Чешуя любви

Размер шрифта: - +

Глава 8: Лабиринт любовных мук

Что может остановить отважную героиню на пути спасения мира от вселенского зла? Конечно же, понедельник… Началась новая учебная неделя, а вместе с ней и новые проблемы.

Я решила, что образование всё-таки важно для меня. А с Тёмными силами можно сражаться и по выходным. Вот только теперь ходить на уроки Алонсониэля стало невыносимо. Как ни странно, он по-прежнему был красив и, когда я глядела на него, погибшие бабочки внутри живота поднимались в виде зомби.

Он вёл себя так, словно ничего не произошло. Словно он и не собирался отбить у меня моего дракона…

— Иммакоэлта, скажи, как ты усмиришь голодного призрака-альбиноса? — обратился он ко мне.

— Я с вами не разговариваю! — бросила я в ответ. — Я всё ещё на вас обижена!

— А как ты собираешься сдавать экзамен в конце недели? — со вздохом спросил он.

— Экзамен в конце недели?! — я с ужасом посмотрела на Эрлигонию, и та кивнула.

Что ж, видимо дракон украл меня в конце учебного года… Всё-таки нужно было купить хоть один календарь, как мне советовали. Но, как бы там ни было, моей обиды это не отменяло.

Алонсониэль покачал головой и сказал:

— Останешься после уроков.

— Вот это повезло! — пробормотала Эрлигония. — А можно мне тоже остаться?

— Нет. Ты, в отличии от своей подруги, всё выучила, — заметил декан.

— Вот я дура! Нашла время читать! — Эрлигония расплакалась и выскочила из класса.

Алонсониэль на секунду прикрыл лицо руками, но потом сумел успокоиться.

— Хорошо, продолжим…

Дальнейший урок я толком не запомнила. В моей голове играла грустная мелодия, идеально подходящая для девушки с разбитым сердцем. Вот только даже в моих фантазиях я создавала просто отвратительную музыку! От этого мне становилось ещё хуже. А значит, требовалось больше грустной музыки, и получался замкнутый круг.

Так что в конце урока, когда все студенты разошлись, я наплакала вокруг себя небольшую лужицу. Алонсониэль подошёл ко мне с мрачным видом, но когда он заговорил, в его голосе прозвучало сочувствие:

— Ладно, можешь идти. В конце концов, ты ничего особо плохого не сделала. Обойдёмся сегодня без наказания.

Я разрыдалась в голос:

— О-о-о… Ещё и наказания не будет!.. Какой жестокий ми-и-и-р!

Алонсониэль совсем растерялся.

— Ну, хорошо, хорошо! Давай я тебя накажу.

— Так я же ничего плохого не сделала!

Он зарычал. Из его ноздрей вырвалось пламя.

— Ну, хватит! — рявкнул он. — Не хотел говорить, но больше такого просто не выдержу! Ты ведь переживаешь из-за того случая в моей комнате, верно?

— И ничего я не переживаю! — всхлипнула я. — Я давно уже и думать забыла о том, как вы раздавили моё любящее сердце своими ледяными пальцами безразличия и жестокости…

Алонсониэль беззвучно выругался и прикрыл глаза.

— Ладно! Только спокойно… У тебя за спиной десять лет охоты на чудовищ… — пробормотал он, пытаясь успокоить сам себя, а потом снова обратился ко мне: — Итак, ты расстроилась, решив, что я влюблён в того дракона, что принёс тебя в академию.

— В лучшего дракона из всех! Он такой красивый. А какой у него хвост… С таким хвостом, мне бы все подруги завидовали! Но вы хотите отбить его у меня…

— Нет! Это в принципе невозможно, — устало сказал Алонсониэль. — Ты наверное не догадываешься… Никто не догадывается. Но тот дракон, на самом деле… Это я.

В классе повисло напряжённое молчание. Я смотрела на своего декана так, словно впервые его увидела. Слёзы сами собой перестали катиться по моим щекам, и я услышала собственный голос:

— Ну да, конечно, рассказывай! — я схватила сумку с учебниками и бросилась к двери. — Дракон он, как же!



Павел Владимиров

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться