Четверо

Глава 5

Анна очнулась, словно проспала до того не меньше суток. Но нет вокруг все также царила бледнолицая луна и повсеместно рассеивали свое золото мерцающие звезды.
- Где мы? – часто заморгала она
- Ваше желание исполнено, мадемуазель, - Илая открыл заднюю пассажирскую дверцу. Прохладный морской бриз пахнул Ане в лицо. Она повернула голову и обнаружила, что подруги и след простыл.
- Благодарю, - она оперлась на его руку и вышла из машины. Справа всеми цветами радуги сияла неоновая вывеска, только на ней не было не одной буквы из «Золотой лихорадки», - Простите…, - Анна повернулась к машине, но ее, словно и не было здесь никогда. Тогда она стала озираться по сторонам в надежде заметить хоть какие-то признаки жизни вокруг себя. Но только уличные фонари освещали дорогу, по которой она возможно сюда приехала. Как странно, Аня никогда не засыпала раньше в машине настолько глубоко. Она сейчас совершенно не могла вспомнить ничего после того момента, как Илая предложил им немного расслабиться и вздремнуть.
Илая… Аня судорожно стала ощупывать себя, все на месте: кошелек, телефон, рюкзак тоже. Да и ее саму похоже тоже никто и пальцем не тронул. Но тогда, что это все означает и куда делась Маша?
Аня постаралась напрячься и вспомнить хоть что-то. Но этот момент в пару часов абсолютно не отложились в ее памяти.
- Я могу Вам помочь? – откуда не возьмись позади Ани появился парень. Блондин, лет двадцати пяти. Его голос обволакивал и успокаивал с первых же нот. Аня обернулась и онемела. Те самые янтарные глаза смотрели на нее в упор своим гипнотическим взглядом. Теперь их не скрывали очки или тень от полей шляпы, но она была на все сто, что это те самые глаза, - Ночами еще бывает прохладно, хотя лето уже практически вошло в зенит, - Аня совершенно точно услышала его голос, но почему его губы, тонкая розовая нить его губ даже не дернулась, чтобы раскрыться. И, пока она пыталась сообразить, что и почему. Парень снял с себя кожаную куртку и накинул на ее плечи. И только тогда она вдруг осознала, как и правда, довольно сильно замерзла.
- Спасибо, - машинально слетело с ее губ в ответ на заботу.
- Я понимаю Вы напуганы и взволнованы, но поверьте, я не желаю Вам зла, - парень отступил на шаг от Анны, чтоб не смущать ее еще больше.
- Тогда, может, для начала объясните мне, как так вышло, что я тут совсем одна. Где моя подруга, где машина? Да и где я сама?
- Предлагаю обсудить это в более уютной обстановке, - заискивающе улыбнулся парень.
Ветер, действительно, усилился и не оставил Ане выбора. И она согласилась на предложение притягательно опасного парня. Он отвел ее внутрь здания, чья неоновая вывеска стала первым, что заметила по прибытии сюда. Как оказалось на ней было написано «Касабланка».
Горели свечи, даря теплый свет, всем входящим. Аня переступила порог и двенадцать пар глаз того же цвета, что и у парня ее сопровождающего, устремили свои пристальный взгляд на ее хрупкую фигуру. И она пожалела, что у нее нет плаща или шапки-невидимки. Аня вообще никогда не была общественным человеком. Любое появление на публике давалось ей с большим трудом.
- Прошу, чувствуй себя здесь, как дома, - проговорил возле ее уха парень и легонько коснулся ее плеча, снимая его же куртку с нее.

  • Проходи, детка, мы не кусаемся, - мужчина средних лет поднялся со стула у столика в центре зала, - И да, верно отметили. Этот юноша мой сын. Так ведь, Михаил? – похлопал он парня по плечу и прошел к барной стойке.
  • Да. Это мой отец Николай Федорович. А меня зовут Михаил, или просто Миша. А ты, Аня, Анна Алексеевна. У тебя есть младший брат, Макс. Не волнуйся, он поправится. Он в надежных руках.
  • Ого!
  • Что? Ах, да, прости. Забываю, что поначалу это шокирует. Хочешь чая? Зеленый с жасмином, правильно?
  • Я должна ответить? – Аня присела на предложенный ей стул и непроизвольно стала теребить перечницу, стоявшую на столе. Невероятно давящее чувство быть в центре всеобщего внимания крайне угнетало ее. Но она старалась сейчас об этом не думать, точнее чувство страха перекрывало его и занимало все внимание Ани. Страх не того, что она очутилась в одиночестве в абсолютно неизвестном месте с абсолютно неизвестными людьми вокруг, а страх за Кирилла, за брата, за маму и папу. В частности, в последнем страхе, Аня призналась себе именно очутившись там, и в ту самую секунду Миша положил свою ладонь на ладонь Ани.

Она подняла на него взгляд и умиротворенность заполнила все ее естество.

- Твой чай, - Миша убрал свою руку и пододвинул чашку к ее рукам, -  Захватил заодно и чизкейк.

- С клубничным сиропом, мило, - напряженно улыбнулась она.

- Рад, что угадал.

- Угадал? Ты смеешься? Ты ж не вылезаешь из моей головы, - Аня откусила кусок пирога и сделала глоток чая.

- Прости. Я…

- Просто расскажи. Все. Расскажи все.

- Ты еще не готова, - он повернул голову в сторону центрального столика, куда уже вернулся его отец.

- Не готова? Тогда, зачем это все? Зачем было приводить меня сюда?

- Что? Извини. – вернулся он в их разговор.

- К отцу в голову залез и отвлекся?

- А ты быстро схватываешь.

- Хочешь жить, умей вертеться, - засмеялась Аня, -  Пирог просто волшебный.

- Я передам маме.

- Она повар?

- Нет, но этот пирог ее коронный.

- Здорово, а, вот, моя мама и кухня…

- Тебе ее не хватает?

- Не хочу об этом. Может…

- Да, ты права, надо с чего-то начать. А то становится неловко, - он  снова перевел взгляд на отца, тот едва заметно кивнул в ответ. И Миша встал и подал руку Ане, - Если хочешь?

- Я… Ладно. Выбора ж все равно нет.

- Выбор всегда есть, только скажи.

- Или подумай, да?



Valkeria

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться