Чешуя любви

Глава 15: Рану на моём сердце не зашить нитками

— Ладно! Ладно! — вопил Оракул. — Я вижу! Пророчество, как на ладони!

— И кто же я?!

— Ты – Избранная!

— И-и-и?!

— Круче тебя никого!

Довольная собой, я отпустила бороду Оракула, и тот повалился на пол, тяжело дыша.

Другое дело! Теперь можно было на время оставить всю эту ерунду со спасением мира и снова вернуться к Алонсониэлю.

Как я и опасалась, урок уже закончился, и вокруг моего дракона собралась толпа студенток. Они нагло строили ему глазки и хихикали.

Вот серьёзно! Нет звука хуже, чем смех твоих соперниц…

Но ничего, не с той волшебницей связались! Я быстро отогнала их громкими криками и взмахами рук.

— Кыш отсюда! Моё! Ищите себе другого властного мага! — на всякий случай я прогнала студенток до нижнего этажа, и а потом быстро вернулась.

— Что сказал директор? — спросил Алонсониэль.

— Он сказал… Сказал, что я молодец, и он сам бы поступил точно так же, — нашлась я.

— Директор Норгенгрофт стал бы тайком ползти на стуле по классу? Вот уж никогда бы не подумал!

Мы пошли по коридору. Алонсониэль ничего толком не замечал, но я видела каждый завистливый взгляд студенток. Нужно было действовать более решительно.

— Какие дальнейшие планы? — спросила я.

— Пойти на следующий урок. Мы ведь были только на одном.

— А их несколько?! — ужаснулась я. Нет, учебная программа – это точно заговор против меня и моей любви!

Мы зашли в очередной класс, и снова я не смогла сесть рядом со своим драконом. Учительница – светловолосая волшебница средних лет, быстро оглядела нас и отправила меня на первый этаж мочить тряпку для доски.

Лишь спустившись на два этажа, я поняла, что никакой доски в классе не было. Пришлось бегом возвращаться, но оказалось уже слишком поздно.

Учительница сама села рядом с Алонсониэлем и смотрела на него, как на сладкий кусочек торта. Или на мороженное в жару. Или на зажаренный окорок, большой такой, с хрустящей корочкой… Вот чёрт, теперь ещё и есть захотелось!

Ну, почему Алонсониэль такой красивый?! Мне что, колючую проволоку вокруг него натягивать, чтобы женщины к нему не подходили?

Весь урок я злилась. Впрочем, как такового занятия и не было. Учительница просто сидела и рисовала портрет Алонсониэля, периодически прося того занять новую позу.

Когда прозвенел звонок с урока, она громко объявила:

— Всем к завтрашнему дню прочитать главу номер три. А тебе, мой дорогой, — она улыбнулась Алонсониэлю, — особое задание: Прийти на следующий урок без рубашки… Шучу, шучу! Просто надень более обтягивающую твои мышцы.

Это уже было выше моих сил. Я схватила Алонсониэля за руку и потащила вон из кабинета.

На третьем уроке нам рассказывали о боевых заклинаниях, и я впервые слушала внимательно. В следующий раз, когда увижу хоть одну волшебницу рядом с ним, сразу запущу в неё молнией или огненным копьём!

Первый день был очень трудным. Я устала так сильно, что восхитилась красотой Алонсониэля всего пару раз за вечер. Нет, определённо нужно меньше учиться. А то ещё чего доброго я скоро забуду о том, как сильно хочу потереться лицом об его чешую. А это уже явно путь в никуда…

Перед сном я, наконец, поняла, что нужно делать.

— Ты не хочешь завтра погулять со мной во дворе академии? — спросила я.

— Давай, — кивнул он. — Я буду рад твоей компании.

— Правда? Вот здорово! Тогда мы немного погуляем, потом устроим пикник. Будем говорить обо всём, что приходит в голову. Посмотрим на бабочек. Придумаем имена нашим детям…

— Что?! — глаза Алонсониэля округлились.

— На бабочек говорю посмотрим! — хитро улыбнулась я. — Иди уже спи, завтра тебе понадобятся силы! — он пожал плечами и ушёл, а я прошептала ему в след: — Девочку назовём Манеглияра.



Павел Владимиров

Отредактировано: 13.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться