Четвертые

10.

Машина несется по дорогам почти безлюдного города, презирая правила дорожного движения. Еще пара километров, и мы попадем на объездную, оттуда до Ржевки рукой подать.

— Там кордон! Налево уходи! — кричит Федя с заднего сиденья.

Я резко поворачиваю, и он перекатывается на сиденье. Бедный парень. Сзади долетают сигналы сирен, за нами вдогонку несутся два военных патруля.

— Давай, давай, — я жму на газ.

Перед нами, как всегда бывает в кино, дорогу переходит девушка с бабушкой, как нельзя кстати. Я давлю на тормоз.

— Сейчас, сейчас, давай направо!

Я поворачиваю, крики сирен рядом. Раздается выстрел, и заднее стекло разлетается вдребезги. Федя шустро укрывается между сиденьями, благодаря своей комплекции он вполне может оставаться там, не отвлекаясь от навигации. Я высовываюсь в окно и, одной рукой держа руль, второй стреляю, так на удачу, при таком раскладе попасть почти нереально.

— Все! — кричит Федя. — Я законнектил спутник, давай направо, там туннель.

Я ухожу направо и попадаю в подземный туннель, машины летят за нами, опять палят. Вдребезги разлетается лобовое, я еле успеваю прикрыть глаза.

— В левый, скорее!

Я поворачиваю.

— Быстро в карман!

Боковым зрением успеваю заметить крохотное ответвление, видно, служебный коридор, и ухожу в него, военные со свистом уносятся по основному туннелю.

— Молодчина, Федя, спасибо!

— Отлично вышло!

Федя вытирает пот со лба и протирает очки. Он возбужден и очень радостен.

— Сейчас все время прямо по туннелю, а потом по среднему и мы почти у объездной.

— Федь.

— Да?

— Это не компьютерная игра.

Он растерянно смотрит на меня.

— Это все по-настоящему. И убить нас могут по-настоящему. И если мы не успеем, полмиллиона человек будут мертвы.

— Да я понимаю, — он краснеет.

Жестко я с ним, но иначе нельзя.

— Просто, ну… правда, как в игре. Я все.

Мы выезжаем из туннеля, Федя оперативно прячет нас на параллельную проселочную дорогу между населенных пунктов, по ней мы и мчимся.

Звонит рация. Ева с Ваней на месте. Им удалось посмотреть камеры в диспетчерском зале, благодаря программе-шпиону, которую дал Федя. Но ни следа родителей они не обнаружили. Опять же, благодаря документам и пропускам, ловко сфабрикованным Федей, им удалось добиться включения программы распознавания лиц, куда они закачали фото родителей Евы. На данный момент программа обработала только двадцать процентов.

— Ваня, слушай внимательно.

— Да, командир.

— Все пошло не так.

— Что? Где Валя?

— С ней все будет в порядке.

— Что значит будет?! Где она?

— Дядя убил отца.

— Дерьмо!

— И теперь он собирается убить нас и уничтожить рекреацию.

— Дерьмо!

— Валя в госпитале. Слышишь, с ней все в порядке, я тебе говорю.

— Я понял, командир.

— К вам летит Горилла, у него коды для подрыва рекреации.

— Вот дерьмо!

Стрекот вертолета сверху. Этого еще не хватало!

Я передаю трубку Феде и выглядываю в окно, так и есть, он быстро приближается, дверь открыта, будут расстреливать.

Федя, не отрывая пальцев от клавиш компьютера, тараторит в рацию.

— Сейчас я вырубаю у вас там все системы связи.

Он молчит, из трубки доносятся матюки Вани и крики сирен.

— Зато они не смогут отдать команду вас убить!

Сверху открывают огонь, пули пробивают листья деревьев, машина виляет, я поворачиваю между домов.

— Дистанционно они не смогут отключить систему и уничтожить рекреацию!

Машина вылетает из-за домов практически в чистое поле, неподалеку какие-то ангары и постройки непонятного назначения. Нас обстреливают, машину заносит, я едва успеваю вырулить, рация вылетает у Феди из рук.

— Береги оборудование! — кричу я.

Федя закрывает свои планшеты и лэптоп с антенной спутниковой связи. Я выглядываю в окно.

Это конец. Дуло гранатомета нацелено в нашу машину.

— Держись!

Грохочет взрыв, снаряд несется к нам, я жму на педаль, вдавив ее в пол. Машину подбрасывает и переворачивает, земля и небо меняются местами. Не пристегнутого Федю размазывает по крыше автомобиля, но несмотря на свое положение он умудряется придерживать одной рукой сползающие очки. Разнося деревянную дверь на щепки, машина влетает в сарай и, сделав новый кульбит, возвращается в исходное положение и с огромной скоростью несется по сараю. Я торможу, сверху палят из пулемета, в деревянной крыше появляются огромные прорехи. Мы врезаемся в какие-то канистры. Запах, знакомый противный, запах. Солярка!

— Скорее!

Я вылетаю из машины и бесцеремонно хватаю за шиворот собирающего вещи Федю.

— Там переходник!

— А там солярка!

Мы бежим как угорелые, сверху продолжают палить. Баки взрываются, обдав нас горячей волной воздуха. Мы падаем на землю: вокруг все горит, летает, грохочет. А меня вдруг посещает мысль: какое-то преследование было несерьезное. Они могли уничтожить нас на раз-два и гораздо раньше. И почему не был отдан приказ ликвидировать Еву с Ваней?

Вертолет улетает.



Эли ЯС (Аэлита Ясина)

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться