Четвертый дракон Амели

40. Разговор

Через пару часов устали и Амели, и ее конь. Перешли на шаг.

Дорога была пустынной, и им не встретилось ни одного путешественника. Под мерное цоканье копыт Амели задремала.

– Эм, постой!

Она подумала, что это сон. И даже не открыла глаза – чтобы он внезапно не закончился.

А потом испугалась. Может быть, Фернану стало плохо, и он зовет ее? Она не удивилась бы, услышав его голос даже через десятки лье. Будучи ведьмой, многое начинаешь воспринимать по-другому.

Но окрик повторился:

– Эм!

А когда заржал Ветерок, откликаясь на чье-то ржание за спиной, она, наконец, натянула узду.

Знакомый голос звучал уже совсем рядом.

– Эм, если ты не остановишься, то я упаду бездыханный прямо посреди дороги, и это будет на твоей совести!

Она обернулась. Скакун Фернана тяжело дышал, и сам принц тоже казался уставшим.

– Чем обязана такой чести, ваше высочество? – спросила она.

А сама с тревогой оглядывала его, надеясь, что рана его уже не беспокоит.

– Эм, ну зачем ты так? – он укоризненно покачал головой.

– Как «так»? – уточнила она. – Ведь вы же принц, ваше высочество? Или герцог Ламанский сказал неправду?

Лошади нервно переминались на месте, а всадник и всадница буравили друг друга взглядами.

– Да, я – принц, – не стал отрицать Фернан. – Но это ничего не меняет! Эм, я люблю тебя! И хотя я никогда тебе этого не говорил, я уверен, ты это знаешь.

– Ах, конечно! – она рассмеялась сквозь слёзы. – Как я могла об этом забыть? Ведь это ради меня ты отправился в Анагорию, не так ли? Исключительно из-за любви! А то, что заодно здесь подвернулись корона и анагорийский трон, так это так – пустяк, безделица.

– Послушай, Эм…

Но она не дала ему договорить.

– Если бы ты любил меня, ты бы не смог обманывать меня так долго! Ты мог бы сразу мне всё рассказать – как только мы оказались в Анагории! А я-то, дурочка, еще ругала себя, что втянула тебя в эту историю!

– Да выслушай же ты меня, наконец! – он направил коня прямо к ней. – Позволь мне всё тебе рассказать, а уже потом решай, хочешь ли ты вернуться домой.

– Не приближайся ко мне! – закричала она.

– Хорошо, хорошо, – он отъехал на несколько метров. – Давай развернем лошадей и просто поедем во дворец. Обещаю, я не буду препятствовать тебе, если ты всё-таки решишь уехать из Анагории. Но дай мне полчаса, чтобы попытаться всё исправить!

Его глаза горели лихорадочным огнем. Похоже, он всё еще чувствовал себя неважно.

– Ладно, – согласилась она, но тут же поставила условие: – только мы поедем в другую сторону. В сторону пещер.

Он тоже не стал спорить:

– Пусть так.

Они поехали рядом, почти касаясь друг друга.

Фернан начал свой рассказ:

– Я вырос в семье обычного герцога. Тогда никто и представить не мог, что король Анагории Антуан – самозванец. Конечно, я знал, что мы с братом – потомки анагорийских королей, но мы считались младшей, ни на что не претендующей ветвью. Мы жили в Лабрадении, где никому не было дела до нашего происхождения. Когда-то мой предок отказался от короны, не испытывая влечения к правлению страной. И я прекрасно его понимаю. Я тоже не хотел быть герцогом. Все эти балы и этикеты казались мне ужасно скучными. Я знал, что где-то далеко, за зеркалами есть другой мир. Мир, в котором нет королей и магии. Зато есть гигантские, похожие на драконов летательные аппараты. И я захотел этот мир посмотреть. Знала бы ты, каких трудов мне стоило пробраться в пещеры! Тогда в Анагорию отправился посол короля Лабрадении, и мне удалось затесаться в его свиту. Немало времени я потратил на поиск зеркальной пещеры. А потом – на подкуп стражи, которая ее охраняла. Заклинание, позволявшее проходить через зеркала, я знал с детства. В нашей семье его заставляли учить каждого ребенка.

Амели снизошла до улыбки.

– И как тебе понравился наш мир? Представляю, как долго тебе пришлось к нему приспосабливаться.

От любопытства она, сама того не заметив, снова перешла на «ты».

– Я был в шоке! – подтвердил Фернан. – У меня было с собой немного драгоценных камней, и я смог продать их. Два года я провел в небольшой горной деревушке неподалеку от Эстена. Работал пастухом. Научился водить машину и пользоваться интернетом. Через интернет и нашел людей, которые оформили мне фальшивые документы.

– И тебе не хотелось вернуться домой? – удивилась Амели.

– Представь себе, нет! Я наслаждался свободой. Я стал писать статьи: сначала – для местных газет, потом – для центральных. Мне понравилось быть обычным человеком. К тому же, я с удивлением обнаружил, что магия действует и в вашем мире. Я не потерял способность превращаться в дракона – только, чтобы осуществить это и никого не напугать, мне приходилось забираться высоко в горы. А потом я купил мотоцикл и уехал на север.

Она задала вопрос, который со вчерашнего вечера не давал ей покоя:

– Когда мы встретились с тобой первый раз, ты уже знал, что я – ведьма?

– Нет, конечно, нет! – воскликнул он. – Но сейчас я думаю, что наша встреча была не случайной. Ведь ты тогда нуждалась во мне, правда?

Она вспомнила ту ночь, что провела одна на улицах Ниццы, и вздрогнула.

– Но ты же должен был почувствовать мою магию? – возмутилась она, но сама же признала: – Хотя, возможно, что и нет. Я тогда сама первый раз ее ощутила, и она, наверно, была еще слишком слаба.

– Наверно, так, – кивнул он. – Я видел в тебе не ведьму, а красивую девушку. Я не почувствовал ничего и тогда, когда, уже в Эстене, мы были вместе ночью.



Ольга Иконникова

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться