Четвертый дракон Амели

31. Перед решающим экзаменом

За обедом баронесса Дюамель объявила, что финальное испытание состоится на следующий день. В чем оно будет заключаться, она сказать не пожелала (Амели не сомневалась, что та не знала и сама), посоветовала только тщательно к нему готовиться – вспомнить старые заклинания или выучить новые и не растрачивать магическую энергию.

– Возможно, вам придется сражаться друг с другом, - предположила баронесса.

Моник фыркнула – она была уверена в своих силах. А вот Амели возмутилась:

– Что за чушь! Его высочество не может быть столь жесток! Да, мы соперницы, но не враги.

Графиня де Карильен, судя по всему, думала по-другому.

– А почему бы и нет? – возразила она. – Анагории нужна сильная королева.

Когда Амели вернулась в апартаменты, там ее уже ждал герцог де Тюренн. Он тоже заговорил об испытании.

– Я пытался узнать, что за задание вам предстоит выполнить, но герцог Ламанский после происшествия с принцессой Констанс стал особенно скрытным. А с самим принцем Армэлем мне и вовсе не удалось поговорить. Так что простите, дитя мое, но я не смогу вам помочь.

Амели в ответ рассказала ему о предположении баронессы. Старик покачал головой:

– Не думаю, что она права. Герцог Ламанский вряд ли решится на подобное, ведь в отборе участвуют не простые невесты. Но на всякий случай нужно быть готовыми ко всему. Ах, дитя мое, я так волнуюсь за Элинор!

Он выглядел обеспокоенным.

– Можете быть уверены, ваша светлость, что я не стану действовать во вред вашей племяннице. Никакой титул не стоит того, чтобы ради него предавать друзей.

– Я знаю, дитя мое, знаю, – маг ласково ей улыбнулся.

Присутствовавший при беседе Фернан поспешил прервать эти сантименты:

– Вы бы лучше рассказали, ваша светлость, как продвигается расследование пожара в библиотеке. Удалось ли выйти на след преступника?

Но и по этому вопросу герцог не мог сказать ничего конкретного.

– До сих пор не понятно, как он мог попасть в библиотеку. Если же он действовал на расстоянии, то он – очень сильный маг. Единственное, что нам удалось установить, это то, что след магии, оставленный в библиотеке, очень похож на тот, что был на месте гибели их величеств.

– Тогда всё просто! – хлопнул в ладоши Фернан. – Нужно сопоставить с этим следом магию всех, кто находится во дворце. Сколько здесь сейчас гостей? Не больше сотни.

– Как вы себе это представляете, молодой человек? – возмутился де Тюренн. – На такую проверку уйдет много времени, и не факт, что она принесет результат. Магический след может различаться в зависимости от стихии, которая используется в том или ином заклинании. Выяснить, магией скольких стихий обладает тот или иной человек, почти невозможно. Преступник мог скрыть, к примеру, что он владеет магией огня или воздуха. И если при проверке он покажет нам магию воды, то след будет совсем другим.

– Полагаю, каждое государство должно завести реестр магов и ведьм, где должно быть указано, какими стихиями они владеют. А любое применение другой, не внесенной в реестр магии, должно наказываться по закону, – предложил Фернан.

– Весьма разумная мысль, – на сей раз похвалил его герцог. – Я изложу ее герцогу Ламанскому и принцу.

– Прошу вас, – вмешалась Амели, – давайте подумаем о Вероник. После итогового испытания мы вынуждены будем или показать принцессу принцу Армэлю, или вывезти девочку из дворца. К тому же, не следует забывать о Грете и Натанэле – им мы тоже должны помочь.

– Дитя мое, – сказал де Тюренн, – если вы станете королевой, решить эти вопросы будет гораздо проще.

Амели поморщилась – мысль о короне была ей почему-то неприятна.

Ночью она почти не спала – металась по кровати, вздрагивала от каждого шороха. Кошмары отступали, только когда она вспоминала, что у окна в кресле дремлет Фернан, готовый в любую минут броситься им с Вероник на помощь.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться