Чешуя Змеедевы

22_Негодяи

Арриши тренировалась с мечами и размышляла, как поступить. Кодекс воинской чести предписывал сначала объявиться и предложить врагам сдаться, а уже потом нападать, иначе благородный воин уподобится тем же разбойникам. Но с другой стороны, чтобы заговорить с ними надо быть в своей обычной ипостаси юной девушки-змеи, которая страха и почтения матёрым головорезам не внушит. А грозная боевая форма не позволит говорить на человеческом языке, и соблюсти правила честного боя не получится. Что же делать? Взять Хивана глашатаем и переводчиком? С одной стороны, он непредсказуемый и безрассудный, но с другой — бесстрашный и более-менее послушный. Да и защитить она его сможет, ежели вдруг разбойники не согласятся сдаться без боя. И лучше будет держать его рядом и контролировать, если сам узнает, что она пошла на разбойников и рванёт помогать по своему разумению, будет гораздо хуже.

Хиван пришел как обычно после обеда и с удивлением обнаружил, что госпожа Змейка занимается не обычными своими домашними делами, а куда-то собирается. Одежда на ней была походная, да ещё и с металлическими накладками поверх, похожими на доспехи.

— Ариша, ты уходишь? — тут же забеспокоился он.

— Да, тут недалеко. И ты идёшь со мной.

От его радостной улыбки она чуть не ослепла. Куда? Зачем? Не важно! Главное, с ней! Как верный пёс, ей богу! Арриши присела на бревно рядом с Хиваном и подробно рассказала, куда и зачем они идут.

— Я обещала старосте Юдию защищать деревню. Это плохие люди, они пришли сюда, чтобы причинять вред другим, поэтому мне придётся поиграть в злодейку и прогнать их. Волки и медведи будут мне помогать, ты их не бойся, тебя они не тронут…

— А с ними потом поиграть можно будет? — тут же соскочил с темы Хиван, змеедева растерялась:

— Ну, я у них спрошу… Так вот, ты должен будешь предложить разбойникам сдаться, быть может, они тебя послушают и мне не придётся вступать в бой. А если решить дело миром не получится, беги в лес, я укрою тебя воздушным щитом, и ты не пострадаешь…

— А ты, что же, одна останешься?

— О, двадцать человек для меня не проблема. Придётся постараться, чтобы не убить никого и сильно не покалечить, но я справлюсь. Я из расы змеелюдей, мне очень трудно причинить вред, не беспокойся за меня.

Парень смотрел на неё и улыбался, и было совершенно непонятно, слушает он или нет, может, опять улетел в своих мыслях за тридевять земель. Арриши вздохнула и решила, что так или иначе надо уже выходить. Переход в боевую форму занял несколько секунд, Хиван восхищённо ахнул и опять потянул руки к змеям, в которые превратились её волосы. «Да что с тобой поделать?» — прошипела змеедева на своём языке и на этот раз позволила коснуться. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы свою задачу выполнило.

— А это как это вообще? Они живые? — спросил парень, завороженно поглаживая змеиную голову и заглядывая в немигающие желтые глазки.

— В какой-то степени живые. Это по-прежнему мои волосы, только изменённые, я могу ими управлять и видеть их глазами, могу сделать их зубы ядовитыми. Но мой яд только усыпляющий, чтобы сотворить смертельный, надо иметь внутри много гнева. Вот мой брат это может. Идём, волки и медведи уже на месте, староста с мужиками тоже на подходе.

Перед битвой Арриши по традиции воинов своего народа склонилась перед алтарём Господа Шеши и произнесла молитву-посвящение, которая показалась Хивану чудесной песней. Потом змеедевушка сказала: «Идём» и бесшумно двинулась в глубь леса. Парень поспешил за ней, почти не отставая.

Неподалёку от лагеря разбойников Арриши жестом велела Хивану остановиться и, сосредоточившись, накинула на него воздушный щит, невидимый, но эффективный, никакое оружие извне парня не коснётся, увязнет в сгущенном воздухе, а вот сам он вполне сможет за себя постоять, если будет необходимость.

— Просто переводи им мои слова, хорошо? – прошипела она. — И называй меня госпожа Нагини, или госпожа Змея хотя бы.

Хиван кивнул и, осознавая серьёзность задачи, даже перестал улыбаться.

Разбойники были шумные, с поляны, которую они заняли, раздавался то смех, то ругань, то гневные окрики — обустройство лагеря шло полным ходом. Двадцать мужиков, грязных, вонючих, нечёсаных, разной степени трезвости развивали бурную деятельность и мало что замечали вокруг. Арриши скривилась и через секунду появилась на краю поляны, где её было хорошо видно. Скорость и бесшумность на этот раз сыграли против неё, появление чудовища никто не заметил. Чтобы привлечь внимание она стукнула хвостом по земле и послала силовой импульс, сотрясший поляну. Разбойники, кто устоял, кто повалился, но все тут же вытаращились на неожиданную гостью. «Что за…?» — прошептал кто-то бранное слово, а один из душегубов с опаской отложил бутылку, к которой втихаря прикладывался, пока остальные работали.

— Ух ты! — восторженно воскликнул подоспевший Хиван, ему маленькое землетрясение очень понравилось. — Давай ещё раз!

— Не сейчас. Мы здесь по делу. Вели им, чтобы позвали своего главного.

— Здравствуйте, люди… недобрые! — радостно возвестил Хиван. — Мы к вам по делу! Кто тут у вас главный?

Из-за спин товарищей вышел здоровенный детина. Он был выше Хивана на полголовы и шире в плечах, на лице можно было рассмотреть только лохматую бороду, нос картошкой и злющие маленькие глаза. Пудовый кулак сжимал крепкий боевой топор, не иначе у дружинника отобранный. Разбойничий атаман ещё с утра чувствовал, что будет драка, и интуиция его не подвела. Что за чудище чешуйчатое из лесу выползло, было ему неведомо, но улыбчивый светловолосый парень бесил одним своим видом. Похоже, за место под солнцем придётся побороться. Ничего, атаману не привыкать!



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться