Четверо

Глава 6

- Анюта, - Кирилл заключил ее в самые радушные объятия, на которые тогда был только способен, - Ты чего, малышка? Я же рядом с тобой.

- Да, в этом и проблема…, - Аня опустила глаза на его толстовку и стала совершенно неосознанно крутить шнурок от его капюшона.

- Посмотри на меня, пожалуйста, - кончики его пальцев коснулись ее подбородка, - Посмотри. Что ты видишь?

- Твое лицо, -  грустная улыбка растянула ее тонкие губки и она шмыгнула носом, - У тебя крошка хлеба на губах, - она потянулась, чтобы смахнуть ее своим длинным пальчиком.

- Нет, - Кира резко перехватил ее, - Только губами. Поцелуй меня.

Он даже представить себе не мог, как сильно она хотела целовать его. Целовать до изнеможения, пока луна не сменит солнце на небосклоне и после этого, только жарче. И одновременно с тем боль сжимала ее сердце, сковывала толстой коркой льда. Она знала гораздо больше, чем знал и чувствовал Кира. Аня знала, что если он будет рядом с ней, то испытает гораздо больше страдания, чем способен вынести человек его возраста и характера за все время, что отведено ему на этом свете.

Но его губы, полные, алые и такие притягательные, словно цветочный нектар для пчелы поутру. Как скажите на милость, должна Аня была этому противостоять, когда все ее естество охватило жгучее желание испить их до дна. И она поцеловала его трепетно, робко и в итоге горячо. Настолько горячо, что только он смог невероятным усилием воли прервать этот долгожданный поцелуй, грозящий перерасти в нечто совершенно неприемлемое в приличном обществе.

  • Я знаю одно местечко. Там не души. Поехали? – взял в ладони личико Ани, - Посмотри мне в глаза, посмотри в мои глаза. Я могу причинить тебе вред?
  • Ты нет, но я…
  • Детка, любимая. Больший вред быть вдали от тебя.

Аня ничего не сказала, но он и без слов знал ее ответ. Они сели на его байк и умчались на бешеной скорости прочь. Прочь ото всего, как им казалось от всех бед разом. Но бедолаги ведь не знали, что от себя далеко не убежишь.

- Мы уже тут были, да? – байк взлетел на довольно высокое плато, изрезанное уединенными бухточками.

- Да, малышка, добро пожаловать в мой рай, - Кира лукаво улыбнулся и в глазах его сверкнуло зелено-голубое пламя.

- Кира, - Аня отпрянула от него, как только они соскочили с мотоцикла на землю, - Что? Что это?

- Где, малышка? Посмотри, какая красота вокруг, - охватил он ее за плечи, - Только посмотри на это море, - его губы легко легли на ее тонкую шейку. Его горячее прерывистое дыхание, охваченное страстью, волной пролетело по ее коже, - Пошли вниз? – прошелестел его бархатный голос.

- Я не могу, Кира. Я не могу, просто…

- Все хорошо. Если не хочешь…

- Я хочу, но не могу. Кира, я правда тебя люблю.

- Знаю. Покажешь?

- Это моя борьба. Моя семья.

- Я, конечно, не твоя семья. Я по большому счету вообще никто. Но… В общем, ты, как хочешь, но я не оставлю тебя одну. Ты поняла меня? – Кира снова поцеловал Аню в губы, - Никуда не пущу, - процедил он на секунду оторвавшись от нее. А после этого подхватил на руки и понес в одну из тех бухт.

- А-а! – завизжала Аня, когда они побежали под уклон, - Тише, герой, а то поубиваешь нас обоих к чертям.

- Доверься мне! – спустился он, наконец, на ракушечный пляж бухты, окруженный холмом с одной стороны, а с другой стороны морем. Оно билось пенными волнами о берег и искрилось в золотистых лучах, - Нам надо расслабиться, что скажешь? -  Кира опустил Аню на землю.

- Да, - вышло как-то обреченно. Она просто не могла сказать ему… Сказать ему, что увидела тогда в его глазах, когда там вспыхнуло ледяное пламя.

- Ань, так мы далеко не уйдем. Хватит щадить меня. Я не ребенок. Я здесь, я рядом, чтобы ты могла, чтобы ты знала, что можешь рассчитывать на меня всегда и во всем. Глупышка, я люблю тебя. Выкладывай все сейчас, иначе я ухожу и обещаю больше тебя не беспокоить. Никогда, - Кира скинул кеды с ног и пошел вдоль берега к ближайшему валуну, который лизали волны и никак не могли накрыть с головой, если это слово можно употреблять в отношении камня.

- Кира, ну, пожалуйста, не обижайся на меня, - Аня пошла за ним по пятам, - Я ведь и скрываю все, потому что люблю тебя. Семью я уже не уберегла…

- Иди сюда, - Кира вскарабкался на валун и подал ей руку, - Цепляйся, - ухватил ее за пальцы, а потом и под локоть, - Смотри.

- Куда? – замотала она головой.

- А, вот, сюда, - указал он на скалу, одиноко вздымающуюся из морских глубин, - Приглядись к этой скале. Видишь?

Аня и правда более пристально присмотрелась к скале по правую руку от них. Поначалу груда камней, как груда самых обыкновенных разномастных камней. Но через пять минут… Все вдруг стало ясно, как божий день, - Да это же две скалы в одной.

- Да, в точку. Они срослись и стали одним целым. Так и я прирос к тебе душой. Прости, что тогда оставил тебя на яхте и ты попала к этому…

- Его зовут Миша.

- Ах, Миша…, - Кира сглотнул ком в горле, - Не Михаил ли Зайцев?

- Кира? – она перевела взгляд со скалы на Киру и обомлела. 

Его лицо, его волосы растрепанные порывом ветра, его густые брови и глубокие карие глаза… Их блеск, бывший еще минуту назад такой родной, вдруг исчез. И цвет, что с ним. Он поблек, а вскоре и вовсе исчез. Серьезно, они стали бесцветными всего на пару секунд, но это было именно так. И теперь на Аню смотрел совсем другой человек. Чужой, холодный, безжизненный. Все в нем покрылось непроницаемой коркой льда. Аня спрыгнула с камня в воду и стала медленно-медленно пятиться вдоль пляжа.

- Так это он? И как же это папочка его отпустил?

- Кира, пожалуйста. Ты пугаешь меня.

- Надо же, а я думал ты не из пугливых. Вот, братишка-то твой. Вот, он-то точно отважный малый. Настоящий Гриднев.



Valkeria

Отредактировано: 24.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться