Четвертый дракон Амели

33. Выбор

Она начала говорить и удивилась тому, как хрипло и неуверенно звучал ее голос. Микрофон бы точно не помешал.

– Ваши высочества, благодарю вас за возможность участвовать в столь почетном отборе. Само то, что вы дали мне шанс попытаться стать королевой Анагории – большая честь для меня.

Должна ли она также обратиться к гостям или можно не отвлекаться и разговаривать только с герцогом и принцем?

Ей почему-то вспомнилась церемония награждения премией «Оскар», которую она когда-то видела по телевизору. Там победители подолгу благодарили всех, кто был причастен к их успеху.

Она одернула себя – между этими ситуациями не было ничего общего. Она еще не стала победительницей. Да и корону трудно сравнить с банальной статуэткой.

Принц Армэль смотрел на нее с такими растерянностью и тоской, что ей снова стало жаль – только уже не Анагорию, а самого принца. Он был явно не готов править целой страной. Это можно было понять – его детство и юность отнюдь не располагали к такому повороту дел. Он был сыном обычного герцога и готовился проводить время на балах и охоте.

Принц вызывал у нее только жалость – не самое лучшее чувство для счастливого брака. Однажды она уже пыталась выйти замуж без любви, и ничего хорошего из этого не получилось. Но тогда хотя бы ее сердце было свободно.

Она отыскала взглядом Фернана в толпе.

Если она станет королевой, она вынуждена будет с ним расстаться. Он, наверно, вернется домой и, быть может, когда-нибудь напишет серию статей об Анагории. Статей, которые примут за рассказы в жанре фэнтези.

Стало невыносимо грустно, и она отвернулась.

Да и вообще – имеет ли она право становиться королевой? Она вспомнила испытание на кристалле, которое когда-то провалила. Невеста короля должна быть девственницей. Правда, Антуан готов был смириться с тем, что она не такова. Но принц Армэль может думать совсем по-другому.

Ей не хотелось ставить в неловкое положение ни его, ни себя.

– Ваше высочество, – обратилась она к герцогу Ламанскому, – вы сказали, что в своей речи мы должны убедить его высочество сделать правильный выбор. Надеюсь, вы не обидитесь, если я, еще раз поблагодарив вас за оказанное доверие, всё-таки откажусь от чести стать королевой.

Громкая волна охов и вздохов прокатилась по залу. Амели побоялась посмотреть в ту сторону, где стоял герцог де Тюренн – старый маг такого уж точно от нее не ожидал.

– Правильно ли я понял, ваше высочество, – нахмурился герцог Ламанский, – что вы отказываетесь от участия в отборе?

Она кивком подтвердила, что он понял ее правильно.

– Ну, что же, это ваше право! Я удивлен, но одновременно и восхищен вашим поступком – чтобы отказаться от возможной короны, нужно немалое мужество. Возможно, когда-нибудь вы будете об этом сожалеть.

– Возможно, ваше высочество, – согласилась она. – Но если позволите, я хотела бы обратиться к вам с просьбой. Я не чувствую в себе достаточно сил, чтобы стать королевой Анагории, но я трепетно люблю эту страну и хотела бы просить у вас дозволения остаться здесь на какое-то время.

– Да, разумеется, ваше высочество! – заверил ее герцог. – И для этого вам не нужно мое дозволение. Вы – сестра его величества Роланда Седьмого, и Анагория – ваш дом, где вам всегда будут рады.

Она присела в реверансе, благодаря его за эти слова.

– Не сочтите за дерзость, ваше высочество, но я добавлю к этой просьбе еще одну, и связана она с ее высочеством Вероник. Не сомневаюсь, принцесса вскоре найдется, и когда это произойдет, позвольте мне взять на себя ее воспитание. К этому обязывает меня и родство с ее отцом, и дружба с ее матерью. Мы можем удалиться в ту резиденцию, которую вы нам определите. Мне важно лишь быть рядом с ее высочеством, пока она еще ребенок, служить ей поддержкой и опорой.

Она заметила, что глаза герцога Ламанского заблестели от набежавших слёз.

– Это благородная просьба, ваше высочество, – торжественно заявил он. – И я с радостью удовлетворю и ее. Думаю, девочка будет рада, если ее опекуном станете именно вы.

Амели вернулась на свое место под взглядами вельмож и магов. Кто-то смотрел на нее с удивлением, кто-то – с насмешкой. Наверняка, многие считали ее сумасшедшей. Но ей не было до этого никакого дела. Она уже успела заметить одобрение на лицах двух самых близких в этом зале ей людей – Фернана и старого мага. Этого было достаточно.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться