Четвертый дракон Амели

13. Кое-что о магии

На следующее утро Амели вновь встретилась с герцогом де Тюренном – чтобы получить экспресс-урок магии. На массивном столе в библиотеке уже лежали несколько толстенных фолиантов – судя по всему, ее учебная литература, которую она должна штудировать в королевском дворце.

– Надеюсь, вы знаете, дитя мое, что существуют четыре магические стихии? – он перешел к лекции, едва поздоровавшись с Амели.

Она кивнула – что-то такое она читала в фэнтезийных романах. Конечно, большой надежностью эти источники не отличались, но где еще она могла прочитать о магии в их полном реализма мире?

– Маг может владеть магией всех четырех стихий, а может – только одной.

– Если маг владеет магией только одной стихии, он – слабый маг? – предположила Амели.

Но герцог отрицательно покачал головой.

– Нет, ваше высочество, это не обязательно так. Я знавал одностихийников, которые своей мощью подавляли любого врага. И знал полностихийников, которые путались в своих способностях. Но в большинстве случаев всё именно так, как вы сказали.

– Это как-то связано с отбором невест?

На сей раз де Тюренн кивнул.

– Как я уже говорил, Анагории сейчас нужны сильные король и королева. А значит, на отборе магические способности невест будут важнее, чем другие качества.

– И что же, принц женится на той, которая окажется более умелой ведьмой, даже если она ему совсем не понравится? – удивилась Амели. – А как же любовь?

Герцог улыбнулся ее наивности.

– Дитя мое, интересы государства важнее личных интересов короля. Поэтому принц должен жениться на той, которая сможет укрепить его власть. Но вполне возможно, что это окажется именно та девушка, которая понравится и ему самому. Но давайте оставим пустые разговоры, ваше высочество, и вернемся к магии. Если на отборе вдруг окажется ведьма, которая владеет магией трех стихий, думаю, выбор его высочества будет предопределен.

– Всего лишь трех стихий? – не поняла Амели. – Но ведь всего стихий четыре! А значит, там может оказаться ведьма-полностихийница.

– Нет, ваше высочество, это маловероятно, – де Тюренн отчего-то покраснел. – В нашем мире стать полностихийницей ведьма может только после того, как она соединится с магом-полностихийником.

Тут он закашлялся и окончательно смутился.

Амели фыркнула. Даже в магическом мире женщина могла стать кем-то только благодаря мужчине! Ну, что за дискриминация?

Рассказывать о процедуре соединения герцог не стал. Да Амели и не спрашивала. Она могла бы сказать де Тюренну, что примерно представляет о чем идет речь, но благоразумно промолчала.

Однако столь щекотливая тема всё-таки побудила ее задать один важный вопрос.

– Ваша светлость, наверно, прежде чем невесту допустят к отбору, она должна будет пройти проверку на …, – она замялась, подыскивая нужно слово.

Но де Тюренн понял ее и так.

– Нет, дитя мое, такая проверка проходит в самом конце отбора. Такие отборы проходили еще в незапамятные времена, и иногда в них принимали участие десятки невест. Это была возможность блеснуть, показать себя. Среди претенденток бывали и те, кто не смог соблюсти невинность, или те, кто терял ее уже в процессе отбора, – лицо старого мага, обычно бледное, стало кумачово-красным. – Да-да, случалось и такое. Но это не мешало девушкам показывать свою красоту и магическую силу в первых турах. Так что проверять будут только ту, которую соберется выбрать принц. Но это не должно вас волновать, дитя мое. Такая проверка не постыдна и не обременительна. Она проводится на магическом кристалле.

На сей раз смутилась и Амели, вспомнив, как пять лет назад провалила такую проверку. Впрочем, она прогнала воспоминания – ее задачей было попасть в королевский дворец, а становиться женой принца она совсем не собиралась.

– А какой магией владеют другие участницы? – поинтересовалась она.

– К сожалению, нам это не известно, – герцог постепенно приходил в себя. – Могу сказать только про мою племянницу – она владеет магией воды. Но даже эта единственная стихия у нее развита настолько плохо, что, боюсь, на отборе ей потребуется ваша помощь. На первом испытании наверняка потребуется проявить свою силу, и я просил бы вас поддержать Элинор. У вас сильная магия, ваше высочество, пусть даже вы и не вполне умеете с ней обращаться. Я положил закладки в книги на тех страницах, которые вам нужно прочесть прежде всего. Вы поймете, что на короткое время вы можете делиться своим магическим потоком с тем, кому вы хотите помочь. Элинор без этого не справится. Впрочем, довольно о моей племяннице! Поговорим о вас. Надеюсь, ваше высочество, вы по-прежнему владеете магией огня? Думаю, для участия в отборе этого будет достаточно.

– Надеюсь, ваша светлость, – скромно потупила взор Амели. – А к какой магии относится способность «заморозки»?

Маг стукнул себя ладонью по лбу.

– Ваше высочество, я совсем выжил из ума! Как я мог забыть про это ваше умение? Это магия воды, дитя мое! – он уже довольно потирал руки. – Две стихии! Великолепно! Только послушайтесь совета старика – на отборе не старайтесь показывать всё и сразу. Пусть соперницы недооценивают вас. Уверен, они будут делать то же самое.

Через два часа Амели уже вновь сидела в карете. На противоположной лавке стоял сундук с книгами. Еще один сундук – с ее нарядами – разместили на заднем приступке кареты. Ее сопровождали несколько стражников, выделенных де Тюренном. Вместе с ними на высоком гнедом коне ехал Фернан, которого Амели назвала своим адъютантом. Интересно, каково ему трястись в седле? Наверно, это не так удобно, как ехать на мотоцикле?



Ольга Иконникова

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться