Честь, хлеб и медяки

Глава 8

После разбойного нападения на караван тот стал петлять по дорогам, то выходя на широкий тракт, то углубляясь в леса, но, несмотря на довольно замысловатый маршрут, продвигался на юг достаточно быстро. По всему чувствовалось, что Ланзо опасался новых встреч с разбойниками. Он ни с кем не делился, в какую сторону направит лошадей рано утром и где остановит вечером.

— Боишься, — спросил его Руперт, подойдя к повозке.

Они остались одни — Болдер готовил обед, а у него по обыкновению не было никаких определенных обязанностей в отличие от остальных членов каравана.

— Очень, — честно признался Ланзо, заерзав на месте. Были времена, когда он никого и ничего не боялся. — Для меня стало полной неожиданностью нападение бандитов. Я позволил им разграбить караван, который отправил несколькими днями ранее. Но они, похоже, не удовлетворились.

— Честно скажу, что тоже был весьма удивлен, когда меня разбудили звуки сражения, — покачал головой Руперт. — Думал, мне так и не удастся заработать ни одного талера, все медяки Болдера буду ссыпать в кошелек.

— Это ты их накликал, — хохотнул главный караванщик и подмигнул ему.

— Ага, — фыркнул Руперт. — Делать мне нечего, как вспарывать брюхи людям.

— Да, — задумался главный караванщик, — серьезная у тебя подготовка. Видел, как ты с тем здоровяком расправился. Я уже намеревался смерть от его рук принять.

Руперт неопределенно пожал плечами — помирать им рановато.

— Еще одна ночевка в лесу и прибудем на место, — сообщил Ланзо.

Руперт догадывался, что конец пути близился — сосновые леса сменились широколиственными, ветер стал суше и жарче, а осень, казалось, отступила — словно снова воцарилось лето.

Караванщик вынул из мешочка, висевшего у него на животе, два крупных камня — рубин и изумруд — и протянул их Руперту на раскрытой ладони. Тот изумленно взглянул на него. Это что, плата за спасенную жизнь?

— Нет, — покачал Ланзо головой, словно прочитал мысли Руперта. — Это рекомендации амиру Файзулле ибн Басиму. Служи ему верой и правдой. За деньги верным быть так просто.

Руперт усмехнулся — он уже пытался стать преданным и верным. И что из этого вышло? Ни чести, ни достоинства, ни денег — ничего.

— А друга своего, Болдера, оставь мне, — попросил Ланзо. — Я его не обижу, приближу к себе.

— Он свободный человек, даже не мой слуга, — проговорил Руперт. — Я не волен распоряжаться им и решать за него. Как он решит, так и будет.

— Я переговорю с ним, — похлопал караванщик его по плечу. — А камни возьми. Не поступишь на службу, продашь их — на какое-то время вырученных за них денег на жизнь хватит.

Руперт улыбнулся и кивнул.

— Спасибо, — произнес он дрогнувшим голосом.

Посторонний человек сделал ему такой богатый подарок, можно сказать, ни за что. А лорд Дитмар… Нет, на него он не в обиде — тот одевал его, обувал, выучил военному ремеслу, обучил грамоте. Нет, жаловаться грех. И все же… Лорд Дитмар ничего не сделал по велению сердца. Или он, Руперт, ошибается? Хочет объяснить и оправдать поступок своего господина тем, что тот его нисколько не любил? Или тому было проще пожертвовать его честью, чем леди Абигейл или собственной? В сущности, какое он имел право осуждать его? Ведь это не лорд Дитмар лишил девственности невесту Руперта, а он совершил мерзкий поступок. Правда, совсем не помнил, как такое могло произойти…

Ланзо закряхтел и стал выбираться из повозки. Руперт протянул ему руку, пытаясь помочь.

— Я еще в состоянии слезть на землю самостоятельно, — вздохнул караванщик. — А вот на коня уже взгромоздиться не смогу. Ноги… Совсем не держат порой. А сила в руках еще имеется. Даже обидно. Да… — он порылся среди мешков своей повозки, — это тебе.

Ланзо протянул Руперту сверкающий сталью кривой шамшир в ножнах.

— Настоящий? — не поверил тот и отступил на шаг назад.

Руперт много слышал о таком оружие, о которое можно было порезаться, настолько острое оно, лишь взглянув на него, но ни разу даже не прикасался к эфесу и теперь с завистью взирал на сокровище, не смея взять в руки.

— Бери, — приказал караванщик. — Тебе нельзя явиться к амиру с теми потешными мечами на поясе, что у тебя.

— Но как? — удивился Руперт. — Не могу, — потупившись, покачал он головой.

— Можешь, — усмехнулся Ланзо. — Еще как можешь, — повторил он. — Если не ты, то кто? Пока я не встретил более достойного воина. Я назову тебе имя мастера и укажу его адрес. Тех талеров, что у тебя завалялись в кошельке, хватит, чтобы заплатить ему за уроки владения сим оружием. А теперь пошли обедать…

Руперт благоговейно принял меч из рук караванщика и сразу подвесил его лезвием вниз к левой стороне пояса на двух ремнях — оставлять его в повозке, как это делал до него Ланзо, он не был готов. Рубину с изумрудом он образовался гораздо меньше, чем шамширу. Теперь можно предстать и перед амиром не стыдясь.

Только вот расставаться с Болдером не хотелось — он привык к нему, его болтовне, стряпне, сопению по ночам. Как они будут друг без друга? А с другой стороны, Болдер не воин. Что ему делать у амира? Руперт зажмурился и, чего не делал очень давно, чуть не заплакал, как в детстве.

— Ну-ну, — потрепал его по волосам Ланзо. — У тебя будет еще время привыкнуть к мысли, что друга придется оставить при мне. Не говори ему ничего — я сам сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться…



Учайкин Ася

Отредактировано: 29.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться