Четверо

Глава 2

 Глава 2

Новый старт. Новый день и новое место. Кира открыл глаза и обнаружил себя на пляже. Песок был повсюду. Прежде всего он лежал на нем, позабыв, по всей видимости, о спальном мешке или хотя бы о коврике. Поэтому, когда он присел, то с его спины и рук, да даже с его волос, ссыпалась приличная гора песчинок. Он немного огляделся по сторонам и обнаружил брата, мерно сопевшим в метре от него.

Кира медленно встал, мышцы ног еще не оправились от вчерашней изнуряющей ходьбы. Но это была приятная боль, боль от достижения поставленной и казавшейся нереальной цели. Полное самоудовлетворение. Он дышал полной грудью, наполняя легкие морскими солоноватыми и таким свежим воздухом, что голова пошла кругом всего от пары вдохов.  

День только начинался и все вокруг приобрело розово-золотистый оттенок. Море превратилось в персиково-голубой коктейль. Кира медленно шаг за шагом пошел к нему. Он смотрел на него и не верил своим глазам. Как то, что ты видел до этого момента только на картинке в ноутбуке, телефоне или планшете, неважно где, главное оно не было живым, дышащим, волнующимся. А теперь Кира был в шаге от него. Сердце заколотилось у него в ушах, он сделал шаг, его пальцы утонули, погрузившись в песок и теплая вода укрыла их, словно одеялом. Волна наслаждения пролетело вверх по телу Кирилла. Волны бились о его ноги, покрывая мириадами брызг его штаны.

Кира скинул их, как и нижнее белье с футболкой, и полностью обнаженным погрузился в ласковое утреннее море с головой. Неописуемое чувство восторга поглотило его без остатка. И самым ярким из тогдашних впечатлений Киры было то, что можно лечь на его поверхность и словно парить в невесомости. Он раскинул руки и ноги в стороны, будто гигантская звезда, и закрыв глаза, отдался на волю морской пучине.

- Кира! Кирилл! – Ярослав пробудился ото сна. Давно он так крепко и сладко не спал, как в эту ночь, - Ты, где? – заметил он отпечаток тела брата на песке возле его рюкзака, - Кира?! – подскочил на ноги и стал судорожно осматриваться по сторонам, - Море, ну, конечно, море! – шлепнул он себя звонко по лбу, - Кира! – побрел он к кромке воды, щедро загребая немного влажный и прохладный песок босыми ногами, - Эй, пловец, помощь нужна? – заметил он брата и принялся активно ему махать, мол вылезай.

Кира еще раз погрузился в воду с головой и выбрался на берег. Схватил футболку и промокнул ею лицо.

- Ты б прикрылся, а то пляж-то все-таки общественный, - Яра встал на цыпочки и потянулся до хруста в суставах, - Все бока, блин, отлежал.

Кирилл натянул на еще влажное тело боксеры, а остальные предметы своего незатейливого гардероба прихватил с собой и отправился в сторону их стоянки.

- Надо бы палатку поставить! – крикнул он брату, намекая на то, что ему нужна помощь, - А то не только бока болеть будут.

Ярослав ничего не ответил, но постояв еще немного у кромки воды, пошел следом за братом. Через час или около того на берегу Азовского моря в тени оливковых деревьев расположился палаточный лагерь Кирилла и Ярослава. Там было все самое необходимое и даже летний душ. Правда, на дождь в это время года надежда была невелика. Но это все лучше, чем ничего.

Уставшие, но абсолютно довольные собой братья устроились на поленьях возле импровизированного кострища. Они прикопали газовую горелку в песок и, запалив ее, подвесили над ней походный чайник.

- Будешь кашу? – Кирилл полез в сумку с запасами, которые, они пополнили накануне. Теперь и воды у них были вдоволь.

- На безрыбье и рак рыба, - засмеялся Яра, - Пойдет и каша. Чем потом займемся?

- Не знаю даже…

- Тогда предлагаю взять доски для серфа и покататься на волнах. Вроде ветер поднимается, а там неподалеку был пункт проката.

- Да, но я…

- Все в жизни бывает в первый раз.

 

В первый раз тебе исполняется восемнадцать. В первый раз ты становишься взрослым. Хотя она стала ею задолго до этого. Пожалуй, это произошло лет пять назад, когда мама вложила в ее руки маленький кричащий комок, туго запеленатый. Аня до сих пор помнила и, наверное, уже не забудет никогда то крошечное, сморщенное и красное от натуги личико. Она держала брата на своих руках, а он кричал и кричал. Бесконечно истошно вопил, будто его режут. И так целый год и никто не мог понять, что с ним не так.

И даже теперь спустя пять лет Максимка все также крайне эмоционален. Вчера уже ближе к ночи они запарковали свой автодом в одном из кемпингов близ Керчи. А сегодня в семь утра Максимка ужом вертелся по полу с очередными машинками в руках и выкрикивал нечто нечленораздельное. Хотя он и достиг солидного возраста, а именно пяти лет с речью у него явно были большие проблемы. Но все поиски достойного логопеда не увенчались, увы,  успехом. И дело не в их квалификации, а в его поведении. Они все отказывались работать с таким своевольным мальчишкой, как младший брат Анны.

- Господи, Макс…, - простонала невольно, или напротив намеренно разбуженная Анна. Она потерла слипшиеся после ночного сна глаза, но это не очень помогло ей пробудиться, - Прекрати кричать, - в тысячный раз взмолилась она и в тысячный раз это стало лишь бесплодным сотрясанием воздуха.

Аня скинула с себя простынь, что использовала в качестве одеяла, собрала волосы в неряшливый хвост и перетянула его тонкой резинкой, снятой с запястья. После чего вылезла из ячейки и отправилась в уборную. Где тщательно умылась и почистила зубы.

- Ты голодный? – вышла она вновь в салон автодома.

- Как стадо саблезубых волков, - мальчик подскочил на ноги и принялся живо их изображать, сопровождая свое пантомимо диким рычанием.  

- Полагаю, что все же саблезубых тигров. Но я тебя поняла. Яйца всмятку с черным хлебом будешь? – Аня прошла на кухню и выложила все необходимое на разделочный стол.



Valkeria

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться