Чешуя Змеедевы

13_Неизбежное

— Госпожа Змейка-а! — летело по всему лесу на этот раз не с радостью, а с тревогой.

«Надо же, всё-таки есть у него чувство страха…» — думала Арриши заползая дальше под куст. И как он её нашел? Ведь и не скажешь теперь, что бестолковый… И какой же он шумный! Уже совсем близко. Арриши, превозмогая боль, чуть передвинула хвост, чтобы его точно не было видно, и неожиданно потеряла под ним опору. Куст, под который она бросилась, едва услышав, как Хиван её зовёт, как оказалось, рос на краю большого оврага, и туда-то она сейчас и падала, вскрикнув от неожиданности и хватая руками ломкие колючие ветви. Только ладони исцарапала, и по почти отвесному склону скатилась вниз. Конечно же, он услышал. Но Арриши было уже всё равно, ей хотелось свернуться на дне оврага калачиком и как следует разреветься. Что ж за день-то за такой?

Хиван спрыгнул к ней одним махом, хотя высота была в полтора человеческих роста. А не слишком ли он ловкий для простого деревенского пастуха?

— Госпожа Змейка! Что с вами?

— Уходи! — хныкала она, отвернувшись и прижимая к груди раненые руки, сил не было даже на то, чтобы сесть.

Парень будто не слышал.

— У вас хвост… — сказал он, с беспокойством её разглядывая, хвост был на месте, только цвет стал чуть светлее. — А там что тогда?

Он указал наверх, откуда она скатилась.

— Это я старую кожу сбросила! Змеи так делают, если ты не знал!

— А, ну да. Фух, как гора с плеч! А то я испугался! А почему вы плачете?

— Уходи! Всё из-за тебя!

— Простите… я не хотел… не думал…

— Насчёт «не думал» это точно! — прошипела она, а потом сама же устыдилась. Как он будет думать, если у него в голове не пойми, что творится? Штаны с рубахой не путает, и то хорошо.

— Съели бы меня и не мучились! — насупился Хиван.

— Да не могу я никого есть!

— Почему? Вы болеете? — Хиван снова забеспокоился, наклонился к ней, а потом и вовсе опустился на четвереньки. — Матушка моя, когда заболела, тоже ничего есть не могла… А потом ушла на небо…

Последние слова он произнес так, что Арриши ничего не оставалось, как застонать от бессилия, посмотреть на него и сказать, чтобы перестал переживать:

— Я не умру… По крайней мере не от этого…

— И не уйдёшь?.. Не уползёшь, то есть?

Уже и на «ты» перешел… А что? Пребывание в одном овраге сближает людей и нелюдей… Арриши нервно захихикала.

— Куда я уползу, если не могу ползти?

— Почему не можешь?

— Чешуя новая, не окрепла ещё. Больно…

И руки болят, и спина, которой она во время падения ударилась о какой-то выпирающий из земли корень, тоже болит. Только бы не расплакаться снова… Змеелюди очень сильны, выносливы и практически неуязвимы, а уж способные на боевую трансформацию, так вообще! Тонкую на вид чешую не повредить никаким оружием, движения быстры и точны, гибкость и сила в несколько раз превосходит человеческую, если добавить способность превращать волосы в змей, к такой твари ни с какой стороны не подберёшься. Но всё это компенсируется тремя днями уязвимости после сбрасывания старой кожи раз в семь лет. Для того и вспышки гнева: запугать всех так, чтобы в ближайшее время никто и близко не подходил. «Слабость нам даётся, чтобы мы поумерили свой эгоизм и нашли тех, кому сможем довериться» — говорила бабушка Шаани. Как же Арриши её сейчас не хватало! Прижаться бы к ней сейчас, почувствовать, как обнимает, гладит по голове, ласково шепчет: «Риш, девочка моя, маленькая моя змейка…». Не время сейчас вспоминать и тосковать, надо взять себя в руки и спасать свою жизнь…

Нет, парня можно не бояться, он ничего плохого не сделает, самое большее, опять ерунды какой-нибудь наговорит. Но он может рассказать другим о её слабости, а другие придут и убьют…

«Великий Шеша, что мне делать?»

Воспользоваться возвратным кольцом? Это на крайний случай… А сейчас надо как-то спровадить деревенского приставалу и найти хоть какое-то убежище. Каждое движение хвоста по земле сопровождалось болью, но деваться некуда.

— Тебе надо домой. Когда болеют, лежат дома, — назидательно сообщил Хиван.

— Знаю!

— Я тебя отнесу.

— Не сможешь, я слишком тяжелая.

— Правда?

— У змеелюдей кости прочнее и тяжелее человеческих, а ещё хвост в два с половиной человеческих роста… Ты что делаешь?!

— Потяжелее коровы, конечно… — задумчиво изрёк парень, поднявшись на ноги и взвешивая змеюшку на руках. — Пойдём? И косу подбери, а то по земле волочиться будет.

Прикосновение к царской дочери… А не всё ли равно сколько раз он мертвец? Арриши вздохнула и морщась от боли в исцарапанных руках, перекинула косу через плечо и начала убирать с неё приставшие травинки.

Хиван, как обычно сияя улыбкой, пошел по дну оврага в обратную сторону.

— Мои вещи! — вдруг встрепенулась Арриши и чуть ли не спрыгнула на землю.

— Коровы поспокойнее будут, тут ты больше на козу похожа, — услышала она, пока Хиван ссаживал её на траву. — Сейчас принесу.

Вот понятно, что не хотел обидеть, но мысленное: «Сам баран!» у неё в голове всё же прозвучало. Парень быстро нашел в кустах котомку, повертел в руках, потом, сообразив, надел её себе на спину. Арриши внимательно наблюдала за ним, чуть склонив голову: не сходится, всё в нём не сходится, противоречие на противоречии…

— Кто ты? — спросила она, когда он снова поднял её на руки и понёс.



Anna Gerasimenko

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться