он для меня сделал втайне от остальных!

Но осознание того, что моя жизнь напрямую зависит от него, сковывала животным страхом по рукам и ногам. Я не сомневалась в Лионе - уже нет.

Но я ни на йоту не сомневалась в намерениях его врагов, и вот это уже внушало почти натуральный ужас!

И честно, я не слишком-то сейчас могла разобрать, за кого я на самом деле боялась: за себя, или за него. Что я для этих лератов? Для Наместника, для рыжей?

Кость в горле, не больше. Но кость, застрявшая в самом неудобном месте, и в самое неудобное время, как раз на пути к заветной цели.

А целью, не больше и не меньше… здесь и сейчас являлся престол практически всесильных лератов.

- Я в такую задницу вляпалась, да? – продолжая ласково улыбаться от уха до уха, как можно тише поинтересовалась у дархара.

Для остальных это выглядело, как телячьи нежности, ну или как благодарность перепуганной юной сопливой провидицы за свое чудесное счастливое спасение.

По крайней мере, я хотела так думать. Контроль над эмоциями к тому времени отказывал уже полностью, вдобавок, начала кружиться поврежденная не так давно голова. Стала проявляться опостылевшая тошнота, и я очень надеялась на собственную хорошую мину при откровенно паскудной игре.

Мой малыш же, ошалело выпучив глаза и невнятно поскуливая, послушно долбил хвостом по полу, выказывая наглядный восторг тупой псины, но взглядом льдисто-голубых глаз наглядно высказывая все, что он обо мне думал в данный момент.

Как хорошо, что лераты не улавливали эмоции волшебных существ!

И как плохо, что они могли почувствовать мои – меня уже практически разрывало. Конечно, я пыталась, как могла, успокоиться, взять себя в руки, но… все было тщетно. Стандартный, отработанный практически до идеала психологический прием теперь попросту не срабатывал. Я не могла себя снова вогнать в состояние отчужденности и равнодушия, не могла взять эмоции под контроль. Я чувствовала себя едва ли не трехлетним ребенком, не умеющим совладать со шквалом простейших для остальных, но таких сильных для него эмоций.



Анютка Кувайкова

Отредактировано: 16.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться