Чешуя Змеедевы

12_Неосторожный

— Госпожа Змейка-а! — разносилось над озером.

Арриши сидела на полянке перед своей пещеркой, спокойно плела травяную циновку и даже тихо напевала. Никуда она не пойдёт и ничего по пятому разу объяснять не будет. А парень поорёт-поорёт и вернётся к своим делам. Через некоторое время крики и правда стихли. И почему она раньше так не сделала?

Работа шла споро, пучки травы перевязывались тонкой, но прочной бечёвкой и становились одним полотном. Циновок надо было много: укрыть весь пол и спальное место организовать.

Маленькое семечко в пушистом облачке, куда несёт тебя ветер? Где ты найдёшь свой дом? Где ты прорастёшь и станешь деревом? — пела девушка-змея, продолжая работать.

Пальцы и ладони давно утратили аристократичную мягкость и нежность, это были рабочие руки, и Арриши, посмотрев на них, всегда набиралась сил: она не беспомощная, она не бесполезная, она много чего может сама.

Дверь девушка-змея уже сделала, и насадила на петли, созданные из корней растущего на склоне кустарника. Из двух кусочков глины получились кувшин для родниковой воды и чашка для лесных ягод, непривычно маленьких и кислых, но вполне съедобных. Пока ей хватало воды и ягод, через несколько дней, когда она совсем обживётся, можно будет осторожно встретиться с кем-нибудь из деревенских, из нормальных деревенских, и спокойно поговорить о взаимовыгодном сотрудничестве… Жители Змеёвки уже перестали страшиться и снова начали ходить в лес, сначала те, что победнее за ягодами и хворостом, потом и все остальные. Что её обнаружат раньше, чем она того захочет, Арриши не боялась: чуткий слух, умение бесшумно двигаться и хорошо прятаться помогали ей избежать нежелательных встреч в лесу, а отводяший взгляды и мысли заслон вокруг жилища делал так, что никто из людей не мог и близко подойти, ноги сами уводили случайных прохожих в другую сторону…

Из-за спины надвинулась тень, Арриши подняла взгляд и отшатнулась в сторону. Прямо над ней возвышался Хиван, он как обычно улыбался и что-то говорил… Похоже, заткнуть уши воском было не самой лучшей идеей, она не услышала, как он подошел. А заслон… какой к подземным демонам заслон, если его мысли и чувства скачут, как им вздумается, и ничему не подчиняются! Просто прошел и не заметил он этот заслон! Могла бы и догадаться, что так будет! Девушка змея с досадой зашипела и вынула из ушей восковые пробки.

— … хорошо, что я вас нашел, а то думал, не случилось ли чего. Как у вас здорово получается! Матушка моя тоже такие плела, только по-другому. И поёте вы красиво… А вы тут живёте, да?

Арриши поднялась во весь рост, ощущая уже не недовольство, нет, злость, почти ярость!

— Тебе кто пос-зволил с-сюда приходить? — прошипела она, от сильных чувств её почти исчезнувшее змеиное произношение стало более отчётливым.

— Так я… звал, звал, а вас всё не было…

— А поч-щему я долш-жна приходить, когда ты с-зовёш-шь? — звучало уже с угрозой, но Хиван не замечал.

— Так ведь раньше всегда приходили… то есть приползали.

— Уходи с-сейчас-с ш-же, глупый ч-щеловек!

— Не хочу! Если вы ко мне не приходите, тогда я приходить буду!

По телу Арриши прошла дрожь, эмоции гнева, досады и страха вспыхнули и пронеслись внутри безудержным вихрем, вызывая переход в боевую ипостась. Чешуя покрыла всё тело, суставы сделались массивнее и прочнее, пальцы удлинились, и ногти тоже, став опасно острыми. Из-под верхней губы спустились два клыка, уши изменили форму, вытянувшись и прижавшись к голове. Коса сама собой расплелась и пять прядей обратились в пять змей, которые с шипением рванули к Хивану. Теперь она действительно стала чудовищем.

— Ух ты! — восхитился Хиван, — Вот это да! А можно погладить?

Одна из пяти змей, увернулась от его руки и угрожающе зашипела, а когда он снова попытался её коснуться, цапнула за палец.

— Ай! Больно! — обиженно нахмурился Хиван и посмотрел на змеюшку с неодобрением, — Невоспитанные они у вас, госпожа Змейка.

А ты руки не распускай! — прошипела Арриши на змеином, язык боевой ипостаси был не способен воспроизводить человеческую речь.

«Неужели у него совсем нет чувства страха?» — задалась она вопросом и решила проверить. Мощный удар сшиб парня с ног, змеедева хищно оскалилась и кончиком хвоста схватила его за шею, будто желая придушить.

Не смей приходить сюда, человек! Не смей мне мешать! Я тебе не развлечение!

Был бы он нормальным, она бы давно залезла в его разум и внушила эти мысли… А с другой стороны, был бы он нормальным, не пришел бы! Приподняв бестолкового парня в воздух, она отбросила его на заросший пышной травой берег озера.

Прочь!

«Только бы ничего ему не сломать! А то придётся с ним возиться, и тогда он точно не отстанет!»

Но парень оказался крепким, почти сразу сел, похлопал ошеломлённо глазами, потёр ушибленное плечо и придушенную шею. Встал, отряхнулся, пробурчал недовольно:

— Что-то вы сегодня, госпожа Змейка, какая-то сердитая… Почему, непонятно. Вот мужики говорят, что раз в месяц бабы злющие становятся, и от них лучше подальше держаться… Может, и у вас это самое? Я, пожалуй, пойду…

Арриши еле удержалась, чтобы не рвануть за болтливым придурком и не разорвать его когтями на месте! Да как он смеет?

Нет, так нельзя… Он просто не понимает, что говорит, у него разум невинного ребёнка и чистое сердце, в котором совсем нет зла… Хиван уходил всё дальше, и она постепенно успокаивалась, осознавая, что чуть было не натворила. Боевая ипостась сменилась на обычную, гнев ушел, осталась только досада и чувство вины. Как? Зачем? Почему? Арриши посмотрела на своё с таким старанием создаваемое жилище и глухо застонала, повалившись на недоплетённую циновку. Ничего у неё здесь не получится! Надо уходить, искать другое место, тут покоя не будет…



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться